17 октября четверг
СЕЙЧАС +5°С

«Буду биться до конца»: у южноуральца, воспитавшего 60 приёмных сыновей, забрали мальчишку

В опеке утверждают, что ничего хорошего ребёнок в этой семье не получит.

Поделиться

Игорь Мотыгин берет на воспитание только сложных мальчишек, у которых мало шансов попасть в семью

Игорь Мотыгин берет на воспитание только сложных мальчишек, у которых мало шансов попасть в семью

В Челябинской области живёт необычный приёмный отец, который воспитал уже 60 мальчишек-сирот. Игорь Мотыгин ведёт образцовое по деревенским меркам хозяйство, и, кажется, дети вполне довольны жизнью с ним. В органах опеки так не думают и предостерегают от поспешных выводов. Одна из чиновниц даже заявила, что мальчикам лучше в интернате. Глава семейства споткнулся на особенно трудном подростке, которого сейчас забрали с его попечения. Мужчина не намерен отказываться от ребёнка и настроен биться до конца. Кто он – кукловод или болеющий душой отец?  Все подробности – в спецрепортаже 74.ru.

Воспитанием сирот Игорь Мотыгин занимается с 1996 года

Воспитанием сирот Игорь Мотыгин занимается с 1996 года

Арифметика жизни

Деревня Нововарламово в Октябрьском районе хоть и маленькая – пять улиц, но на удивление живая. Добротные дома, гуляет школота, есть детский сад. Дом Игоря Мотыгина найти оказалось легко – над ним возвышается российский триколор.

Во дворе встречают все младшие пацаны – интересно же, кто приехал. Им от 10 до 14 лет. Один из них – Дима, он новенький, в семью Игоря Мотыгина попал только в мае. Пока показывали хозяйство, Димка признался, что ехать сюда сначала было страшно, а теперь в интернат совсем не хочет возвращаться. Взахлёб рассказывает, как помогал старшим перетаскивать какую-то кучу. На вопрос, не пугает ли то, что работать надо, ответить ему не дали – перебил 13-летний Андрей.

– Самостоятельными всё равно становиться надо, – веско заявил пацанёнок. – Лучше ведь раньше.

В хозяйстве кролики, свинья, пёс и кошка с котятами

В хозяйстве кролики, свинья, пёс и кошка с котятами

Пластиковые окна, спутниковая антенна, во дворе ВАЗ и старенькие мотоциклы. Парник с огурцами, небольшой огород и поле с картошкой. Тут же кролики и большая свинья, которую осенью пустят под нож. Кур пытались развести, но не вышло. Сначала купили 20 штук за 12 тысяч рублей, но они все подохли. Потом решились взять ещё столько же. Но их загрызли – то ли лиса, то ли ласка забралась во двор.

– Они прям все лежали. Всё лиса, лиса их! – взбудораженно описывают мальчишки.

Выходим к картофельному полю, видим молодого крепкого парня, который подтягивается на турнике.

– Это Боря, ему уже 19, он в Копейске в колледже учится, но сюда приезжает, – рассказывает Игорь Анатольевич.

Борис вежливо здоровается и по просьбе фотокора, смущаясь, подтягивается ещё пару раз «на камеру». Младшие тут же лезут на перекладину следом за ним.

Игорь Мотыгин рассказывает, что им никто не помогает. Живут только на официальные выплаты, положенные приёмной семье.

«Выпускник» Борис часто приезжает к приёмному отцу

«Выпускник» Борис часто приезжает к приёмному отцу

– У нас одна из самых бедных областей по зарплатам в приёмных семьях, – сетует он. – Я получаю 22 тысячи рублей. А ведь должны насчитываться и каникулярные, и отпускные, и много чего. Я разговаривал с приёмной семьей из Московской области. Там на девятерых детей, правда, инвалидов, мама получает 130 тысяч рублей. В Ростовской области на такое же число детей зарплата 60-70 тысяч.

Арифметика жизни профессионального отца следующая: зарплата от государства 22 тысячи рублей и пособие на каждого ребёнка по восемь тысяч. Итого в месяц 86 тысяч рублей. На первый взгляд кажется неплохие для деревни деньги. Но это пока не начнёшь считать. На ежедневные покупки в магазине, по словам Мотыгина, уходит порядка полутора тысяч рублей. Мальчишки, ходившие в тот день за продуктами, тут же начинают сыпать цифрами, подтверждая сказанное родителем.

– Хлеб, печенье, колбасу купили, – перебивая друг друга, перечисляют младшие.

Свинью осенью зарежут на мясо

Свинью осенью зарежут на мясо

– В холодное время каждый месяц выходит по 13 тысяч за электричество, потому что электроотопление у нас, – продолжает Игорь Мотыгин. – Каждый сезон на одежду уходит 60-70 тысяч. Я им новое покупаю. Кроссовки могут по несколько пар за сезон стаскать.

Недавно приёмный отец взял в банке кредит на 100 тысяч рублей. Купил новую мебель – два дивана, два кресла, пару двухъярусных кроватей. В доме сделали ремонт, постелили линолеум.

Игорь Мотыгин зарегистрировал ИП. Оформляет договор с лесхозом, получает делянку и заготавливает дрова по заказам жителей округи. Наёмные мужики пилят, мальчишки помогают грузить. А старшие стараются сами что-то зарабатывать, колют дрова за деньги. Так, кстати, заработали на мотоциклы, с которыми теперь постоянно возятся.

Алкоголь в доме под запретом. Зашедшая в гости жена одного из «выпустившихся» сыновей Мотыгина подтверждает, что тут не пьют даже по праздникам.

– Внуков у меня уже даже не знаю сколько, тьма, – смеётся Игорь Анатольевич. – Вот младшего даже в честь меня Игорем назвали.

Димка в семье всего пару месяцев и постоянно улыбается

Димка в семье всего пару месяцев и постоянно улыбается

Привычка сбегать

Брать мальчиков на воспитание Игорь Мотыгин начал в 1996 году, когда у него умерла сестра и на руках остались трое племянников. Тогда мужчина жил в Копейске, начал собирать документы на детей, и ему предложили оформить приёмную семью – зарплату получать, и можно ещё детей на воспитание брать. С женой жизнь не сложилась, развелись, и стал Игорь Мотыгин растить мальчишек из интернатов. Берёт воспитанников только с 10 лет. Растит до совершеннолетия, а потом помогает выбивать у государства жильё – подает иски в суды, чтобы совершеннолетние сироты не ждали положенного по закону годами. На сегодня через семью Мотыгина прошли уже 60 пацанов. Безостановочное воспитание мальчишек не раз вызывало вопросы, приемного отца проверяли и на возможную педофилию, и присматривались, не использует ли детский труд. Но ничего подобного не подтверждалось.

Мотыгин не скрывает, что проблемы есть, и их немало. Все дети, которых он берёт, – трудные, часто с психиатрическими диагнозами, отставанием в развитии, плохо усваивающие школьный материал. Если говорить прямо, то это те мальчишки, у которых практически нет шансов когда-либо попасть в обычную полноценную семью.

Отец уверяет, что старшие заработали на мотоцикл сами – кололи дрова соседям

Отец уверяет, что старшие заработали на мотоцикл сами – кололи дрова соседям

– Да, среди тех, кого я воспитывал, есть судимые, – признаёт Мотыгин. – Их примерно 8%. Но это неплохой процент, детдомовские вот каждый второй-третий судимые. Я своим и в колонии стараюсь помогать, передачки вожу, они должны знать, что не одни. А большинство женятся, семьи заводят. Двое в горячих точках служили, у них награды есть. Ещё один на трубопрокатном заводе в Челябинске работает.

Семь лет назад Мотыгин купил дом в деревне в Нововарламово. По словам мужчины, с местной опекой дела не заладились с самого начала. Ему сразу намекнули – не нужны им на территории сложные подростки. Приёмный отец подозревает, что такой настрой ещё и из-за его активной позиции в вопросах жилья для воспитанников.

Самым трудным из детей Мотыгина до недавнего времени был Валентин, которому сейчас 17 лет. Плохо управляемый парень. Курит, пьёт, совершает мелкие преступления. С ним приёмный отец много раз получал штрафы, но тащит, не отказался. А в мае прошлого года профессиональный родитель взял из челябинского интерната под опеку 13-летнего Влада. Подросток стоял на учёте у нарколога по токсикомании и много раз его клали в психиатрическую больницу, но Мотыгин решил, что справится.

Компьютер в семье один, играют по очереди, по одному часу

Компьютер в семье один, играют по очереди, по одному часу

Проблемы начались тем же летом. За короткий промежуток времени Влад обокрал два дома. Мотыгин считает, что за свою жизнь пацан озлобился на людей и грабил тех, кто его обижает. Например, обчистил дом, хозяйка которого обругала его матом за то, что подросток рвал вишню с веток, свисавших на улицу. По словам отца, после краж Влад признавался в совершённом и показывал, где спрятал похищенные деньги – даже потратить их не успевал. Затем начались побеги из дома и заявления о том, что он не хочет жить с Мотыгиным, что приёмный отец и братья его бьют. Однако каждый раз мальчишка изъявлял желание вернуться обратно. Зимой ситуация стабилизировалась, юноша стал спокойнее, жалоб поступать стало гораздо меньше.

Вода холодная, купаться нельзя, приходится гонять мяч

Вода холодная, купаться нельзя, приходится гонять мяч

С наступлением этого лета побеги возобновились. Последний произошёл в конце июля. По словам Игоря Мотыгина, он сразу позвонил начальнику отдела по делам несовершеннолетних местной полиции Андрею Александрову и сообщил об очередном исчезновении ребёнка. Договорились официальное заявление пока не оформлять, ожидая, что быстро найдут беглеца. Отец поехал колесить по округе в поисках непутёвого мальчишки. Нашли его полицейские уже близ Троицка. Поместили в местный приют и вызвали специалистов опеки Октябрьского района. Им Влад написал заявление, что не хочет жить в семье Мотыгина. На основании этого заявления с приёмного отца сняли опеку над Владом и отправили в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Надежда». Игорь Мотыгин примчался туда.

Эти заявления Влад написал после побега, с разницей в несколько часов

Эти заявления Влад написал после побега, с разницей в несколько часов

– Влад увидел меня из окна, стал кричать: «Папа, забери меня отсюда!» Выбрался из окна на карниз и слез. Сел ко мне в машину, мы никуда не выезжали, я разговаривал с ним, успокаивал, – описал приёмный отец. – А они вызвали полицию, аж три машины приехали, обвинили меня, что я его выкрасть хочу. А мы ведь даже с территории не трогались.

В итоге Мотыгину пришлось уехать, оставив мальчика в приюте. А через пару дней Влад сбежал и оттуда. Прошёл пешком порядка 30 километров и добрался до дома приёмной семьи глубокой ночью. По словам приёмного отца, он помыл мальчишку в бане и положил спать, а сам позвонил в полицию. На следующий день за подростком снова приехала машина со специалистами органов опеки. На этот раз трудного подростка доставили к районному психиатру. Правда, на приём даже не заводили, а взяли направление и сразу повезли в областной психоневрологический диспансер в Челябинске. Там Влад находится по сей день, хотя сразу написал другое заявление – о том, что хочет вернуться в приемную семью.

Валентин демонстративно не желал общаться с журналистами

Валентин демонстративно не желал общаться с журналистами

– Я вожу ему передачки, он видит меня в окно, рыдает. А мне не разрешают с ним даже увидеться, – рассказывает Мотыгин. – Она [начальник районной опеки Татьяна Резевич] мне давно говорила: «Откажись, зачем он тебе такой трудный». А я ей: «А вы бы от своего ребёнка отказались?» Он мой, я буду биться за него до конца.

«Ничего хорошего в этой семье»

В минувший понедельник, 14 августа, приёмный отец отправился в психбольницу вместе с участковым ОМВД Октябрьского района Владимиром Колгановым, надеялся, что хоть с полицейским удастся Влада повидать. Но не пустили. К трудному подростку разрешили зайти только участковому.

– В то время, когда я с него объяснения брал, он говорил: «Заберите меня отсюда». Я спросил у него: «А ты у Мотыгина хочешь проживать?» Он говорит: «Да», – рассказывает 74.ru Владимир Колганов. – На него [отца] одно время стали часто жаловаться из-за детей. Когда взял этого Влада, тот начал творить, проблемы были. Ну, а потом он маленько вроде начал исправляться, жалоб меньше стало поступать. Сейчас и Мотыгин говорит, что Влад в магазин заходит и стал здороваться, спасибо говорить. На другого [приёмного сына] ещё были заявления, но там более-менее нормальная обстановка. Но у опеки и у приюта нашего есть к этой семье вопросы.

Спортзала в деревне нет, отец выкручивается самодельными снарядами

Спортзала в деревне нет, отец выкручивается самодельными снарядами

И действительно, начальник отдела опеки и попечительства администрации Октябрьского района Татьяна Резевич настроена решительно. Она убеждена, что в семье Игоря Мотыгина сложилась нездоровая обстановка.

– Ребёнок сам написал заявление. Второе заявление мне не поступало, где он там писал, что писал, я в глаза не видела. Единственное я знаю, что уже не первый раз ребёнок от него убегает. И уже второй раз он говорит о том, что его бьёт приёмный родитель и старшие братья – приёмные дети, – рассказывает Татьяна Резевич. – У него ещё один опекаемый, с которым он не справляется (имеет в виду 17-летнего Валентина. – Прим. авт.). Игорь Анатольевич давненько на учёте стоит в ПДН.

В доме недавно сделали ремонт, пришлось взять кредит

В доме недавно сделали ремонт, пришлось взять кредит

Не первый случай. Первый раз, когда он сбежал от Мотыгина, тоже писал, что плохо к нему относятся. Тогда с Владом разговаривали, и Игорь Анатольевич, и психологи с ним работали. И он был возвращён. Второй случай (в июле этого года. – Прим.авт.) – нам поступило сообщение, что ребёнок находится в троицком приюте. Игорь Анатольевич не соизволил позвонить ни нам, ни в полицию.

Напомним, приёмный отец утверждает, что уведомил о побеге начальника ПДН Андрея Александрова. Подтвердить или опровергнуть эту информацию 74.ru не удалось – Александров ответил по телефону, что ему необходимо согласовать комментарий с руководством, после чего перестал брать трубку.

Телевизор подвёл, по экрану пошла черная полоса

Телевизор подвёл, по экрану пошла черная полоса

– Влад говорил, что ночевал в кюветах и боялся, что Игорь Анатольевич пойдёт искать его и найдёт, – отмечает Татьяна Резевич. – После произошедшего с Владом проведена была беседа, акт составлен не мной, а сотрудниками троицкого приюта. Я вам даже зачитаю цитату: «...летом подрался с Кириллом Р. (приёмный брат. – Прим. авт), затем у него произошёл конфликт с опекуном. Опекун толкнул его на пол и начал пинать. За минуту опоздания было наказание в виде 10 ударов ремнём по спине от опекуна...»

Начальник отдела опеки считает, что Мотыгин не должен воспитывать Влада и недостаточно занимается остальными детьми.

– Я считаю, что Игорь Анатольевич не справляется с этим ребёнком и возвращать Влада туда не нужно. Думаю, что там ничему хорошему он уже не научится. А вот если бы Влад попал в хорошую действительно семью, его можно было бы занять творчеством, – убеждена чиновница. – Влад очень красиво у нас рисует, его можно было в кружок даже отдать. Игорь Анатольевич не занимается этим совершенно. Ни один ребёнок у него не ходит ни в кружки, ни в секции. Хотя об этом ему неоднократно говорилось. А про Бориса я могу вам сказать, что, когда он в Копейск поступил, стал там учиться, нам характеристики шли, что Игорь Анатольевич им вообще не занимается – ни одного родительского собрания не посетил. Жалобы поступали, что в состоянии опьянения Борис находился.

Про отсутствие творческого воспитания Игорь Мотыгин объяснял тоже. До ближайших сёл с секциями и кружками несколько десятков километров. Ни денег на бензин, ни физической возможности возить туда всех детей нет. По словам приёмного отца, он не раз обращался к администрации с просьбой установить какие-нибудь спортивные снаряды в их деревне, но отклика не получил.

Игорь Мотыгин намерен доказать, что мальчишкам с ним лучше, чем в интернате

Игорь Мотыгин намерен доказать, что мальчишкам с ним лучше, чем в интернате

– По остальным детям дальше будет решаться коллегиально на комиссиях. Семья находится на контроле, – подытоживает Татьяна Резевич. – Я считаю, что оттуда (из интернатов. – Прим. авт.) они могут попасть в более хорошие руки, в более хорошую семью. У нас вот недавно взяли, правда, не мальчика, а 15-летнюю девочку – очень замечательная семья.

В ситуацию уже вмешалась уполномоченный по правам ребенка по Челябинской области Ирина Буторина.

– С началом работы у меня появились вопросы как к опекуну по качеству исполнения обязанностей, так и к органам опеки в части осуществления сопровождения приёмной семьи, – комментирует ситуацию омбудсмен. – Ребёнок нуждается в индивидуальном подходе и постоянном медицинском сопровождении. Каким образом обеспечивались эти условия, предстоит выяснить. В ближайшее время будем проводить проверку по спорным моментам, в том числе в части снятия опеки. По информации, имеющейся в моём распоряжении, приёмный родитель не заявил в органы полиции об уходе приёмного сына, что, на мой взгляд, создавало угрозу жизни и здоровью ребёнка. Сейчас я склоняюсь к тому, что освобождение опекуна от выполнения своих обязанностей не противоречило интересам ребёнка. Но окончательные выводы можно будет сделать исключительно по итогам проверки.

После услышанных мнений осталось ощущение неопределенности: картина жизни семьи, представленная корреспондентам 74.ru в семье Мотыгина – постановочный спектакль для журналистов? Или всё-таки органы опеки проявляют чрезмерное следование букве закона, забывая, что и в родных семьях бывают сложности? Где всё-таки трудным детям лучше – в такой семье или интернатах под опекой специалистов?

Ответ неожиданно дал тот самый Боря, когда приёмный отец собирал пацанов для общего фото. Старшие заартачились, начали отнекиваться. Мотыгин развёл руками и стал усаживать младших. Пришлось пойти к парням и тихонько призвать к совести, напомнить, что отца нужно поддержать, раз он просит. Угрюмо потупились в ответ.

– Так я же уже не воспитанник, – попытался оправдаться 19-летний Боря.

– И это всё, – махнула на дом и Игоря Мотыгина, – уже ничего не значит?

– Вы даже не знаете, сколько это для меня значит, – коротко ответил Боря.

Спустя пару минут трое старших – даже сложный Валентин – двинулись со двора к дому. В итоге на фото оказались все воспитывающиеся сейчас и «выпускник» Боря. Только Влада нет.

Вопрос об опеке над трудным подростком предстоит решить суду, куда уже обратился приёмный отец. Заседание назначено на 23 августа. 74.ru проследит за исходом разбирательства.

Если у вас есть история об интересных людях, живущих на Южном Урале, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7-93-23-00-00-74. Телефон службы новостей 7-0000-74. Не забывайте подписываться на наш канал в Telegram.

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    18 авг 2017 в 09:18

    Эти органы опеки оборзели совсем! Нередко наблюдаю картину-родители,молодые,обдолбанные наркоманы,еле коляску везут,зависают на ходу...И,ничего, органы опеки не шевелятся!А,тут...Мужик столько пацанов поднимает-ТРУДНЫХ!Переходного возраста!!!Воспитывает по-мужски!Проще в детский дом их отправить,там их лучше воспитают!Для тех,кто не в курсе-в детском доме,за детьми такого возраста никто не следит,воспитанием не занимается,уроки не проверяет!О каких то кружках и эстетическом развитии,я вообще-молчу!Дети целыми днями предоставлены сами себе и у них прямой путь-в тюрьму!У меня сын подросток-15 лет!Родной,любимый!И,то,выбешивает своими выходками,периодически!А тут отряд бравых ребят...Органам опеки бы реальными проблемами позаниматься!Помощь семье оказать...

    Гость
    18 авг 2017 в 08:44

    Сейчас такой бизнес в деревнях, взять беспризорников, и доить государство, странно, если крестьянин не умеет выращивать кур, как он может вырастить чужих детей, вот почему на своих детей государство денег не даёт, а только одни поборы, начиная с садика, школы, институт, и т. д. Кружки, летний отдых, всё платное, сейчас дети в интернатах лучше живут, чем в обычных семьях, сам видел.

    Гость
    18 авг 2017 в 08:58

    После прочтения статьи-гордость! Слава Богу,остались еще такие, настоящие Мужчины!!!