Бизнес

Коммунальная революция: Сатка, Златоуст, Миасс

Через три-четыре года сточные воды перестанут загрязнять природу в окрестностях Сатки и Златоуста, а Миасс получит-таки запланированную...

Через три-четыре года сточные воды перестанут загрязнять природу в окрестностях Сатки и Златоуста, а Миасс получит-таки запланированную еще 40 лет назад вторую нитку Иремельского водовода. Залог тому – сотрудничество с государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». 26 декабря 2011 года в Москве правительство Челябинской области в лице министерства строительства, инфраструктуры и дорожного хозяйства подписало контракт с ВЭБом на инвестиционное консультирование.

Специалисты госкорпорации должны определить объем инвестиций (счет идет на миллиарды рублей) в систему водоснабжения и водоотведения трех городов горнозаводского края. Следующим шагом станет инвестиционный договор, а потом – и договоры подряда на строительство. Процесс, одним словом, пошел. И с этим можно поздравить Станислава Ионова – председателя совета директоров ООО «Группа Коммунальные технологии». Эта компания является межмуниципальным оператором, управляющим деятельностью саткинского ОАО «Энергосистемы», ОАО «Миассводоканал» и ООО «Златоустовский «Водоканал». Ведь до сих пор привлечением миллиардных инвестиций могли похвастать лишь три водоканальных «кита», операторы федерального масштаба – группа компаний «Росводоканал», ОАО «Российские коммунальные системы» да ОАО «Евразийский».

Тройственный союз: инвестор, оператор, муниципалитет

Станислав Васильевич, а в чем смысл декабрьского контракта с ВЭБом, ведь «цена» предлагаемых для реализации проектов известна?

– Деньги предоставляются на возвратной основе. Инвестконсультирование покажет, какую долю в финансовой модели, в части возвратной схемы, составят бюджетные средства. От их количества будет зависеть объем инвестиций.

Короче говоря, сколько готовы бюджеты вложить в реализацию этих проектов?

– Только именно в возвратную схему, в этом принципиальное отличие. Речь о следующем: инфраструктурные проекты, будь то новое строительство или глубокая реконструкция, как правило, либо очень долго окупаются, либо окупаются лишь частично. Тем более в нашей стране, где тарифы (что бы про них не говорили) во многом искусственно сдерживаются. Поэтому никакой частный инвестор в инфраструктуру вкладывать деньги никогда не будет: срок окупаемости, как правило, колеблется от 14 до 25 лет.

Во всем мире действует следующая схема. Средства в строительство инфраструктурных объектов вкладывают банки развития, оперирующие длинными деньгами. А их возврат осуществляется как компанией, эксплуатирующей данные объекты, так и бюджетом. Ведь инвестиции увеличивают или значительно улучшают собственность муниципалитетов – водоводы, насосные станции, очистные сооружения и прочие инфраструктурные объекты.

А почему бы бюджетам всех уровней не профинансировать в складчину их строительство?

– Создание любого инфраструктурного объекта требует значительных средств (стоимость планируемых нами в Сатке, Златоусте и Миассе – от миллиарда рублей и выше). Бюджет никогда таких денег не найдет, даже совокупно. Тем более в массовом порядке: сколько в России таких малых городов? По оценкам экспертов, в инфраструктуру российских городов нужно вложить около 15 триллионов рублей. Огромные средства!

Поэтому требуется принципиально иная схема финансирования, включающая в себя стратегического инвестора (как правило, в лице банка развития), компанию-оператора и бюджет. Прелесть для бюджета заключается в данном случае в том, что он участвует в рассрочку. Скажем, три года строим – казенных денег не надо, привлекли инвесторов. На четвертый год бюджет участвует совершенно вменяемыми суммами, которые потянут и Златоуст, и Миасс, и даже Сатка. Вот в чем принципиальное отличие государственно-частного партнерства от простого вложения бюджетных средств.

В мире подобная практика получила широкое распространение. А вот в России инфраструктурные проекты на принципах государственно-частного партнерства еще не реализовывались. Мы будем первыми.

Страны Восточной Европы тоже вынуждены были модернизировать свою инфраструктуру, которая сейчас работает там, как часы. Вы изучали их опыт?

– Не просто изучал, я работал в течение не одного года в чешских городах Пльзень и Клатовы. В 2001-м я возил туда нескольких мэров, среди которых был и тогдашний глава Сатки Валерий Некрасов. А спустя два года в Сатке мы стали первым на Южном Урале частным оператором. Кстати, основные деньги на модернизацию инфраструктуры в Восточной Европе поступают от Евросоюза. А у нас таким институтом развития является как раз ВЭБ.

Аргументы для инвестора

Как вашей компании удалось добиться первенства в осуществлении инфраструктурных проектов на принципах государственно-частного партнерства?

– ВЭБ занимается крупными инфраструктурными объектами, поэтому отдельно водоканалы Миасса и Златоуста, или саткинские «Энергосистемы» ему неинтересны. А компания «Группа Коммунальные технологии» вместе с управляемыми ею предприятиями оказывает услуги 410 тысячам населения, проживающего в трех городах. Это первое значимое условие для ВЭБа.

Второе и одно из важнейших – полная экономическая и финансовая прозрачность. Никакой инвестор, даже государственный институт, не будет вкладывать деньги в кого-либо, пока не убедится, что там все чисто, финансовые потоки четко видны. У «Группы Коммунальные технологии» абсолютно прозрачная экономика, нет никаких кривых, косых и прочих схем. Мы готовы к разделению потоков операционных и инвестиционных: собрав деньги, одну часть наша компания тратит на эксплуатацию, а другую – на возврат инвестиций.

Финансовой и экономической прозрачности мы достигли за счет сертификации менеджмента. Была создана четкая вертикальная интегрированная структура. У нас многие процессы управления финансами, персоналом, снабжением, юридическое обеспечение вынесены на уровень «Группы Коммунальные технологии». В предприятиях остались производственно-технологическая функция и сбытовая. Два мощных инструмента. Все остальное вынесено под единое начало. В УрФО наша компания первой внедрила интегрированную систему менеджмента в сфере водоканального хозяйства.

Мы успешно прошли внешний аудит и сертифицировались по международным стандартам ISO 9001:2008 (система менеджмента качества), ISO 14001:2004 (система экологического менеджмента), OHSAS 18001:2007 (система менеджмента в области профессиональной безопасности и охраны труда). Так что и организационно мы абсолютно готовы: соответствуем не только российским, но и международным требованиям.

Конечно, сыграло роль и наличие проектов. В их создании не обошлось без участия практически всех муниципалитетов. Вопрос о разработке проектной документации мы педалировали последние пять лет. И муниципалитеты в этом плане практически все достаточно плодотворно работали. Поэтому на сегодняшний день из заявленных нами к реализации проектов 85 процентов снабжены документацией высокой степени готовности.

При получении денег от ВЭБа, как вы уже не раз упомянули, решающий фактор – вероятность их возврата. В этом смысле, наверное, сыграли роль и показатели вашей деятельности в Сатке, Миассе и Златоусте?

– Безусловно, учитывалось финансовое состояние предприятия. В Сатке, где мы работаем с конца 2003 года, на прибыльность вышли в 2007-м. В Миассе нам пришлось сначала погасить долги предыдущих собственников. Прибыльным «Миассводоканал» стал в 2010 году. В Златоусте, которым мы всего полтора года занимаемся, на сегодняшний день достигнута безубыточность.

Когда сказка станет былью

Какой примерно временной отрезок должен пройти от подписания контракта на инвестиционное консультирование до ввода в эксплуатацию очистных в Сатке и Златоусте, а также второй нитки Иремельского водовода в Миассе?

– ВЭБ берется не только сам деньги вкладывать, но также создать пул инвесторов. В том числе привлечь, возможно, иностранные инфраструктурные компании, что опять же соответствует мировому опыту. Интерес к нашей стране есть, потому что в этом плане у нас – поле непаханое. В 2012 году мы закончим подготовительную работу по привлечению инвестиций и, надеюсь, проведем конкурс подрядчиков. Следующая зима уйдет, скорее всего, на подготовку строительства. Его планируется закончить за три года – 2013, 2014 и 2015-й.

Будем надеяться, что трехлетка от «Группы Коммунальные технологии» будет успешнее, чем пятилетки КПСС.

– Не только от «Группы Коммунальные технологии». Здесь без власти никак не обойтись. В 2009 году в ВЭБе создали Центр государственно-частного партнерства, чего никогда в России не было. Его возглавляет абсолютно продвинутый в этом плане человек Александр Баженов. Потом на наше счастье – на счастье людей, которые в этом направлении давно двигаются, в 2010 году в Челябинской области сменилась команда, и должность первого вице-губернатора занял Сергей Комяков. Он все делает для того, чтобы реальные инвестиции пришли в инфраструктуру. Министр строительства, инфраструктуры и дорожного хозяйства Виктор Тупикин тоже прекрасно понимает, что наше дело невозможно без взаимодействия с властью всех уровней.

Комментарий первого заместителя главы Саткинского муниципального района Сергея Смольникова: «В Сатке очистные давно находятся в предаварийном состоянии. Они не справляются ни с объемом поступающих сточных вод, ни с их качественной переработкой. В результате в нарушение всех экологических и санитарно-эпидемиологических норм хозпитьевые стоки где-то льются на грунт, а где-то – прямехонько в реки. Состояние очистных стало фактором, сдерживающим развитие района.

Чтобы построить новые, нужно больше миллиарда рублей. (Для сравнения: годовой бюджет всего Саткинского района – около полутора миллиардов.) Муниципалитету ни в одиночку, ни вместе со средствами из регионального и федерального бюджетов столько не потянуть. В крупных городах, где потребителей в разы больше, частным инвесторам подобный проект может быть интересен из-за недолгой окупаемости. А в малых им придется ждать возврата вложенных средств не годы – десятилетия.

Государственно-частное партнерство – единственный способ получить «длинные» деньги частных инвесторов под гарантии государства. О нем давно говорили, но механизм практического применения отсутствовал из-за множества нестыковок в законодательстве. Согласования длились несколько лет, по крайней мере, я подключился к этой работе с 2007 года. А сейчас создалась уникальная ситуация: в результате сотрудничества с ВЭБом будет разработана модель – как юридическая, так и финансовая. Она позволит привлекать длинные деньги на строительство объектов жизнеобеспечения. Это настоящая коммунальная революция! Появится механизм, позволяющий решать острые проблемы коммунального хозяйства, к которым много лет не знали, как подойти. Наработанный опыт можно будет, как под копирку, распространить по другим муниципалитетам области и страны».

На правах рекламы

ПО ТЕМЕ
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления