9 декабря четверг
СЕЙЧАС -9°С

Семейное счастье Светланы Абдурахмановой: «Адик не всегда знает, что я с ним развожусь»

Поделиться

На 74.ru стартует проект о человеческих отношениях, в котором жены известных челябинцев рассказывают о своем семейном счастье. Первые герои проекта — семья дирижера камерного оркестра «Классика», заслуженного артиста России Адика Абдурахманова, которому 16 января исполняется 55 лет. 35 из них он женат на Светлане Абдурахмановой, преподавателе математики в челябинском лицее №102. О том, как научиться в 20 лет поступать по-взрослому и умеют ли заслуженные артисты забивать гвозди, читайте в первом выпуске проекта.

Поделиться

Они давно не заглядывали в свой семейный альбом

– Светлана, когда вы познакомились с Адиком, он сразу показался вам особенным, гениальным?

Светлана: Да-да-да, он таким и был. Очень хорошо играл на флейте! И я ему говорила: «Когда стану взрослой, то своим детям буду рассказывать, что с этим знаменитым профессором мы вместе учились». (Смеется.) Уже тогда я была уверена, что он станет известным музыкантом.

Поделиться

– Вы даете своим взрослым сыновьям советы, как сохранить семью?

Светлана: Если бы существовал некий правильный закон для этого…

Адик: Считаю, правы те, кто говорит, что спустя 10-15 лет ты по-настоящему понимаешь, что любишь человека, который рядом с тобой. У меня так и было – я понял, что люблю свою жену и по-настоящему счастлив, именно спустя 10 лет или больше. Вначале был горб ответственности, что у меня маленькие дети, что надо их вырастить. При этом конфликты иногда вызывали вопросы: а надо ли все это терпеть? К тому же брат мне часто говорил, что я рано женился, что надо было делать карьеру в Петербурге, а не возвращаться в Челябинск. Но сегодня я понимаю, что дирижером в Петербурге я бы не стал. Когда приезжаю в Питер и встречаюсь со своими друзьями, которые до сих пор играют в оркестре, понимаю, что у них внутри что-то выжжено, высохла та смазка, позволяющая идти дальше и дальше, к новому. У них осталось только ремесло. А мне нельзя останавливаться, у меня оркестр. Дирижер – уже не винтик оркестра или ансамбля, он – настройщик всего механизма.

Поделиться

– Светлана, трудно не ревновать мужа, который все время окружен женщинами?

Светлана: Я считаю, что ревновать вообще полагается.

Адик: Это у нас большая проблема, потому что в оркестре действительно много женщин. (Смеется.) А когда я работал дирижером в оперном театре, то после балетных спектаклей танцовщицы прибегали благодарить дирижера в одних колготках, у балетных в этом плане нет комплексов, они с детства к этому привыкли. Они прибегают, а тут жена! Она в шоке! Поэтому я сказал балеринам: «Так, если кто-то прибегает после спектакля благодарить, то делает это на расстоянии вытянутой руки! Ближе не подходить»! (Смеется.)

Поделиться

Адик и Светлана познакомились в музыкальном училище

– Светлана, когда вы успокоились и поняли, что Адик любит только вас?

Светлана: Я не успокоилась. Мысленно я и теперь иногда развожусь с мужем, когда сильно на него обижаюсь. Поскольку я математик, то сразу рисую план: взять такие-то документы; собрать эти и эти вещи; решить, куда ухожу и когда подам заявление на развод... Сейчас, кстати, это можно сделать в электронном виде. (Смеется.) Но Адик не всегда знает, что я с ним развожусь.

Поделиться

Они еще не знают, что впереди десятилетия сложной и счастливой семейной жизни

Адик: Ревность либо есть, либо ее нет в природе женщины и мужчины. Это данность. В юности я думал, что Светлана способна меня убить. (Улыбается.) Но одновременно я всегда понимал: с хорошей женой, а у меня хорошая жена, и горе в полгоря, а счастье вдвойне.

Светлана: Но долго молчать, когда обиделась, я не могу. Эмоции надо выплескивать, нельзя все носить в себе. Я считаю, если муж и жена поссорились, то после того как буря уляжется, нужно сесть и все обсудить. Мы так и делаем, никогда не оставляем обиду неразрешенной.

Поделиться

– Адик берет вас с собой на гастроли?

Светлана: Один раз взял, когда были гастроли в Сочи. В этом году обещал взять в Китай, но…

Адик: Если честно, то в большом коллективе лучше этого не делать. Даже если ты все оплачиваешь сам, пересудов не избежать. Не все поверят. К тому же неприятно говорить, что ты за свои деньги купил билет жене, что сам оплатил гостиницу и так далее… как будто в чем-то оправдываешься.

Светлана: Но отпуск принадлежит нам. Когда позволяли средства, мы ездили отдыхать в Турцию, в Испанию. Прошлым летом были в Петербурге. А в выходные катаемся на горных лыжах. Я всех поставила на лыжи – и Адика, и сыновей, и родственников. Мы получаем от этого огромное удовольствие.

Поделиться

Трое – уже большая семья

– На всех концертах Адика бываете?

Светлана: Почти на всех. Первые его дирижерские опыты пережиты всей семьей. Я и сыновья за ним наблюдали с тревогой и любовью. Параллельно я открывала в нем черты руководителя – оказалось, он может жестко оппонировать своему собеседнику. И, конечно же, я порой не люблю его музыкантов, потому что все они его мучают! (Смеется.)

– Сегодня Адик добился большого успеха, если говорить о его учениках, об оркестре «Классика», о гастролях и проектах, но он все время ищет новых трудностей – у него появился, например, детский оркестр «Молодая классика». Вы пытаетесь его остановить, напомнить о том, что надо думать о себе, о здоровье, о семье?

Светлана: Я пыталась его убедить, что дети – это огромная ответственность, что ему придется много работать с детским оркестром, что нужно больше отдыхать... Но потом я поняла, что мои «ду-ду-ду» ни к чему не приведут, он сделает так, как решил сам. Так всегда происходит.

Поделиться

Семья Абдурахмановых всегда любила лыжные прогулки

– Вас не преследует чувство, что не сделали той карьеры, которую могли бы сделать, потому что карьеру делал ваш муж?

Светлана: Нет, потому что я люблю свою работу, смею думать, что я хороший педагог. Кстати, я преподаю математику в школе, где когда-то учился Адик. (Смеется.)

– А почему все-таки оставили музыку?

Светлана: То, что попала не туда, поняла уже на первом курсе музыкального училища, но поскольку я человек с амбициями, то довела и это дело до результата – получила диплом. Хотя надо было сразу уходить и поступать на математику в педуниверситет, что я потом и сделала.

Поделиться

В новогодние праздники семья Абдурахмановых обязательно бывала на главной площади города

– Учились заочно?

Светлана: Да, и мне все помогали – и моя мама, и мама Адика. У нас к тому времени уже родился второй сын Артем. Но в том, что я защитила диплом, – заслуга Адика. В 1990-е годы, когда надо было сдавать госы и защищать диплом, ситуация в школах была настолько тяжелой, что я решила уйти. Зачем же тогда диплом учителя? Но Адик заставил меня выйти на последнюю сессию. Он сказал: «Получишь диплом, положишь на полку и делай, что хочешь». Я счастлива, что услышала его, ведь потом вернулась в школу и очень люблю свою работу.

Поделиться

– Вы стали мужем и женой, когда вам было по 20 лет. Для того времени это в самый раз?

Светлана: Своим детям я иногда говорю, что в 20 лет мы были очень взрослыми, мы принимали взрослые решения и вели себя по-взрослому. Мы женились, когда Адик окончил первый курс Петербургской консерватории, а я – Челябинское музыкальное училище. Отработав год в Челябинске (без этого было никак), я собрала чемодан и уехала в Питер. Устроилась на работу учителем музыки в обычную общеобразовательную школу в Лебяжьем (пригород Петербурга), мне даже дали прописку.

Адик: Из консерватории я ехал до Балтийского вокзала, потом на электричке – до Лебяжьего, а утром проделывал весь этот путь в обратном направлении. И так каждый день. Но все воспринималось как данность. Сейчас, наверное, это просто невозможно. Молодые люди часто задают вопрос: «Зачем это надо»?

Светлана: Там родился наш первый сын Дима, он часто болел, и пришлось вернуться в Челябинск. Адик в это время служил в армии в Петербурге.

Поделиться

– Без него было тяжело?

Светлана: Не то слово, но мы каждый день писали друг другу письма. Они сохранились. Это целый роман в письмах.

– Вам приходилось когда-нибудь ссориться из-за недостатка денег в семье?

Адик: У меня был знакомый, который говорил: «В Челябинске многие зарабатывают больше меня, но достаточно много и тех, которые зарабатывают меньше меня». Конечно, мы не шиковали, но я работал в оперном театре и по совместительству преподавал в музыкальной школе и музучилище. Кстати, преподавать я начал потому, что между репетициями в театре не успевал съездить домой – на Сельмаш. Чтобы не терять времени даром, начал преподавать, поэтому из дома я уходил в 8 или 9 утра и возвращался в 10-11 вечера.

Поделиться

Первые годы – это огромный груз ответственности

– Насколько я знаю, вы много лет жили в одной квартире с родителями, своей не было. Довольно часто молодые семьи не выдерживают подобных испытаний бытом, как вам удалось выйти из всего этого победителями?

Светлана: Конечно же, ссоры были. Но я никогда не обвиняла Адика в том, что он не может добиться квартиры. Одно время мы жили в Ленинском районе, в старом доме, где замерзала вода в трубах, где дверь подъезда за ночь заносило снегом, и утром приходилось откапываться. Был такой случай – перегорела в нашей комнате лампочка, мы ввернули другую – не горит. Вызвали электрика из ЖЭКа, говорим: «У нас света нет». Оказалось, просто не до конца вкрутили лампочку. (Смеется.)

– А сегодня дирижер оркестра может вбить гвоздь в стену?

Светлана: Однажды он решил отремонтировать утюг, изучил инструкцию, что-то соединил, включил утюг…(Смеется.) Перегорели и утюг, и телевизор.

Адик: Мне лучше ничего этого не делать, у меня кроме музыки ничего не выходит.

Поделиться

Наш разговор с Адиком Абдурахмановым и его женой о тонкостях семейной жизни – начало нового проекта на 74.ru. Интервью с самыми известными семейными парами Челябинска мы будем публиковать каждую среду. Оставайтесь в теме.

Фото: Фото Людмилы Ковалевой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку