Королевы сцены

Немецкий драматург Даниэль Калль демонстрирует зрителям образчик новой трагикомедии. Теперь это уже не столько трагедия, сколько диагноз. Диагноз – одиночество. Болезнь, которая поражает любого и, день за днем вытравливая его душу, превращает человека в с

Режиссер: Ольга Субботина В ролях: Лия Ахеджакова, Эра Зиганшина, Мария КузнецоваТеатр драмы имени Н.Орлова 19:00Немецкий драматург Даниэль Калль демонстрирует зрителям образчик новой трагикомедии. Теперь это уже не столько трагедия, сколько диагноз. Диагноз – одиночество. Болезнь, которая поражает любого и, день за днем вытравливая его душу, превращает человека в странное существо, сумасшедшее и тонко чувствующее.

Три одинокие женщины в замкнутом пространстве – в придорожном трактире.

Ситуация показанная не раз и не с одной стороны. Казалось, сказать больше нечего. Но Калль считает иначе. Ему есть что сказать зрителю. Сюжет прост: при богом забытом трактире на окольной трассе живут две сестры: идиотка-дурнушка Китти и умница-красавица Ханни. Ханни отказалась от университета и личной жизни, чтобы ухаживать за больной. С годами отличия между ними стерлись, только дурочку Китти отец любил, и этой любовью она счастлива до сих пор, а Ханни любви не знала и выросла стервой. Однажды в этом семейном аду появляется хохотушка Молли Пробст, а через два часа все эти примитивные экзистенциальные разборки заканчиваются победой духовности над эгоизмом. Но на первом месте не столько поединок мировоззренческий, сколько клинический. Диагноз у всех один.

Несмотря на то, что героев, а точнее, героинь, всего три и действия как такового на сцене не происходит, спектакль смотрится на одном дыхании. Потому что играют три великолепные актрисы, каким бы штампом ни смотрелось это высказывание. Лия Ахеджакова, на которую кинематограф навесил определенный ярлык, раскрывает на сцене весь драматизм своего таланта. Когда-то Китти выкапывала из могилы отца, потому что не верила в возможность смерти, теперь верит, что вся домашняя техника одушевленная: «Если машина может сдохнуть, почему телефон не может укусить?!»

Эра Зиганшина тоже колоритна. По сказкам, которые отец рассказывал Китти, были две принцессы, с одной из них случилось несчастье: она стала взрослой. Соответственно, к грузу этого несчастья прибавляется еще одного – ревность к отцу. Поэтому Ханни разными способами пытается прикончить свою подопечную, то запирая миниатюрную Ахеджакову в сундуке, то прицеливаясь тяжелыми предметами аккурат в ее бритую макушку.

Мария Кузнецова – пышнотелая Молли – тоже уникальна в этом спектакле. Ее прилюдный плач о загубленной судьбе автобиографичен. Всю жизнь проиграв второстепенные роли в Александринском театре, она блеснула лишь в фильме Сокурова «Телец», сыграв там Крупскую. В образе Молли Пробст она накачивается пивом, выплясывает на столе канкан и отважно смакует уничижительные тексты о самой себе. Выглядит это как карнавальный расстрел собственных актерских и человеческих комплексов, заслуживающий бурных аплодисментов, на которые публика не скупится.

Несмотря на то, что у каждой героини и актрисы своя трагедия и свой плач, разобщенности на сцене не наблюдается. Три женщины, сраженные общим недугом – одиночеством, настолько гармоничны и созвучны, что создается впечатление, будто роли писаны немецким драматургом только для них. Для королев сцены.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления