Бизнес

Алексей Пивоваров, председатель правления Южно-Уральской аудиторской палаты: «В сфере современного аудита время волков-одиночек прошло!»

Сегодня челябинские аудиторы сотрудничают и с небольшими организациями, и с достаточно мощными предприятиямиНаши фирмы, являясь членами аудиторской палаты России, аккредитованы при МинфинеВстречаются организации, которые за очень небольшие деньги готовы д

Прошло уже то время, когда слово «аудитор» воспринималось многими как нечто незнакомое, как понятие, свойственное сугубо Западу. Россия, и Челябинская область, стремительно развиваются в рыночном плане, а механизмы рынка однозначно предполагают наличие в деятельности любой фирмы регулярных аудиторских проверок. Бизнесмены не только познакомились с аудиторами, но и поняли их необходимость для дальнейшего условия развития собственного дела. Социализм – это учет, писал Ленин, но в таком случае, капитализм – это учет вдвойне. А разобраться в тонкостях бухгалтерского учета и налогообложения без помощи независимого и квалифицированного аудитора сегодня просто невозможно.

И все же на Южном Урале аудит еще очень молод. В Европе некоторые аудиторские фирмы имеют историю в несколько (!) веков, у нас же старейшая в Челябинской области аудиторская компания «АЭДИС» в этом году отметит тринадцатилетие. И то, по сравнению с другими, это очень много. Все эти годы компания «АЭДИС» работала под руководством Алексея Пивоварова, человека, собственно, с которого во многом и начинался аудит в нашем регионе. Примечательно, что г-н Пивоваров сегодня возглавляет и авторитетную общественную организацию – Южно-Уральскую палату аудиторов. Что сегодня происходит на местном рынке аудита? Каковы тенденции и новые веяния? Куда развиваться челябинскому аудиту и как строить свои отношения с клиентами, с представителями власти, друг с другом? На все эти вопросы корреспонденту сайта 74.RU ответил сам Алексей Пивоваров.

- Ваша фирма «АЭДИС» стояла буквально у истоков проведения аудита на Южного Урала…

- Да, это была первая аудиторская фирма в Челябинской области, действующая с октября 1991 года.

- Кем она была создана?

- Первая челябинская аудиторская фирма была создана тремя юридическими лицами. Ее учредителями стали Челябинская универсальная биржа (Эдуард Теняков), облисполком Челябинской области (председателем был Петр Сумин, но нашими делами занимался его заместитель) и Союз арендаторов и предпринимателей Южного Урала, возглавлял который Александр Кушнарь, сейчас он работает в Москве, в Счетной палате. С ним, кстати, случай тогда получился почти анекдотический.

Когда в 1991 году мы вышли на него с предложением стать учредителем аудиторской фирмы, он ответил отказом. Ребята, говорит, я только что вернулся из Москвы, был в Минфине, в других ведомствах, забудьте слово «аудит» еще лет на пять, это блеф и суета, до которой мы еще не доросли. Через несколько месяцев Кушнаря убедили, что он не прав, он подписал учредительный договор. И в итоге стал сейчас… аудитором Счетной палаты в ранге федерального министра, база тех наших разговоров послужила для господина Кушнаря основой всей его столичной карьеры.

А первым клиентом нашей фирмы был банк Комчуббанк - коммерческий банк Челябинской универсальной биржи. Со временем, с учредителями «АЭДИСА» произошли изменения, и сегодня это частная аудиторская компания, учредителями которой являются три физических лица.

- Есть разница в работе аудиторов начала 90-х и сегодняшнего дня?

- Очень разительная разница между тем состоянием, в котором начиналась эта работа, и той ситуацией, в какой сейчас находится аудиторское сообщество Южного Урала. Отличие, во-первых, в масштабах работы, которая сегодня проводится аудиторами. В начале 90-х годов небольшие аудиторские компании Челябинска работали в основном с небольшими и совсем маленькими коммерческими структурами. Это были структуры, которые интересовались состоянием бухгалтерского учета. Причина обращения к аудитору, чаще всего была банальной - смена главного бухгалтера, в связи с чем руководитель коммерческой структуры предполагал узнать ситуацию с бухгалтерским учетом и налогообложением у него в фирме.

Со временем, резко расширилось количество аудиторских фирм. Если в 91-93 годах, их было около 8-10 по всей Челябинской области, то в настоящее время на Южном Урале существует порядка 80 аудиторских организаций, работающих по области и даже за ее пределами. В настоящее время клиентами аудиторских фирм являются достаточно крупные промышленные предприятия: ЧТПЗ, ЧЭМК, «Станкомаш», ЧТЗ и так далее. Все логично, ведь в середине 90-х годов появилось постановление правительства России, которое просто обязывает крупные производственные предприятия проводить у себя аудиторские проверки. Так что на сегодня челябинские аудиторы продолжают сотрудничать и с небольшими организациями, и с достаточно мощными предприятиями. Спектр самый различный.

- Вы возглавляете Южно-Уральскую аудиторскую палату. Зачем и для чего она создана? Ее цели и задачи?

- Южно-Уральская аудиторская палата была создана в 1995 году усилиями двенадцати аудиторских фирм. Сейчас число участников нашего некоммерческого партнерства превышает 60 аудиторских организаций. Цели и задачи? Сама профессия аудитора достаточно специфична. И с учетом того, что мы одновременно являемся коллегами, и в то же время, в хорошем смысле этого слова, конкурентами, нам нужен круг общения, нужен обмен опытом работы. При палате созданы несколько комиссий, которые работают по отдельным направлениям: по бухгалтерскому учету и аудиту, например, по работе с физическими лицами. Сегодня наиболее остро встает вопрос качества проведения аудиторских проверок. Поэтому в палате утверждены определенные стандарты аудиторской деятельности, которые все входящие в палату фирмы в своей деятельности должны в полной мере использовать.

- А это помогает осуществлять контроль за качеством аудита?

- В определенной степени. Дело в том, что сегодня и законодательная и нормативная база значительно ужесточились. Если раньше аудиторы руководствовались в своей деятельности собственными понятиями определенной этики и качества проведения аудиторской проверки, то сегодня деятельность аудиторов достаточно четко регламентируется. Создан определенный перечень стандартов, обязательных для проведения аудиторских проверок. И мы тоже создали в прошлом году комиссию по контролю за качеством проведения аудиторских проверок.

23 апреля мы, с приглашением работников и представителей аудиторской палаты России, планируем провести на территории Челябинска семинар, посвященный качеству проведения аудиторских проверок, внешнему и внутреннему контролю качества работы аудиторских компаний в ходе проверок. Потому что рынок аудиторских услуг очень разнообразен, и даже в настоящее время встречаются организации, которые за очень небольшие деньги готовы дать ЛЮБОЕ заключение, не вдаваясь глубоко в проверку. Чтобы избежать таких инцидентов со стороны членов палаты, как раз созданы и эти комиссии, и мы готовимся к проведению достаточно серьезного семинара.

- Если комиссия решит, что один из членов палаты работает некачественно, то к нему будут применены какие-то карательные санкции? Он будет изгнан из палаты?

- Во-первых, если организация, входящая в палату, сделала ошибку неумышленно, то ей будет предложено исправить ситуацию. Если же человек такую проблему создал совершенно сознательно, то в принципе мы будем иметь возможность обратиться в аудиторскую палату России и в тот департамент организации аудиторской деятельности, который существовал в Министерстве финансов. И в принципе, возможна ситуация вплоть до обращения в Минфин с предложением об отзыве лицензии у проштрафившейся фирмы.

- Вам не кажется, что вы тем самым убираете опасных конкурентов?

- Нет, не кажется, потому что подобных инцидентов, к счастью, не очень много, а во-вторых, специалисты палаты достаточно взвешенно подойдут к этому вопросу и не допустят навязывания своего мнения. И это не будут «разборки местного уровня», к возникшей ситуации подключатся специалисты аудиторской палаты России.

- У вас есть с ней постоянная связь?

- Да, совершенно верно. В 1995 году мы стали учредителями этой палаты, и сегодня около 50 наших организаций и фирм являются ее членами. Аудиторская палата России – одна из немногих общественных организаций, имеющая постоянную аккредитацию при Министерстве финансов России. То есть по сути, теперь наши фирмы, являясь членами аудиторской палаты России, аккредитованы при Минфине.

- Это дает вам какие–то выгоды?

- Это дает нам возможность работать с федеральными государственными унитарными предприятиями и муниципальными предприятиями, в уставном капитале которых 25 и более процентов составляет доля государства. Более того, наши члены правления с января прошлого года имеют право принимать участие в заседаниях конкурсных комиссий по отбору аудиторских компаний для проверки федеральных государственных унитарных предприятий, областных государственных унитарных предприятий. Только в прошлом году лично я участвовал в 25 заседаниях конкурсных комиссий. Наши аудиторы принимают участие в выборе аудитора для государственных структур.

- Можно предположить, что Южно-Уральская аудиторская палата - это своего рода лоббистский проект. Что вы объединились для того, что бы лоббировать свои интересы?

- В хорошем смысле этого слова, наверное, да. Дело в том, что мы проводили и проводим конференции и семинары, выстраиваем определенную линию с нашей городской и областной властью. Но не только мы. Сегодня в Челябинске существуют филиалы других общественных аудиторских организаций. И мы придерживаемся политики партнерских отношений со всеми общественными организациями, и даже фирмами, не входящими в состав аудиторской палаты.

- То есть, если какая-то аудиторская фирма не вошла в палату, она для вас не зачеркнута?

- Конечно, нет. Дело в том, что мы все друг друга хорошо знаем, особенно те аудиторские фирмы, те организации, которые были созданы в начале 90-х годов. Сегодня рынок аудита в области достаточно открыт. Но, я считаю, что он в чем-то обделен в части общения, и если мы проводим какие-то семинары, то на них мы будем приглашать всех аудиторов, вне зависимости от того входит фирма в нашу палату или нет. Единственное различие - ценовой разбег между не входящим в палату и членами палаты будет несколько иной.

- Есть мнение, что объединяться в общественную организацию - это удел слабых. Ваш комментарий?

- Нет, я не думаю, что это удел слабых. Скорее, наоборот, наша палата - удел достаточно серьезных организаций. В сфере современного аудита на Южном Урале время волков-одиночек прошло. Как показывает мировая аудиторская практика, наиболее сильные и мощные аудиторские компании объединены в общественные организации. Во всех цивилизованных странах, и в Германии, и во Франции, и в Англии существуют подобные объединения аудиторов или бухгалтеров. За последние двенадцать лет Россия очень быстро учится тому положительному опыту, который существует у зарубежных стран, и применительно к нашей российской специфике пытается эту ситуацию реализовать. И кое-какие вопросы успешно решаются.

- Давайте поговорим о коррупции... Коррупция среди аудиторов возможна? В частности, говорят, что не совсем честно была проведена аудиторская проверка челябинских гостиниц «Южный Урал», «Омская» и «Малахит», что дало повод отнять эти отели у прежнего собственника…

- Откровенно говоря, такая ситуация, к сожалению, возможна. Касаясь того примера, о котором вы говорите, я думаю, что здесь аудиторы вообще должны быть ни при чем. Потому что вопрос-то заключается в оценке того имущественного комплекса, который был приобретен, а это уже удел других специализированных организаций – оценочных фирм. И если аудиторы взяли на себя смелость оценить эту проблему, я считаю, во-первых, может это не совсем корректно. Потому что если вернуться к самому определению аудита - это в переводе на русский язык значит «проверка достоверности бухгалтерской отчетности». В деле о «трех гостиницах» аудиторы взяли на себя определенный тяжелый груз, который неоднозначен, потому что тот же собственник отелей может привлечь другую оценочную фирму или другую аудиторскую фирму, занимающуюся оценкой, и попросить дать экспертную оценку тех материалов, которые сегодня берутся за основу. И потом предоставить эти материалы, если потребуется, в судебном заседании.

- То есть в борьбе против «грязных технологий» и коррупции в аудите вполне применимы чисто рыночные механизмы?

- Безусловно!

- Ваше кредо аудитора? Каким должен быть аудитор – «чистым» оценщиком состояния бухгалтерского учета или человеком, дающим советы?

- Кроме, как вы выразились, «чисто оценки», у аудитора более широкое поле деятельности. Во-первых, он должен, естественно, провести аудиторскую проверку, проверить достоверность бухгалтерской отчетности и высказать свое мнение. Но я считаю, что его задача более широкая. Не просто подсказать, а, выявив определенные недостатки, недоработки при ведении бухгалтерского отчета и налогообложения, высказать свои соображения по устранению возможных проблем, дать какие-то рекомендательные советы и проконсультировать по итогам работы.

Другое дело, что сам заказчик – руководитель фирмы, бухгалтер или финансовый директор может не принять мнение аудитора, сказать: «Вы высказали свое соображение, а я думаю, что все делаю правильно». В таком случае ответственность аудиторской компании минимизируется. Если заказчики берут на себя такую ответственность, это их право.

Аудитор, я считаю, должен быть НЕФОРМАЛЬНЫМ ПРОВЕРЯЮЩИМ. Потому что, например, аудиторы оказывают не только аудиторские услуги, они могут проводить оценку и бизнеса и имущественного комплекса, и могут консультировать. Они могут вести бухгалтерский учет на небольших предприятиях, они могут проводить анализ финансового состояния предприятия, могут участвовать в проведении инвентаризации предприятий, которые находятся на различных стадиях процедуры банкротства. То есть аудиторы, которые сегодня остановились в этом направлении, и оказывают услуги «чистых проверок бухучета», опаздывают за временем.

- А если аудитор совершит ошибку? Ведь предприятие страхуется от аудиторских ошибок, но я не знаю еще ни одного примера, чтобы с аудитора, совершившего ошибку, по страховке кто-то что-то получил…

- Это можно сделать только через суд. К сожалению или к счастью в большей степени, в Челябинской области я тоже такого примера привести не могу.

- Потому что аудиторы хорошо работают или потому что система плоха?

- Я думаю, что в большей степени качество аудиторских проверок растет и улучшается.

- Если, допустим, к вам, как к руководителю палаты, придет замдиректора по финансам какого-то предприятия и скажет, что аудитор, входящий в вашу палату, напортачил и фирма понесла какие-то убытки. Вы сможете разобраться?

- При палате создан третейский суд, который возглавляют достаточно крупные адвокаты. И в случае конкретного обращения по участнику палаты, я думаю, мы сможем нормально разобраться. За все время работы палаты мы рассмотрели всего один случай, и то это было четыре года назад…

- А что произошло?

- Дело заключалось в том, что заказчик не был согласен с выводами, которые представила аудиторская компания. Была создана комиссия, куда вошли представители третейского суда, и в определенной степени замечания аудиторов мы подтвердили.

- Поддержали своих?

- Не поддержали своих! В чем-то мы не согласились с мнением аудиторской компании, но по самым крупным вопросам, в общем-то посчитали, что они толково и разумно подошли к проверке и предупредили заказчика о возможных последствиях.

- Существуют ли между аудиторами и властью какие-то отношения или у вас работа идет своим ходом, а у чиновников своим?

- В течение всего периода существования и палаты, и аудиторских фирм мы всегда старались работать в определенном контакте с органами власти. Нам удавалось работать тесно с нашей областной налоговой инспекцией. При проведении семинаров, конференций, круглых столов мы всегда старались приглашать и представителей налоговых инспекций, и представителей администрации. В большинстве случаев мы находили взаимопонимание. Некоторые аудиторы сейчас работают в областной счетно-контрольной палате, а ранее они возглавляли неплохие аудиторские компании входящие в состав ЮУАП.

У нас сложились достаточно нормальные отношения с контрольно-ревизионным управлением, это тоже структура администрации, неплохо складываются отношения с областным комитетом по управлению государственным имуществом. Сегодня, по постановлению правительства, в конкурсных комиссиях должны быть представители КУГИ, КРУ и аккредитованные при Минфине общественные объединения аудиторов, в том числе - наша палата. И на протяжении прошлого и позапрошлого года мы работали вместе, у нас сложились нормальные отношения. Хотя мы знаем, что не все гладко бывает, есть сегодня аудиторские фирмы, которые в одиночку лоббируют свои интересы, в том числе и в комитете по управлению имуществом, и в областной и городской администрациях, пытаясь победить во всех конкурсах.

- И, наверное, некоторым это удается?

- Я бы сказал, что не всегда удается, потому что мы знаем друг друга, и за эти 11-12 лет сталкивались в самых различных ситуация. Поэтому с теми структурами, которые не входят в палату, мы сохраняем нормальные отношения. Даже когда мы начинаем бороться за клиента. Хотя некоторые фирмы ведут себя не нормально, а скорее наступательно-агрессивно.

- А это плохо?

- Плохо, когда агрессивно ведущая себя на рынке фирма сбивает цену, демпингует и опускает стоимость даже своих собственных услуг до пределов, за которые нормальный аудитор не опустится. Но демпинг в аудите - это проблема не только челябинская, но и российская, да и мировая, если хотите.

- А существует ли проблема конкуренции местных аудиторов с коллегами из Москвы или с Запада?

- Такая проблема существует. Крупные и вполне успешно работающие металлургические предприятия Южного Урала, а так же фирмы крупного бизнеса с иностранным капиталом, за редким исключением, пользуются услугами москвичей. Решение о том, кто будет проводить аудиторскую проверку – местная организация или столичная, принимают акционеры, а если они находятся в Москве, или, тем более, за границей, вопрос однозначно решается в пользу москвичей. Тот же «Мечел», к примеру, работает именно так. Несмотря на то, что у наших столичных коллег цены совершенно заоблачные, а по качеству проведения проверок они мало в чем отличаются от местных специалистов-аудиторов. Единственное, что у них более сильно развита методика, москвичи в большей степени используют наработки крупных западных компаний.

- Есть ли для вас в аудите безоговорочный авторитет, действия которого вы, в хорошем смысле, стараетесь копировать?

- Есть такой специалист, действия которого копировать я не стараюсь, а просто с ним дружу. Это Вячеслав Скобора – директор Санкт-Петербургской аудиторской компании «ПетроБалтАудит», доктор экономических наук, член аудиторской палаты России, президент института профессиональных бухгалтеров Северо-Западного округа. Знакомы с ним на протяжении десяти лет, многие задумки обсуждали вместе, во многом я беру с него пример. Хотя поддерживаю хорошие отношения не только с ним, но и с другими известными аудиторами – фирмой «ФБК», господами Руфами, многими другими авторитетными специалистами. Когда создавали «АЭДИС», присматривались к их подходам, методам работы.

- Применимы ли в аудите новые технологии?

- Они возможны в области применения определенных программных продуктов. Программа поможет решить ряд технических вопросов, даст более четкую и правдивую картину состояния бухгалтерского учета, но конкретные итоговые выводы все равно должен сделать сам аудитор, человек.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления