Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

Солдаты гибнут – родные винят офицеров

Две трагедии произошли на чебаркульском полигоне менее чем за четыре месяца. 2 апреля во время тактических занятий боевая машина пехоты насмерть переехала военнослужащего по контракту, 20-летнего рядового Павла Остаповича. Дело в отношении 20-летнего водителя-механика, управлявшего БМП, сейчас передали в суд. Затем 14 июля здесь же во время учений при выстреле гранатомета получил травму головы 23-летний солдат срочной службы Никита Неделько. 2 августа он скончался после двух недель комы. Уголовное дело о нарушении правил обращения с оружием завели на молодого сослуживца срочника, выходца из Одессы Максима Дроздова, написавшего явку с повинной. И в первом, и во втором случае родные погибших солдат просят о минимальном наказании для обвиняемых, считая, что, пока к строгому ответу не начнут привлекать офицеров, нелепые смерти военных в мирное время не прекратятся. Детали – в материале Chelyabinsk.ru.

Смертельный «экзамен» на БМП

Как ранее информировал наш сайт, первая трагедия произошла 2 апреля этого года на чебаркульском полигоне во время учений мотострелкового батальона екатеринбургской войсковой части. Водитель БМП Даниил Сорокин, сдавая задним ходом, пренебрег правилами вождения боевой техники и наехал на стоявшего за машиной сослуживца Павла Остаповича. Тот от полученных травм скончался на месте происшествия.

Из материалов дела следует, что Сорокину предложили стать водителем-механиком БМП 26 марта 2016 года, то есть за неделю до несчастного случая. На предложение командира роты он согласился, хотя понимал, что не умеет ездить на БМП, у него нет даже элементарных навыков вождения. Тем не менее Сорокин твердо решил, что научится и станет хорошим механиком-водителем. В показаниях обвиняемый четко пояснил, что до 2 апреля он ни разу не управлял машиной, на специализированных курсах не обучался, экзаменов не сдавал, зато приобрел теоретические знания, так как ходил в автопарк и изучал учебник по БМП-2: «В нем всё написано и имеются картинки».

1 апреля парень вместе с сослуживцами прибыл на чебаркульский полигон для проведения учений. Утром 2 апреля он получил команду подготовить БМП с бортовым номером 516 к выезду. Именно тогда он впервые фактически оказался за рулем. И уже после отражения атаки условного противника наехал на стоявшего за БМП пулеметчика Павла Остаповича. По показаниям обвиняемого, командир отделения, который должен был находится с ним в БМП и контролировать его действия, фактически находился не на своем месте, контроля не осуществлял.

«Военнослужащий получил травмы, не совместимые с жизнью, в результате наезда боевой машины пехоты в ходе тактических занятий. Командование военного округа совместно с правоохранительными органами проводит проверку соблюдения требований безопасности при проведении занятий и устанавливает все обстоятельства, приведшие к гибели военнослужащего контрактной службы», – рассказали ранее в пресс-службе ЦВО.

«Сорокину предъявлено обвинение по части 2 статьи 350 УК РФ (нарушение правил вождения и эксплуатации боевой техники, повлекшее по неосторожности смерть человека), – рассказал представитель семьи погибшего Алексей Ковалев. – Он полностью признал вину, пояснив, что хотел стать хорошим водителем-механиком, но на момент совершения преступления фактически не обладал навыками управления и не знал правил безопасности, у него никто не принимал экзаменов, его просто посадили за боевую технику и отправили на учения. Получилось как на автодроме в ГИБДД, когда будущие водители изучают различные фигуры вождения и не должны задеть столбики. Только тут в качестве столбика оказался живой человек. Дело направлено в суд. Офицеры были привлечены к дисциплинарной ответственности, но это не та цена за жизнь человека. И пока не начнут наказывать должностных лиц, бардак и смерти не прекратятся».

Мама погибшего Ирина Остапович сегодня просит суд строго не наказывать обвиняемого, она не испытывает к нему никакой ненависти или злости, считая, что он, по большому счету, не виноват. «Этот парень и так наказан на всю жизнь, а вот уроком смерть моего сына ни для кого не станет, – заявила женщина. – Мне очень хочется, чтобы наказали кого-то из командования, потому что хочу, чтобы солдаты, которые пошли служить по своей воле, не умирали в мирное время при таких обстоятельствах, чтобы не гибли просто так. Наказание должны понести командиры, которые, ничему не обучая, садят 20-летних ребят, по сути, мальчишек, за руль опасной техники, дают им боевое оружие. Без прав, без экзаменов. Сын был для меня другом, самым близким человеком, всего хотел добиться сам. Моя душа умерла вместе с ним».

Выстрел из гранатомета

Вторая трагедия произошла в Чебаркуле 14 июля. Призывнику из Омска Никите Неделько 12 июля исполнилось 23 года. В армию он пошел служить по собственному желанию после окончания университета, где отучился на юриста. Новобранца, двухметрового спортсмена (Никита – мастер спорта по фитнесу. – Прим. автора) сначала отправили на полгода в учебку в еланский гарнизон, а два месяца назад перевели в комендантский полк войсковой части №89547 с дислокацией в чебаркульском гарнизоне.

14 июля командование части организовало ночные стрельбы, в том числе из гранатометов. Во время учений парень получил серьезную черепно-мозговую травму. Сначала его госпитализировали в городскую больницу, затем перевезли санавиацией в Екатеринбург. Две недели солдат находился в коме на искусственной вентиляции легких. Во вторник, 2 августа, он скончался.

Корреспондент Chelyabinsk.ru пытался получить комментарий ГВСУ СКР, однако представители ведомств на звонки не ответили.

«Нам сообщили обо всем лишь 15 июля, мы сразу на машине выехали в Чебаркуль, – рассказал отец погибшего срочника Юрий Неделько. – Рассматривалось три версии трагедии: взрыв гранаты, произведенный военнослужащим из другого расчета рядом с сыном, нарушение правил стрельбы со стороны самого сына и удар от обратной волны после выстрела сослуживца Никиты, стоявшего с ним в одном расчете. В результате следствие остановилось на третьей версии, так как сослуживец сына, молодой выходец из Одессы Максим Дроздов, якобы пришел и подписал явку с повинной: будто он вместо команды “лежать”, услышал команду “стрелять” и выстрелил, и обратной волной от взрыва поразило сына. Мы не верим в эту версию, просто для командования она сама простая: все списать на молодого парня, по явке с повинной с ним могли и “поработать”, пообещав, что строгого наказания не будет».

Юрий Неделько пояснил, что при поражении обратной волной на теле его сына должны были быть ожоги, но их нет. Зато в материалах дела говорится о вмятине на каске, которая могла оказаться от разрыва гранаты при первой версии инцидента. «По моим данным, не проводилась ни трассологическая, ни баллистическая экспертизы... А зачем? Раз есть, на кого все списать, – возмущается Юрий Неделько. – В отношении солдата сейчас возбудили уголовное дело по части 2 статьи 349 УК РФ (нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть). Я хочу добиться правды, хочу, чтобы пострадали должностные лица, допустившие такую халатность. Большой вопрос, были ли вообще санкционированы стрельбы, был ли приказ. Почему необученных юнцов вывели стрелять боевым оружием?»

«Как только мы получим доверенность на представление интересов родных погибшего, которая отправлена по почте, включимся в работу, – рассказал представитель правозащитной организации «У военнослужащих тоже есть права» Алексей Ковалев. – Намерены добиться справедливого расследования».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter