2 декабря четверг
СЕЙЧАС +1°С

Шершни: настоящее без будущего?

Поделиться

Недалеким будущим Шершневского водохранилища жители Челябинска обеспокоены не только в связи с перспективой строительства вблизи питьевого водоема Томинского ГОКа. Уже сегодня качество воды в Шершнях вызывает множество вопросов, особенно весной, в паводковый период, и осенью, когда возрастает активность сине-зеленых водорослей. Каковы причины снижения качества воды в последние годы в единственном питьевом источнике Челябинска, решаются ли эти проблемы и что ждет Шершни в будущем – об этом говорили участники круглого стола, состоявшегося на 74.ru

Из второй категории в третью

– Хотелось бы знать прежде всего, какого качества вода поступает сегодня в краны жителей Челябинска, Копейска, Коркино, Еманжелинска, Сосновского района, которые пьют из Шершней?

Валентина Аксенова, начальник санитарно-лабораторной службы МУП ПОВВ: Это вода доброкачественная, отвечающая всем требованиям санитарно-эпидемиологических правил и нормативов (СанПиН). Другое дело, как это достается сегодня нашим службам. Техногенная нагрузка на водохранилище из года в год возрастает, и об этом нужно говорить. Часто вода загрязнена не только химически, но и бактериологически. И очень сильно загрязнена. Но наше предприятие, какая бы вода к нам ни поступала, должно ее очистить и доставить потребителю в том качестве, которого требует санитарное законодательство.

Галина Романова, начальник отдела надзора по коммунальной гигиене управления Роспотребнадзора по Челябинской области: Все наше современное законодательство ориентировано на добросовестного производителя и добросовестный контроль. Мы анализируем не только данные производственного контроля, но регулярно осуществляем мониторинг питьевой воды. Стоит отметить, что МУП ПОВВ прикладывает массу усилий, чтобы подавать потребителям доброкачественную воду. Они различными методами борются и с запахами, и с мутностью – все, как положено. Особенно тяжелое время для предприятия – период паводка. Когда вода холодная, процессы очистки идут медленно, несмотря на то, что используются реагенты. И второй пик трудностей для МУП ПОВВ наступает во время цветения воды. Дело в том, что сам водоем – Шершневское водохранилище – по нашим данным становится хуже. Особенно по показателям биологического загрязнения. Сегодня даже зимние воды по биологическому загрязнению не соответствуют гигиеническим нормативам, и очистка воды большим грузом ложится на очистные сооружения предприятия водоснабжения и водоотведения.

– При таком загрязнении водохранилища наверняка возрастают расходы на подготовку воды?

Валентина Аксенова: Я работаю в МУП ПОВВ 18-й год, если сравнивать день сегодняшний с тем, что было еще 10 лет назад, то разница существенная: тогда зимнюю воду мы вообще не очищали, мы ее только обеззараживали – пропускали через фильтры и не тратили реагенты; сегодня очистка воды идет круглогодично. Долгое время наше водохранилище по качеству воды относилось ко второй категории. Последние данные показывают, что Шершневское водохранилище относится к категории 3Б, то есть вода сильно загрязнена.

Надежда Вертяховская, химик, независимый эксперт: Второй год челябинцы отмечают, что у воды из крана появился специфический запах, который напоминает запах дуста. Насколько я понимаю, это результат появления вещества, о котором сегодня много говорят, – геосмина. На это вещество не разработаны нормы ПДК (Предельно допустимые концентрации. – Прим. авт.), опасно ли оно для человека в больших дозах?

Валентина Аксенова

Валентина Аксенова

Поделиться

Валентина Аксенова: Геосмин – это совершенно не ДДТ, хотя по запаху может быть и напоминает дуст. Это вещество не техногенного характера. Геосмин – продукт жизнедеятельности определенных видов сине-зеленых водорослей. А их количество, при большом попадании в Шершневское водохранилище фосфора и других органических соединений, увеличивается. И потому в августе-сентябре появляется такой запах. Совершенно верно, ПДК на это вещество нет, но мы получили заключение международной лаборатории, что геосмин не опасен для жизни и здоровья человека.

Зинаида Кривопалова, представитель Российского института водного хозяйства по Челябинской области: К сожалению, сегодня мы не учитываем гидробиологию воды, а только ее химический состав и микробиологию. Во многих территориях России гидробиологическими исследованиями уже занимаются, это и дает представление о настоящем состоянии водоемов. Начиная с 2013 года, мы ведем разговор о том, что нарастает число проблем с питьевой водой в Челябинске и области.

Зинаида Кривопалова

Зинаида Кривопалова

Поделиться

Меня попросили составить отчет по нашему региону «Инновационные подходы в сфере эксплуатации водохранилищ Челябинской области». Составила. И рассказала о том, что надо делать. Все просмотрели этот отчет, но результата никакого. Сегодня все снова говорят о том, что нет денег на экологические программы, хотя Челябинская область по проблемам экологии занимает 84 место в России, качество воды здесь тоже учитывается.

Кстати, сегодня в нашей стране не скрывают того, что именно проблемы качества воды выходят на первое место. Поэтому нам нужно создавать отдельный совет по качеству воды и объединять усилия всех ведомств и министерств, которые в той или иной степени работают с этой проблемой. Надо серьезно заниматься качеством воды, иначе будет поздно.

Валентина Аксенова: Согласна, гидробиология важна. И у нас на предприятии есть неплохие гидробиологи, но они смотрят только гидробиологию Шершневского водохранилища. В последние годы мы наблюдаем колоссальное преобладание цианобактерий. Вложили деньги по программе «Чистая вода» в очистные сооружения Полетаево, Кулуево, запустили, и они как будто бы работают, но мы четко знаем, когда у них идет сброс совершенно не очищенного стока. Мы его тут же ловим. У нас 18 точек отбора проб от Аргазей до Шершней. Сейчас еще две точки добавили. Мы берем пробы до очистных сооружений Полетаево и после, и сразу видим, когда идет сброс неочищенных стоков. Не говорю, что нарушения систематичны, очистные сооружения работают, но странно работают.

Галина Романова: В прошлом году дважды к нам поступали на это жалобы, и мы проводили отбор проб, но ни разу не обнаружили нарушений.

Владимир Середа, заместитель руководителя Нижне-Обского бассейнового водного управления, начальник отдела водных ресурсов по Челябинской области: Потому что мы опаздываем провести анализы. Вода – очень динамичная система, через 10 минут мы уже не поймаем в ней того, что было раньше. Это надо признать – у нас очень инертная система в смысле контроля и отбора воды.

Сами себе враги

– Не так давно сайт 74.ru опубликовал материал о рисках химического загрязнения Шершневского водохранилища, но, судя по сегодняшнему разговору, водоем страдает не меньше и от биологических загрязнений?

Владимир Середа: Я наблюдаю за Шершневским водохранилищем 38 лет, качество воды по гидрохимическим показателям сильно не меняется, но по микробиологии происходят серьезные изменения. Если взять минерализацию воды и ее компонентный состав, то действительно он несколько поменялся в сторону увеличения нитритов, нитратов, фосфора, аммиака – это те биогенные компоненты, которые провоцируют рост простейших водорослей. Почему это происходит? Потому что мы содержим грязной ту «кружку», из которой пьем. Источником питьевого водоснабжения у нас, по сути дела, являются и Аргазинское водохранилище, и тот «краник», через который вода из Аргазей поступает в Шершни, – это 156 километров реки Миасс.

Владимир Середа

Владимир Середа

Поделиться

Что произошло в последние годы? Водосборные площади Аргазинского водохранилища, зона санитарной охраны – те земли, где раньше были сенокосы и поля зерновых, в последние годы интенсивно застраивались. Сегодня на этих землях мы видим садоводческие товарищества и жилые поселки. Это было законодательно разрешено, потому что земли вокруг озера дорогие, выгодно было их продавать. То же самое происходило вдоль реки Миасс и вокруг Шершневского водохранилища.

Сергей Лихачев, декан факультета экологии ЧелГУ, доктор биологических наук: Согласен, рассматривать систему Шершней в отрыве от Аргазей – глупое занятие, потому что все начинается с Аргазей и Миасса. Не надо забывать и о том, что сегодня в Аргазинском водохранилище проблемные донные отложения, возникшие в результате прорыва карабашского хвостохранилища. Не дай бог, они двинутся в Шершни.

На совете по безопасности при губернаторе области эти проблемы рассматривались. Принято решение о комплексном исследовании водохранилища Аргази, потому что, на самом деле, это бомба замедленного действия. Если говорить о питьевой воде в Челябинске, то круг проблем здесь большой, нельзя ограничиваться только Шершневским водохранилищем. И застройка берегов водохранилищ действительно безобразная.

Владимир Середа: Мало того, что была допущена очень серьезная ошибка, связанная с застройкой берегов, но все эти годы усугублялась еще одна, не менее серьезная проблема – до сих пор в Челябинске нет очистных сооружений для ливневой канализации. А труб, через которые ливневые стоки попадают в Шершневское водохранилище, сегодня 27. И можно представить, что попадает в питьевой водоем из этих труб, какая грязь. Отсюда понятно, почему качество воды в водохранилище изменилось со второй категории на категорию 3Б.

Есть еще один источник загрязнения – свалки. Часто бываю на Тоболе, в республике Казахстан и вижу, насколько чище территории вокруг водоемов там, насколько бережнее они относятся к воде. А у нас все берега замусорены, и весь этот мусор в конечном итоге оказывается в воде. Вся грязь со свалок в Бутаках, Полетаево, Западном, в поселке АМЗ уносится в Шершни. Поэтому наша питьевая «кружка» сегодня такая грязная, всем нам нужно менять менталитет.

Надежда Вертяховская: И самое страшное – не понятно, кто за что отвечает. Ведь разрешение на застройку территорий вокруг питьевых водоемов выдают не Росприроднадзор и не Роспотребнадзор, и не министерство экологии. Я писала об этой проблеме главному санитарному врачу по Челябинской области господину Семенову, и он мне ответил, что не имеет права вмешиваться в вопросы градостроительства. Застроили берега Шершней, Аргазей, и никого не волнует, куда идут стоки поселков Западный, Белый хутор, Залесье и других? Начинаешь задавать вопросы чиновникам, они отправляют в Роспотребнадзор, как будто там волшебники работают – махнули палочкой, и вода в Шершнях стала чистой. Кто-нибудь интересовался, как устроены канализационные стоки в коттеджных поселках? И как владельцы коттеджей используют подземные воды? Получается, что люди вторгаются в подземные источники воды совершенно безграмотно, и никто этого не контролирует. Я, например, хорошо знаю, как строятся такие коттеджные поселки в Белгородской области, – там изначально к территории застройки подводятся водопровод и канализация, а потом идет застройка. У нас все происходит стихийно и бесконтрольно.

– Сегодня на берегах водохранилищ продолжается отвод земель под строительство?

Владислав Коробкин

Владислав Коробкин

Поделиться

Владислав Коробкин, начальник управления охраны окружающей среды министерства экологии Челябинской области: В прошлом году управлением Росреестра по Челябинской области были обозначены границы второго пояса зоны санитарной охраны Шершневского водохранилища, постановлением правительства Челябинской области в 2015 году внесены изменения в положение о памятниках природы Челябинской области, исключающие предоставление новых земельных участков для любых целей в охранной зоне Аргазинского водохранилища. И сегодня участки уже не предоставляются. В части застройки береговой линии водохранилищ проведена инвентаризация земельных участков в 500-метровой зоне, взято на контроль 3539 земельных участков в Сосновском районе, 1311 участков в Челябинском городском округе.

Владимир Середа: Но изъять участки, уже застроенные или отведенные под застройку, сегодня невозможно, закон не имеет обратной силы. Ни один суд не примет иск. Их можно только выкупить. Даже замена права собственности на эти участки на долгосрочное пользование не препятствует строительству как таковому. Даже СанПиНами строительство не запрещено, просто обусловлено соблюдением определенных требований. Единственный путь – контролировать соблюдение собственниками этих требований.

Сергей Лихачев

Сергей Лихачев

Поделиться

Валентина Аксенова: Но сделать это очень сложно. Практически невозможно проверить, как очищаются стоки в частных владениях, с кем заключен договор на их вывоз, если они вывозятся? Что касается многоэтажной жилой застройки, здесь все четко – мы по контракту все вывозим на очистные сооружения. Что касается частного сектора, никто не проверяет, как решается данная проблема там. Контроль практически невозможен, собственник имеет право не пустить проверяющих на свою территорию.

Галина Романова: Поскольку полномочия в последние годы резко поменялись, мы не даем заключений по отводу земельных участков, мы не смотрим проектов строительства, но у нас есть прокуратура. И весь прошлый год мы с прокуратурой занимались рассмотрением жалоб населения. То, что касается канализационных стоков в Шершни, они направлены теперь через 39-й микрорайон. Действительно, канализация, как она предполагалась изначально, не готова. Очистные сооружения не запущены. Несомненно, канализация должна быть построена и очистные для ливневой канализации должны быть.

«Чистая вода» без средств

– Где сегодня обсуждаются эти проблемы, и есть ли специальные программы по защите питьевых водоемов?

Галина Романова: Тема не новая, с 2006 года мы об этом говорим. Вопрос о доброкачественной питьевой воде и предотвращении загрязнения Шершневского водохранилища выносился на Совет безопасности Челябинской области. В результате пришли к выводу, что нам нужна программа «Чистая вода», она была разработана. Однако разработчики программы исходили из наличия финансовых средств, и потому были определены первоочередные мероприятия, направленные на предотвращение загрязнения Шершневского водохранилища. Какое-то время программа финансировалась в том числе и из федерального бюджета, теперь федеральное финансирование остановилось.

Галина Романова

Галина Романова

Поделиться

Владимир Середа: Программа «Чистая вода» в первом приближении, когда ее делали, составляла почти полмиллиарда рублей вложений. Тогда таких денег не дали, в этом году это даже не рассматривается. Для того, чтобы сегодня сделать нормальную насосно-фильтровальную станцию, необходимо до 600-700 миллионов рублей, а очистные сооружения не могут стоить дешевле 250 миллионов. Причем выделять деньги маленькими порциями не имеет смысла, это не эффективно, с чем согласилась рабочая группа. Поэтому в настоящее время часть программы «Чистая вода» будет проводиться за счет средств предприятий, которые этим занимаются. Но для того, чтобы кардинально решать названные проблемы, нужны серьезные инвестиции.

Валентина Аксенова: В конце 2015 года утверждена инвестиционная программа, рассчитанная на три года, в которую, в частности, вошли мероприятия по углеванию воды, что позволит более качественно очистить воду и убрать посторонние запахи. Это мы будем делать.

Владислав Коробкин: В настоящее время также осуществляется проектирование ливневой канализации в поселке Западный, проектная документация проходит процедуру согласования.

Нет такого права

– Понятно, что в ближайшее время серьезных инвестиций в решение этих проблем не будет, при этом грядет еще большая проблема – строительство Томинского ГОКа вблизи Шершневского водохранилища. Что с этим делать?

Сергей Лихачев: Эти вопросы обсуждались и на заседании Общественной палаты города, и на губернаторском совете. Назначен аудит. Поэтому предлагаю обсуждать этот вопрос, когда будут результаты аудита.

Надежда Вертяховская

Надежда Вертяховская

Поделиться

Надежда Вертяховская: А не будет это слишком поздно, как всегда у нас бывает?

Владимир Середа: Надо разделить вопрос: есть Томинский ГОК, который, несомненно, требует аудита. И есть Биргильдинский участок, куда никого нельзя запускать ни в коем случае!

Владислав Коробкин: Дело по Биргильдинскому участку в настоящее время находится на рассмотрении арбитражного суда первой инстанции. То, что Росреестр включил в кадастр сведения о зоне санитарной охраны Биргильдинского участка, должно сыграть определенную роль.

Галина Романова: Мы участвуем в этом судебном споре по Биргильдинскому участку, министерство экологии нас поддержало. Никому не дано права нарушать режим второго санитарного пояса – это однозначно. Никому не разрешено уничтожать там лес, что планируется РМК в большом объеме. К тому же, там планируется изъять большой объем воды и направить его на нужды производства, что тоже не разрешено. Судебные заседания идут, время покажет, как решится этот вопрос.

Вопрос сегодняшнего дня

– Допустим на секундочку, что и вопрос строительства Томинского ГОКа, и спор по использованию Биргильдинского участка будут разрешены в пользу Русской медной компании, что тогда? Есть ли у Челябинска и других названных городов, которые пьют сегодня из Аргазей и Шершней, альтернативные питьевые источники, резервные водоемы?

Сергей Лихачев: Увильды. Хотя об этом говорить не хотелось бы.

Владимир Середа: Альтернативным водоемом остается Долгобродское водохранилище, я об этом говорил. Оно наполнено. Но пока не готов весь тракт подачи воды, обводной канал вокруг Увильдов сделан только на 50%. Правда, в этом году начало работ по завершению обводного канала включено в федеральную программу, средства заложены.

Валентина Аксенова: Опасений, что завтра мы не дадим городу чистой воды, пока нет. Если, конечно же, не будет дополнительного загрязнения Аргазинского и Шершневского водохранилищ. Не могу сказать, что и способность Аргазей к самоочищению исчерпана, она пока высокая. Но обоснованную тревогу вызывает дальнейшее загрязнение, дальнейшая техногенная нагрузка на Шершни и Аргази. Речь идет не только о застройке и использовании земель вокруг водоемов, но и о продолжении любых выбросов на водосборной территории. Это относится к промышленным выбросам в том числе.

И мы, конечно же, озадачивам на этот счет правительство области, администрацию Челябинска, выходим с инвестиционными программами. Нужно менять систему обеззараживания воды, вводить дополнительную очистку в виде угольных сорбентов. Мы ведем поиск новых реагентов, потому что, чем меньше мы льем химии в воду, чтобы очистить ее, тем качественнее вода. Поэтому ищем реагенты, способные малыми дозами дать тот же эффект очистки.

Пять лет назад мы перешли на коагулянты нового поколения. Если раньше в паводковый период, как наиболее сложный, мы просили Роспотребнадзор разрешить нам выдавать нестандартную воду по цветности и мутности (у нас есть такое право), потому что не было возможности очистить холодную воду, то уже пять лет мы не просим об этом, потому что используем реагенты нового поколения и выдаем стандартную воду в самые сложные периоды.

Но успокаиваться нельзя, нельзя также безобразно эксплуатировать каскад питьевых водоемов, как мы это делаем сегодня, нельзя проводить застройку берегов. Нужно вводить инженерные сети в уже построенных поселках, чистить ливневую канализацию. И нельзя говорить, что мы еще десятилетия можем жить спокойно. Нет у нас этих десятилетий, проблемы надо решать сегодня.

Фото: Фото Олега Каргаполова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку