2 декабря четверг
СЕЙЧАС +1°С

«Мы в середине сюрреалистического спектакля»: челябинец в суде потребовал отменить постановку о Сталине

Чем и кого на этот раз возмутила пьеса о вожде, которая идет на сцене Камерного театра

Поделиться

Спектакль о вожде народов поставили в Камерном театре в декабре прошлого года

Спектакль о вожде народов поставили в Камерном театре в декабре прошлого года

Поделиться

Постановка «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» второй раз с момента премьеры оказалась в центре скандала. Спектакль идет в Камерном театре, и если ранее против него выступал коммунист, то сейчас юрист, посчитавший, что у него украли произведение. Он обратился в суд с заявлением о защите авторских прав и в качестве ответчиков указал сам театр, российского драматурга — автора пьесы «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» Артура Соломонова и даже Михаила Ходорковского (на его канале шла читка пьесы). Иск частично будут рассматривать в Челябинске и московских судах. Рассказываем, какие позиции заняли стороны и почему резонансный спектакль временно убрали из афиши Камерного.

Трагифарс «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» написан Артуром Соломоновым и опубликован на портале «Сноб» в 2019 году. О нем писала одна из немецкоязычных газет — швейцарская Neue Zürcher Zeitung. По сюжету пьесы, в одном крупном российском театре решают поставить смелый спектакль о Сталине. Роли распределены, декорации установлены, назначен предпремьерный показ. Но так случилось, что одним из зрителей оказался президент России. Происходящим на сцене действом глава государства остается недоволен. Начинаются мучительные переделки: одни протестуют, другие с восторгом подчиняются, третьи ищут выгоду и пытаются устранить соперников. Премьера спектакля по этой пьесе в Камерном театре состоялась в декабре 2020 года.

Кто подал иск


Антон Гусев считает себя автором произведения, по которому поставили нашумевший спектакль в Челябинске. Он ссылается на свой роман «Смерть Сталина: помер тот, помрет и этот», написанный им под псевдонимом «Братья Швальнеры». Изначально он предъявил претензии к самому театру, Артуру Соломонову, политику и бизнесмену Михаилу Ходорковскому. Судья разделила эти иски: заявления к Камерному рассматриваются в нашем регионе, остальные — в Москве (материалы еще не поступили в столичные суды). Впрочем, сам писатель не пришел ни на одно заседание. Рассмотрение апелляционной жалобы в Челябинском областном суде накануне также проигнорировал (до этого Центральный райсуд отказал в удовлетворении требований Гусева).

Юрист Антон Гусев считает, что у него украли его роман

Юрист Антон Гусев считает, что у него украли его роман

Антон Гусев работает юристом, но сфера его интересов крайне широка: на ютьюб-канале в небольших роликах он рассуждает немного о судебной практике, немного о том, как сделать женщину счастливой, говорит о коронавирусе, многие видео посвящает истории СССР и собственным книгам. Там же Гусев указывает свой псевдоним — Аарон Швальнер, а в приветствии представляется как опытный литератор.

— Мы русские писатели с Тель-Авива Братья Швальнеры. Что мы только не понаписали меньше чем за год совместной работы. Среди нашего творчества вы увидите и квайданы в японском стиле, и классические исторические романы, и повести, притчи, и политические памфлеты, даже документалистику и научную фантастику, переводы, — звучит в минутном ролике на главной странице.

Разбирательство дошло до областного суда

Разбирательство дошло до областного суда

Поделиться

«Иск выглядит абсурдно»

Судя по документам, Гусев настаивает, что нарушены его авторские права, и якобы сюжет его книги взял за основу пьесы драматург Артур Соломонов. Истец требует прекратить постановки в Камерном театре и остановить репетиции в других (спектакль планируют показать на сцене «Театр.doc»). Впрочем, эти притязания не обоснованы, считают ответчики.

— Был заключен лицензионный договор на демонстрацию советующего произведения между театром и Артуром Соломоновым. Этот договор никем не оспорен и не отменен в настоящее время, — объяснил юрист Камерного театра Дмитрий Астахов. — Если у Гусева есть претензия к Соломонову по поводу авторских прав, он может решать эти вопросы напрямую с Соломоновым. Это спор двух авторов, театр же — просто площадка, на которой поставлено произведение. Если Гусев докажет, что он автор, мы перезаключим договор с ним и будем продолжать его показывать. Но позиция театра заключается в том, что Соломонов — автор пьесы, пока не доказано иное.

Спектакль проходит при полных залах, билеты раскупают задолго до показа

Спектакль проходит при полных залах, билеты раскупают задолго до показа

Поделиться

Судя по отзывам и фрагментам, размещенным в интернете, в книге Гусева рассказывается о событиях последних дней жизни вождя, описываются «подробные и даже немного интимные моменты его жизни» — склонность Сталина к гомосексуальности и его любовных отношениях с подчиненными мужчинами. Произведение Артура Соломонова же — о театральном закулисье, оно автобиографично: автор описывает ситуацию, которая произошла с ним лично. Из общего только персонажи, но исторические личности не являются объектом авторского права, указывают юристы и критики.

Артур Соломонов — писатель, драматург, журналист, театральный критик. Работает с такими столичными театрами, как МХТ, «Практика», «Театр.doc». В 2013-м опубликовал свой первый роман «Театральная история». Спустя 6 лет написал второе произведение — пьесу «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича». В сентябре 2020-го она опубликована в польском журнале Dialog. Отрывки из английского перевода пьесы попали на страницы международного литературного журнала Asymptote. Готовятся постановки спектаклей по пьесе в Польше, России и США.

— Это абсолютно оригинальное произведение, потому что оно основано даже не столько на авторской фантазии Артура Соломонова, а на вполне определенных жизненных обстоятельствах, — рассказал театральный критик Владимир Спешков. — Он начинал работать по заказу Александринского театра над пьесой о Сталине. Потом прервал отношения с этим театром. Все события вращаются вокруг того, как знаменитый театр и знаменитые актеры репетируют пьесу о Сталине.

Сам Гусев не явился ни на одно заседание

Сам Гусев не явился ни на одно заседание

Поделиться

Фарс в книге и в жизни

Адвокат драматурга Соломонова Андрей Лепехин полагает, что Гусев преследует простой интерес — привлечь побольше публики к своему творчеству. Видео на его ютьюб-канале набирают скромное число просмотров: большая часть опубликованного не дотягивает и до 100.

— Ситуация простая: есть человек, который привлекался за мошенничество, он банкрот (эта информация подтверждается сервисом «Контур.Фокус» — Прим.ред.), он не понесет судебные издержки. При этом параллельно с этим разбирательством участвует в другом процессе: требует, чтобы его признали невменяемым, — рассуждает Андрей Лепехин. — Я думаю, что он хочет прославиться, иначе зачем в иске упоминать Ходорковского. Он будет затягивать дело всеми возможными способами, чтобы о нем говорили.

Первая сценическая читка состоялась 4 июля 2019 года в «Театре.doc» с участием Максима Суханова и Юлии Ауг. Онлайн-трансляцию читки организовал связанный с Михаилом Ходорковским ресурс «МБХ Медиа», который в августе 2021-го по решению Генпрокуратуры заблокировал Роскомнадзор.

Интересы автора пьесы «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» Артура Соломонова в суде представлял адвокат Андрей Лепехин

Интересы автора пьесы «Как мы хоронили Иосифа Виссарионовича» Артура Соломонова в суде представлял адвокат Андрей Лепехин

Поделиться

Сам Артур Соломонов сейчас в Москве. Он уверен, что труды Гусева не имеют никакого отношения к его произведению.

— Для меня этот иск — продолжение того абсурда, который разразился на премьере: протесты и демонстрации против спектакля, одиночные пикеты и яростные плакаты, возмущенные письма во все мыслимые и немыслимые органы власти, ругательные рецензии на сайте КПРФ. После получения иска мне, конечно, пришлось ознакомиться с текстом истца: он не имеет с моей пьесой совершенно ничего общего, — заверил Артур Соломонов. — Поскольку я не могу заниматься защитой сам, я передал ведение дела блестящим специалистам из «Центра защиты прав СМИ» (организация признана иностранным агентом. — Прим. ред.), в частности, замечательному юристу Екатерине Шмыгиной, а в Челябинске мои интересы представляет адвокат Андрей Лепехин, который в вашем городе в представлении не нуждается.

Несмотря на разбирательства, спектакль будет идти на сцене челябинского театра дальше

Несмотря на разбирательства, спектакль будет идти на сцене челябинского театра дальше

Поделиться

Юристы уверены, что Гусев ничего не докажет, но в итоге пострадают и Соломонов, и театр, и зритель. Если поднимется волна недовольств, пьесу могут перестать ставить. А разбирательства могут затянуться на 2–3 года. Сейчас спектакля нет в афише Камерного, но, как нас заверили в руководстве театра, это всего лишь совпадение, но не намеренный отказ от резонансного произведения.

— Это исключительно репертуарная политика. Мы спокойно играем этот спектакль и будем продолжать играть, — объяснил директор Камерного театра Илья Коломейский. — У нас всё чисто: мы имеем все юридические, моральные и физические права играть «Виссарионыча». Просто так совпало, что недавно у нас была премьера новой постановки, потом мы показывали часть старых спектаклей, которых давно не было, но их тоже нужно демонстрировать, например, тот же «Generation П». «Виссарионыча» мы хотели поставить в программу до Нового года, но там начинаются детские спектакли. Если получится «воткнуть», мы обязательно покажем.

В апелляционной инстанции Гусеву отказали в удовлетворении требований. Но ответчики готовятся к кассационной жалобе и возможному рассмотрению иска в Верховном суде.

«Это ущемление свободы творчества»

Самое неприятное, что подобные разбирательства в России не единичны, говорят юристы: под каким бы предлогом не затевался процесс, суть одна — помешать творческой свободе.

— Сейчас наметился тренд судиться с творческими коллективами. Все эти процессы связаны с политической ситуацией в стране. Всё, как в пьесе Соломонова: все пытаются предугадать, что понравится, а что не понравится власть имущим. Не зрителю! — считает Андрей Лепехин. — С правовой точки зрения, всё это связано с цензурой, так или иначе. Все преследования творческих личностей за их произведения — это ущемление свободы слова, свободы творчества. Многие сейчас пытаются рассуждать, что нормально, а что ниже пояса, некультурно. А кто должен оценивать — культурно или некультурно? В нашей истории всё повторяется: помните, как сносили бульдозерами выставки художников, к этому сейчас всё и идет (речь о бульдозерной выставке — уличной выставке картин художников-нонконформистов 1974 года, которая была уничтожена сотрудниками милиции с помощью бульдозеров. — Прим. ред.).

Судьи встали на сторону театралов

Судьи встали на сторону театралов

Поделиться

Ранее член партии «Коммунисты России» Андрей Филатов выразил крайнее недовольство пьесой. Он выходил на одиночные пикеты и предлагал ставить «более политически грамотные» спектакли. Дошло до обращений в администрацию президента. Но критики до сих пор считают смелое представление одной из главных удач прошлого и этого сезонов.

— Никакой другой театр эту пьесу пока не поставил, хотя многие хотели, — отметил театральный критик Владимир Спешков. — До постановки добрался только Челябинск. То, что есть волна сильных страстей, не так уж плохо. Искусство должно вызывать сильные страсти: искусство говорит о том, что имеет отношение к нашей сегодняшней жизни. Постановка нашумела по всей стране, причем в хорошем смысле, она имеет резонанс по всей России. У меня о спектакле постоянно спрашивают, когда я приезжаю в разные города.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку