27 ноября суббота
СЕЙЧАС -4°С

Дальнобойщик погиб – следствие тормозит

Поделиться

Челябинка Светлана Рачковская, потерявшая мужа-дальнобойщика в жутком ДТП на трассе М-5, больше полугода не может добиться привлечения к ответственности виновников аварии. Ей пришлось столкнуться с самыми неприглядными сторонами госструктур: вымогательством денег спасателями, вырезавшими тело ее мужа из покореженной автомашины, отписками полиции и надзорных ведомств, а также невозможностью даже во Всероссийский приемный день попасть на аудиенцию к прокурору области Александру Войтовичу. Женщина, оставшаяся одна с ребенком-инвалидом, убеждена, что наказан должен быть не только вылетевший на встречку водитель фуры, но и собственник машины. Так ли это, разбирался корреспондент Chelyabinsk.ru.

Поделиться

Василий и Светлана Рачковские были обычной семьей: работали, поднимали на ноги сына, родившегося инвалидом. В 90-е глава семейства занимался пассажирскими перевозками – доставлял челноков на московские рынки, откуда те везли товар в Челябинск. Мужчина был одним из тех водителей-профессионалов, у кого пассажиры в салоне были абсолютно спокойны. Семь лет назад он надумал заниматься грузоперевозками. Поднапряглись, влезли в долги и приобрели фуру Iveco. С машины Василий пылинки сдувал, педантично следил за ее техническим состоянием и внешним видом.

Утром 24 мая Светлана, как обычно, довезла мужа до стоянки, где находилась фура, обняла и отправила Василия в очередной рейс – предстояло отвезти трубы в Москву. Это был последний раз, когда она видела мужа живым. Chelyabinsk.ru сообщал о том жутком ДТП, когда на 1646-м километре трассы М-5 (недалеко от Юрюзани) груженая углем неуправляемая фура Nissan Disel на спуске сначала врезалась во впереди идущий КАМАЗ, а затем вылетела на встречку, где в этот момент ехал 43-летний Василий Рачковский на своем Iveco. В результате столкновения он погиб. 33-летний водитель Nissan Станислав Александров остался невредим, во много благодаря тому, что машина была с правым рулем.

Поделиться

Параллельно с расследованием уголовного дела Светлана борется со страховой компанией. Ей удалось отсудить 25 тыс. руб. по ОСАГО на погребение и 135 тыс. руб. – компенсацию по потере кормильца. Однако вопрос о компенсации материального ущерба за разбитый Iveco повис в воздухе, поскольку необходимо решение суда по виновнику ДТП.

О смерти мужа Светлане никто не сообщил. О трагедии женщина узнала на нашем сайте. Через два дня после отъезда мужа, окончательно забеспокоившись по поводу не отвечающего телефона, она наугад забила в поисковик «ДТП на М-5» и прочитала страшную новость. После этого стала звонить в ГИБДД, полицию, пытаясь найти концы. Дозвонившись до отдела органов внутренних дел в Катав-Ивановске, женщина получила официальное подтверждение: да, Василий Рачковский погиб, приезжайте на опознание. Светлана до сих пор не может понять, почему никто не позвонил ей, ведь записную книжку, на первой странице которой записан ее телефон, вернули вместе с вещами погибшего.

Шокированная страшным известием вдова с братом мужа отправилась в Юрюзань на опознание. В морге случился инцидент, от которого Светлану до сих пор берет оторопь. Когда родственники погибшего, пройдя нелегкую процедуру, стояли уже на улице, к ним с телефонной трубкой в руках выбежала женщина, работавшая в лавке с венками и прочей ритуальной атрибутикой, расположенной при морге.

«Она сказала, что звонят из МЧС, – вспоминает Светлана. – Хорошо, что трубку взял брат Василия… Звонивший мужчина (а может быть, ему та женщина набрала) попросил заплатить три тысячи рублей за то, что спасатели вырезали тело мужа из кабины машины. Брат ему недвусмысленно сказал, чтобы тот приезжал и сказал нам это в лицо, на этом разговор был окончен».

Поделиться

Через месяц, после традиционной доследственной проверки, в отношении Александрова, являвшегося наемным шофером у частного предпринимателя из Омска, было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека). Вместе с тем первые же осмотры автопоезда Nissan показали, что полуприцеп шел фактически без тормозов. Сам Александров на первой экспертизе в присутствии нескольких свидетелей рассказал, что от одной из автостанций звонил в Омск владельцу машины Евгению Торопу, просил выслать сумму на ремонт машины. Однако тот, по словам водителя, ответил отказом, мол, доедешь до дома, с тобой расплатятся за рейс, тогда и будут тебе деньги.

«Да, такое действительно было, – подтвердил Станислав Александров в телефонном разговоре с корреспондентом Chelyabinsk.ru. – Бросить машину с грузом я не мог, меня бы засудил и сам Тороп, и грузополучатель, поэтому поехал дальше. Я четыре месяца на него работал и ни копейки не получил до сих пор. Получалось так, что не успеваю вернуться из рейса, как оказывается, что на мне снова оформлен груз – снова ехать. Четыре месяца из-за руля не выходил. Найти его сейчас не могу, он теряется».

По словам Александрова, в Омске на Е. Торопа уже возбуждены уголовные дела. Он занимается тем, что гоняет машины и запчасти из Японии. Собрал с людей крупные суммы, однако взятые на себя обязательства по доставке не выполнил.

Затем Светлана фактически случайно обнаружила, что полуприцеп, следовавший в автопоезде с тягачом Nissan, отличается от того, что написано у него в свидетельстве о регистрации. В документе он значится как «полуприцеп с бортовой платформой», а по факту к нему приварены дуги и натянут тент, что автоматически делает его эксплуатацию незаконной. Она указала на это следователю, и тот согласился с необходимостью назначить соответствующую экспертизу.

Поделиться

«В настоящее время уже проведена автотехническая экспертиза, в рамках которой исследовалось комплексное состояние тормозной системы автопоезда, за управлением которого находился Александров. По ее результатам выявлены внесенные конструктивные изменения, а именно – отсутствовали тормозные элементы (и колодки, и барабаны) на передней оси полуприцепа, – сообщил сайту Chelyabinsk.ru начальник отделения СО межмуниципального отдела МВД России «Катав-Ивановский» Олег Заруцкий. – Теперь проводится исследование отдельных элементов тормозной системы и коробки передач».

По словам С. Рачковской, у погибшего мужа пропали деньги. Она не может это доказать, но рассказывает, что лично сняла со счета 45 тыс. руб. и утром перед выходом в рейс отдала их мужу на расходы. Баки были полные, да и Василий, как большинство дальнобойщиков, не заправлял соляркой в Челябинской области, а всегда делал это уже в Башкирии – там дешевле. Поэтому крупных расходов у супруга быть не могло. Однако после ДТП вместе с личными вещами вдове в отделе полиции вернули только 30 тыс. руб.

Исследование о соответствии конструкции полуприцепа указанному в свидетельстве о регистрации не проведено. По словам следователя, в связи со специфичностью данного вида экспертизы в данное время решается вопрос о выборе экспертного учреждения либо о привлечении негосударственного специалиста.

«Этот Nissan пригнали из Японии, он был ассенизаторской бочкой – рассказал Александров. – Я знаю человека, который лично переделывал и переваривал эту машину, превратив в грузовик. Сейчас мой адвокат пытается найти людей, которые разрешили эту переделку и зарегистрировали. Этот автомобиль с такими конструктивными изменениями просто нельзя было эксплуатировать».

В связи со всеми нарушениями Светлана подала ходатайство с просьбой привлечь омского предпринимателя Евгения Торопа к ответственности по части 2 статьи 266 УК РФ (недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями, повлекшие по неосторожности смерть человека). Однако следователь вынес отказ в возбуждении уголовного дела.

«В настоящее время проведены мероприятия для установления степени вины собственника транспортного средства, однако оснований для привлечения его в качестве обвиняемого по статье 266 УК РФ на настоящий момент не имеется, поскольку полная ответственность за техническое состояние транспортного средства трудовым договором была возложена на Александрова», – объяснил Олег Заруцкий.

Станислав Александров признался, что подписывал какой-то договор, но не читал его, а копию на руки ему не выдали, что в нем – сказать не может. Светлана Рачковская убеждена, что этот документ фиктивный. Женщина, имеющая юридическое образование, считает, что необходимо проверить, отчислялись ли налоги и сборы по трудовому договору, чтобы установить его подлинность.

«Мною проведены все необходимые мероприятия для прояснения этих обстоятельств, направлены запросы, – сказал на этот счет следователь. – После получения ответов на них, а также результатов второй автотехнической экспертизы вопрос о наличии вины в действиях собственника будет рассмотрен повторно».

«Я больше семи месяцев получаю одни отписки – из прокуратуры и от следователя, – отчаивается Светлана. – У меня ощущение, будто сама расследую это дело: именно я обнаружила, что полуприцеп не соответствует указанному в техпаспорте и не мог эксплуатироваться (чтобы доказать это, требуется экспертиза, которая не проведена. – Прим. автора); опять же я подсказала следователю, что необходимо сделать запрос в налоговую и Пенсионный фонд, чтобы проверить подлинность трудового договора. Возможно, следователю просто не хватает профессионального опыта. Не хотелось бы думать, что его «попросили» не привлекать Торопа к ответственности. Но прокуратура-то куда смотрит? В чем выражается ее так называемый надзор?»

Отчаявшись добиться внимания в прокуратуре Катав-Ивановска и в различных отделах областного надзорного ведомства, Светлана решила во Всероссийский день приема граждан рассказать о сложившейся волоките прокурору региона Александру Войтовичу. Накануне она позвонила в надзорное ведомство и спросила, как можно записаться.

«Мне ответили, что прием будет вестись в порядке живой очереди, мол, подъезжайте, – рассказала Светлана. – Я с документами приехала, однако к прокурору Войтовичу меня никто не пустил. Водили по кабинетам, выслушивали разные сотрудники, за подписями некоторых из них я и получала пустые ответы, мне кивали, обещали взять ситуацию на контроль».

Поделиться

С того дня прошло больше двух недель, но по-прежнему тишина. А буквально два дня назад Светлана получила очередной ответ из Катав-Ивановской прокуратуры, суть которого сводится к тому, что экспертиза отдельных узлов тормозной системы и коробки передач еще не проведена в связи с загруженностью экспертной организации. Только вот Светлана уже связывалась с экспертным бюро, и там ей ответили, что ничего подобного – агрегаты следователь просто еще не привез (постановление о назначении экспертизы вынесено еще 22 октября. – Прим. автора).

Сайт Chelyabinsk.ru обратился с официальным запросом в прокуратуру Челябинской области с просьбой разъяснить ситуацию, сложившуюся с расследованием данного уголовного дела. Однако даже мы получили отписку за подписью и. о. прокурора области Владимира Можина: «…данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Они могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя. В связи с чем мы можем лишь констатировать факт нахождения расследования уголовного дела на контроле прокуратуры, поскольку потерпевшая неоднократно обращалась к нам с жалобами на действия органов следствия. Непосредственно сам комментарий по уголовному делу в настоящее время является преждевременным».

Светлана Рачковская, потерявшая мужа и вынужденная сейчас одна содержать сына-инвалида, уже завалена схожими неконкретными отписками, которые на поверку порой оказываются и откровенным сочинительством. Казалось бы, все очевидно, надо только поработать и собрать доказательную базу для суда. Однако никто не торопится ускорить непонятно затянувшийся процесс – по лености или же по скрытому умыслу, но волокита продолжается.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку