Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

Нанотехнологии – и в зубе

С некоторых пор меня мучает вопрос, что это за аппаратик такой с синеньким огоньком, которым мой стоматолог каждый раз светит мне в зуб, и зачем он ему нужен. Любопытство победило во мне всякий здравый смысл...

Поделиться

Поделиться

С некоторых пор меня мучает вопрос, что это за аппаратик такой с синеньким огоньком, которым мой стоматолог каждый раз светит мне в зуб, и зачем он ему нужен. Любопытство победило во мне всякий здравый смысл, и я успела вклинить его в плавный процесс избавления меня от кариеса. Татьяна Сегина не просто обладатель золотых рук, но и ангельского терпения, когда я от страха покрываюсь потом у нее в кресле без каких-либо на то оснований, ответила емко: «Это последний штрих в деле спасения твоего зуба: пока им не посвечу, с пломбировочным материалом можно делать все, что угодно. А уж когда его «засветили», то он твердеет, и потом будет стоять намертво».

От строителя до скульптора

Не знаю, как вам, а мне «повезло» еще в студенчестве: «в рамках медосмотра» обе моих «шестерки» и «семерки» залатали какой-то жуткой смесью с металлическим оттенком. Своей работой врач остался доволен, мол, теперь эти пломбы точно не выпадут, будут стоять как миленькие лет до ста! Они бы и стояли, если бы под каждой со временем не образовался вторичный кариес, который я чуть было не проворонила. В персональной стоматологии «Эскулап», куда я пришла за помощью, на мои «раритеты» сбежался посмотреть весь врачебный состав: давно они не видели таких «черных дыр» да еще в четырех зубах сразу! Я не сержусь на того, кто мне так удружил: дело было при союзе, и можно было о многом только мечтать, не только о хорошей пломбе. Однако процесс избавления от них пришлось разложить на несколько этапов.

«Космические ископаемые» не сдавались: осколки летели во все стороны, благо лицо самой Татьяны было закрыто специальным щитом. Когда лечили первого страдальца, то я обратила внимание, что медсестра постоянно светит мне в зуб вот этим самым огоньком, закрываясь оранжевым прозрачным экраном, а врач при этом отворачивается. На всякий случай я тоже закрывала глаза, хотя и они были защищены очками. Потом стала вспоминать, что другие врачи так не делают, и тогда решила все-таки спросить, в чем же дело.

«Мы используем в своей работе композиты – специальный светоотверждаемый материал, последнее достижение нанотехнологий, – рассказывает мне Татьяна. – Благодаря ему и, собственно, вот этому синему свету современная стоматология шагнула очень-очень далеко вперед. У врачей появилась возможность делать прямую реставрацию зуба в полости рта пациента. Раньше в твоем случае они могли бы предложить тебе только коронку».

По большому счету современные композиты – даже уже не «пломба» в нашем привычном понимании. Раньше это была, грубо говоря, замазка для дырки в зубе: замешали, зашпаклевали, сверху уровняли с поверхностями и готово. А реставрация предполагает восстановление всех топографических слоев зуба и моделирование его жевательной поверхности, какой она и должна быть от природы. «Ты заметила, что я слой за слоем накладывала разные композиты, повторяющие структуру того природного, его основу, который и должен быть в зубе на этом месте. Затем моя помощница закрепляет каждый слой «волшебным» синим светом, – продолжает Татьяна. – Это более сложный и трудоемкий процесс, даже если объем работы при этом невелик. Нужно владеть не только механическими навыками, но и знать свойства каждого материала, его назначение. По сути даже в маленькой полости при реставрации врач создает в зубе своеобразный многослойный пирог. Не даром такой способ восстановления зуба называют «сэндвич-техникой». Если врач не владеет методиками реставрации, то, конечно, он и вам посоветует поставить коронку. По сути – это первый шаг к безвозвратной потере зуба.

Вверх-вниз, вправо-влево

Я бы не сказала, что такая кропотливость удлиняет процесс лечения. Даже наоборот – все приятно, комфортно и быстро. А кроме того, нет вот этого тошнотворного химического запаха и привкуса во рту, который после визита в стоматологию преследует потом еще весь оставшийся день! Тем более что полость рта мне закрыли раббердамом, так что ничего постороннего и в желудок ко мне не попало. (А при моем гастрите это, знаете ли, существенное преимущество!) Остальные плюсы современной реставрации я оценила значительно позже: прошла пара месяцев, а пломба стояла на месте, несмотря на то, что это был межзубный кариес на боковом зубе, которым я активно перемалывала всю еду и мои любимые грецкие орешки. «Старая» пломба вылетала ровно через две недели: крошилась, попадала на язык, на зубы и норовила мне их сломать. В чем же дело?

«При жевании зуб не стоит на месте, а двигается, – объясняет мне врач-стоматолог того же «Эскулапа» Наталья Шимко. – Его перемещения «вверх-вниз, вправо-влево» незаметны глазу и в чем-то напоминают движения амортизатора. Чтобы при такой нагрузке вся реставрационная конструкция сохранила свою целостность, композиты должны обладать определенной эластичностью. Пока они не затвердели, у врача есть возможность наложить один слой материала на другой таким образом, чтобы учесть и вот эти колебания. Тогда вся сооруженная конструкция будет двигаться вместе с естественными зубными тканями, предупреждая нарушение герметичности и проявление расслоений между реставрацией и основой тканью зуба».

Другими словами, шансов у кариеса обойти уже существующую пломбу и забраться в зуб поглубже маловато, а то и вообще никаких! Очень мне вот это нравиться: что может быть хуже перелечивать один и тот же зуб по два-три раза.

Кроме того, композиты обладают целой линейкой цветовых оттенков, чтобы врач смог подобрать нужный для данного конкретного зуба, и сделать это максимально точно. И тогда никто никогда на глаз не определит, где там во рту своя природная красота, а где воссозданная.

Татьяна и Наталья пообещали мне, что при любом освещении — даже особом клубном - и с течением времени, все отреставрированные ими зубы не потеряют у меня своего первоначального цвета, не потемнеют и не сломаются, как минимум лет 10. «В своей работе мы используем новое поколение светоотверждаемого композита, производства США и Германии, – подчеркивают специалисты «Эскулапа». – Такие пломбы обладают высокой прочностью, рентгеноконтрастностью, цветостабильностью, а также великолепными эстетическими свойствами». «Съесть» отреставрированный зуб тоже не получиться, потому что нанотехнология обеспечивает высокую устойчивость к истиранию и адекватную биосовместимость. Все-таки «химии» в них стало поменьше, чем у «предков», это уж точно. «А нам тоже удобно, – говорит Татьяна. – Материал не липнет к инструменту и сохраняет нужное время свою мягкость и эластичность, что экономит и нам, и нашим пациентам нервы, время и деньги».

Поделиться

Персональная стоматология «Эскулап»
Адрес: г. Челябинск, пр. Победы, 177;
Тел. (351) 790-93-02, 791-21-36;
Сайт:

Lechimzuby.ru

Реклама

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter