Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

Экономику России ждет урожайная осень

Инфляция в сентябре была нулевой (0,8% в сентябре прошлого года). С начала года цены выросли на 8,1% против 10,6% за тот же период 2008 года. В августе–сентябре инфляция ощутимо замедлилась, и по итогам года мы теперь ожидаем ее в районе 9,8%...

Поделиться

Мы ожидаем, что по итогам года инфляция будет ниже 10,0%, а ВВП сократится на 5,0%.

Люди слишком много думают о плохом.
Почему не думать о хорошем?
Почему не сделать так, чтобы наше
восприятие вещей изменило их к лучшему?

Тхить Нят Хань

Прорыв в финансовой сфере

Поделиться

Инфляция в сентябре была нулевой (0,8% в сентябре прошлого года). С начала года цены выросли на 8,1% против 10,6% за тот же период 2008 года. В августе–сентябре инфляция ощутимо замедлилась, и по итогам года мы теперь ожидаем ее в районе 9,8%. В начале октября (за первые пять дней месяца) инфляция по-прежнему остается на уровне 0%.

В сентябре спрос на рубли продолжал расти. В результате национальная валюта укрепилась относительно бивалютной корзины (на 4,5%), повысились ставки на денежном рынке, выросла денежная база (на 1,3% в период с 31 августа по 28 сентября) и замедлилась инфляция. Любопытно, что стал сокращаться разрыв в динамике между показателями денежной базы за минувший месяц и за сентябрь 2008 года: по состоянию на 31 августа денежная база была на 11,8% ниже уровня годичной давности, а 28 сентября – уже на 9,2%.

Мы по-прежнему полагаем, что денежная масса будет и далее расти по мере восстановления экономической активности. По нашим оценкам, годовая динамика денежных агрегатов станет положительной к четвертому кварталу 2009 года, что обусловит улучшение показателей реального сектора экономики.

По данным Росстата, ВВП за первую половину 2009 года понизился в сравнении с уровнем годичной давности на 10,4%. Причиной тому во многом стало то, что производители интенсивно расходовали товарные запасы для удовлетворения спроса. Анализ взвешенной (с учетом вклада в ВВП) динамики компонентов ВВП по конечному потреблению позволяет сделать вывод о том, что сокращение товарно-материальных запасов сыграло главную роль в снижении этого показателя – 9,1 п. п. из 10,4% приходится именно на долю этого фактора. О том, как в условиях значительной макроэкономической неопределенности начался процесс сокращения складских запасов, мы уже неоднократно говорили. Теперь же, когда ситуация несколько стабилизировалась, этот процесс должен завершиться, что значительно поддержит ВВП во второй половине 2009 года и в начале 2010 года.

И хотя внутренний спрос понизился (на долю потребления и инвестиций в основные фонды пришлось 5,9 п. п. снижения ВВП из 10,4%), чистый экспорт вырос к уровню годичной давности на 33,0%. Причиной тому стало резкое уменьшение реального импорта при лишь умеренной коррекции экспорта. Рост чистого экспорта товаров и услуг в реальном выражении поддержал ВВП в нынешнем году, и за первую половину 2009 года его вклад в общий показатель можно оценить в 3,7% п. п.

Мы по-прежнему ожидаем сокращения ВВП по итогам 2009 года на 5,0%. Для этого во второй половине 2009 года данный показатель должен сократиться к уровню годичной давности на 0,5–1,0%. Если процесс сокращения складских запасов закончится, то реальный экспорт, вполне возможно, вырастет на фоне повышения зарубежных поставок газа и постепенного восстановления внутреннего спроса.

Правительство демонстрирует готовность к диалогу

После августовского затишья политическая и экономическая жизнь в России активизировалась. Российский рынок рос, появились первые признаки подъема в экономике, заметное оживление в сравнении с предыдущими месяцами наблюдалось в политике. Более того, на политическом ландшафте даже появились некоторые ростки либеральных ценностей – по крайней мере официальная риторика вдруг стала более прагматичной и дружественной по отношению к инвесторам.

Россия явно проявляет больше готовности сотрудничать с Западом по вопросу об иранской ядерной программе – это, скорее всего, ответный шаг российского руководства на решение США приостановить развертывание ПРО в Восточной Европе. Новые признаки потепления российско-американских отношений проявились в ходе встречи «большой двадцатки». Несколько более дружественными стали и отношения с НАТО. Западная пресса все более взвешенно оценивает прошлогодний конфликт России и Грузии, после того как Еврокомиссия опубликовала отчет о его причинах, обвинив Грузию в развязывании войны, а Россию – в непропорционально жесткой реакции. В результате Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) подтвердила полномочия делегации России.

Тем временем президент Дмитрий Медведев в начале сентябре опубликовал в Интернете статью с весьма символичным названием «Россия, вперед!» В ней глава государства представил длинный список проблем, стоящих перед страной. Текст явно выдержан в духе того, что говорил и писал Владимир Путин в 2000–2004 годах, когда нефть была дешевой, а страна остро нуждалась в новых источниках роста. В те годы ежегодные обращения президента к Федеральному собранию и другие его выступления изобиловали призывами к укреплению институтов – прежде всего судебно-правовой системы – и к борьбе с коррупцией. То, что глава государства и сегодня говорит о том же самом, свидетельствует о многом. Правда, если перечитать российскую либеральную прессу середины XIX века, то станет очевидным, что и тогда реформаторы искали решение тех же самых проблем.

Показательно, что о статье Дмитрия Медведева знают очень немногие россияне – по данным Левада-Центра, ее читали лишь 3% опрошенных. По всей видимости, тех, кто знаком ее содержанием, едва ли намного больше, чем тех, кто 150 лет назад читал либеральную прессу.

То, что статья понравилась менее чем половине тех, кто ее прочел, тоже весьма показательно: как и несколько веков назад, российское общество остается в целом консервативным и патерналистски настроенным. Таким образом, прежде чем обвинять руководство страны в авторитаризме и отсутствии демократии, западным политикам и журналистам, возможно, следует сперва рассмотреть общество в целом, а оно вполне довольно сложившейся политической системой.

Консерватизм и патернализм россиян проявляются во многих аспектах, и чтобы изменился менталитет всего общества, нужно время, к тому же страна должна стать более открытой. Мы говорим здесь не только о своего рода нигилизме и игнорировании чисто юридических норм, но о широко распространенном неуважении ко всем базовым правилам, включая даже правила дорожного движения. Причем последние не соблюдаются подавляющим большинством тех, кто садится за руль. Именно поэтому Россия так разительно – и не в лучшую сторону – отличается от многих других стран по смертности на дорогах.

Таким образом, российская общественная и политическая система, скорее всего, будет меняться очень плавно, а политики будут учитывать тот факт, что электорат больше не хочет шоковой терапии и реформ, а заинтересован прежде всего в экономическом росте. Как этого добиться без трансформации институтов – загадка, которую политикам еще только предстоит решить. Но мы не уверены в том, что у нее есть решение.

Снижение инфляции продолжится

Как мы неоднократно отмечали, одной из причин высокой инфляции в России была слишком «щедрая» бюджетная политика: на фоне роста цен на нефть и, соответственно, доходов бюджета, правительство не могло удержаться от искушения увеличить расходы. Однако эти расходы исчезали в «черных дырах», не приводя к росту эффективности экономики. Одной из таких «черных дыр» стала реформа административной системы, в результате которой армия чиновников за последние десять лет возросла почти на половину, не говоря уже об их зарплатах. Другим примером щедрости государства стал ряд затратных проектов, в числе которых – создание и финансирование госкорпораций. Неудивительно, что в нынешнем году государственные расходы, как ожидается, утроятся в сравнении с уровнем 2005 года, когда цена на нефть едва превышала $50 за баррель, то есть была близка к уровню, заложенному в официальные прогнозы на текущий и следующий годы. Нерациональная трата денег, то есть финансирование проектов, которые с самого начала не были нацелены на рост добавленной стоимости в экономике, способствовало сохранению высокой инфляции.

Денежная политика, которую проводил ЦБ РФ до начала февраля 2009 года и которая сводилась к таргетированию обменного курса, тоже способствовала росту инфляции. Мы неоднократно писали об этом, отмечая, что манипулирование обменным курсом в конечном счете приводит к искажениям. В частности, намеренно укрепляя рубль, ЦБ РФ стимулировал мощный приток капитала, в том числе заемного – отечественные компании и банки активно привлекали средства за рубежом. В результате намного быстрее производительности труда стали расти зарплаты в номинальном выражении, повысился внутренний спрос и ускорилось увеличение денежной массы (до 50–60% в годовом выражении) – весьма благоприятная среда для инфляции. Потребительское кредитование, которое росло слишком быстро благодаря дешевому финансированию, тоже способствовало высокой инфляции.

Как ожидается, в следующем году ни один из этих факторов действовать не будет, конечно, если среднегодовая цена на нефть будет относительно стабильной (правительство прогнозирует цену барреля Юралз на уровне $58). Мы уже отмечали ранее, что в 2010 году расходы федерального бюджета впервые в новейшей истории России вообще не должны вырасти. Объем потребительского кредитования, вероятнее всего, останется умеренным, хотя, вероятно, и увеличится в сравнении с уровнем текущего года. Оплата труда в номинальном выражении тоже не будет расти такими темпами, как в последние годы, когда компании, благодаря доступу к дешевым деньгам, могли себе позволить увеличивать размер вознаграждения своих сотрудников приблизительно на 30%. В частности, за восемь месяцев 2009 года средняя номинальная зарплата поднялась к уровню годичной давности «всего» на 9,0%, а в августе – на 5,4%. Управляемая девальвация конца 2008 – начала 2009 года способствовала сокращению денежной массы, что, в свою очередь, вылилось в ощутимое снижение кредитования. Неудивительно, что в нынешнем году инфляция замедлилась, несмотря на продолжающийся уверенный рост государственных расходов.

В следующем году, как мы полагаем, инфляция продолжит замедляться: расходы бюджета расти не будут, темпы роста денежной массы будут весьма умеренными (ожидаемый рост – 15–20%), так же как и номинальной оплаты труда. Все это должно привести к ощутимому замедлению роста цен, и инфляция, по нашим прогнозам, окажется намного ниже консенсус прогноза. Правительство полагает, что в следующем году инфляция может достигнуть 8-9%, однако в рамках описанного выше сценария более вероятным представляется около 6%. Кстати, именно такого роста цен правительство ожидает в 2012 году, однако мы считаем, что этот уровень будет достигнут намного раньше.

Материал подготовлен аналитиками компании «Тройка Диалог».

Фото: Коллаж Фариды НИЯЗОВОЙ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter