22 января суббота
СЕЙЧАС -13°С

За репост в ВК «лайкнули» амнистией

Поделиться

Центральный райсуд 28 сентября приговорил к двум годам заключения условно с аналогичным испытательным сроком координатора челябинского регионального отделения партии «Демократический выбор» Константина Жаринова за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК РФ). Оппозиционер, попавший под уголовное преследование за репост во «ВКонтакте» обращения радикального украинского движения «Правый сектор»* к народам России, освобожден от наказания в связи с амнистией, объявленной к 70-летию Победы. Мнения экспертов и позиции сторон — в материале Chelyabinsk.ru.

Максимальное наказание за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 280 УК РФ) — четыре года заключения с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на тот же срок.

Эта история началась 1 марта 2014 года, когда Константин Жаринов перепостил в социальной сети «ВКонтакте» обращение украинской националистической партии «Правый сектор» к народам России. Как утверждает сам челябинец, он это сделал из научного интереса к проблеме экстремизма и терроризма. Правоохранительные органы посчитали репост действием к реализации обращения, в котором россиян призывали перекрывать дороги, создавать партизанские отряды, бороться с Путиным.

Через два дня Жаринова вызвали на разговор в прокуратуру, где ему вынесли предупреждение о недопустимости подобных публикаций. Вернувшись домой, он удалил репост обращения «Правого сектора». 14 мая оппозиционеру вручили постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела.

Некоторое время челябинец искал средства на услуги юриста, в результате ему помогла межрегиональная ассоциация правозащитных организаций «АГОРА». Защищать интересы оппозиционера взялся адвокат Андрей Лепехин, известный тем, что помогал еще одному гражданскому активисту из Челябинска Игорю Юдину, которого обвиняли в применении насилия к сотруднику полиции при доставке на допрос и приговорили к полутора годам колонии-поселения условно. Защитник не надеялся на оправдательный приговор и считает, что это уголовное дело создало опасный прецедент.

«Процесс Константина Жаринова создает очень опасный прецедент для блогеров и журналистов, вообще для всех, кто занимается новостями, — убежден Андрей Лепехин. — Опасно тем, что репост был как новость, и судят его за новость. Этот текст до сих пор не включен ни в какой список экстремистских материалов. Да и «Правый сектор» попал в перечень экстремистских организаций только после окончания следствия. За распространение информации по закону нет ответственности, поэтому органы обвинил Жаринова в призыве к экстремизму. Но следствие не смогло доказать, что он поддерживает экстремистов, не нашло доказательств связи Жаринова с экстремистскими организациями, хотя вся его деятельность была подконтрольна».

Сам Константин Жаринов утверждает, что сделал репост не как новость, а из научных побуждений, как политолог, писавший монографии о террористических организациях.

«В тот период шло обострение ситуации, а у меня профессиональный интерес к вооруженным организациям, — объяснил оппозиционер. — Меня их обращение заинтересовало с научной точки зрения, ведь у меня несколько книг вышло по террористическим организациям. Правда, вторую издали только в Нью-Йорке, здешние издатели боятся... Также у меня были статьи про УНА-УНСО*, это одна из частей «Правого сектора», я вообще следил за их публикациями. Выступать против путинского режима — еще не значит призывать к войне и создавать партизанские отряды».

Иной точки зрения придерживается обвинение: «Жаринов обвинялся в том, что посетил интернет-страницу группы «Правый сектор» в соцсети «ВКонтакте», где ознакомился со статьей «Обращение «Правого сектора» к народам России о призыве к экстремистской деятельности и разместил ее на своей личной интернет-странице в соцсети «ВКонтакте» для доступа и ознакомления, — прокомментировал позицию обвинения помощник прокурора Центрального района Антон Сафронов. — Текст направлен на возбуждение к участию в массовых акциях протеста, созданию вооруженных формирований, блокаде транспортных коммуникаций, к уничтожению военной инфраструктуры. Подсудимый вину не признал, но она в ходе судебного следствия доказана».

По публикациям очень трудно судить о вине человека и его побуждениях, считает доктор филологических наук Марина Загидуллина. Также профессор ЧелГУ предполагает, что есть некая установка доказать обществу, что найти человека по его виртуальным следам нетрудно.

«Это уже не первое дело, заведенное в отношении россиянина за виртуальное поведение — репосты, комментарии в соцсетях, — отметила Марина Загидуллина. — Есть некий общий тренд демонстрации возможностей правоохранительных органов в этой сфере, тенденция, направленная на преодоление ощущения свободы в Интернете. В целом, это вызывает двоякие чувства. Механизмы подавления включают не для всех. А с другой стороны, это значимый сигнал журналистскому сообществу, вызов, ответом на который должен стать безупречный профессионализм. Не секрет, что в СМИ бывают заказные и субъективные материалы, и могут пойти параллельные процессы, которые будут восприняты не как расправа, а как попытка приучить нести ответственность за любое сказанное слово. Правда, и внутренняя цензура будет развиваться с бешеной скоростью — эта общественная опасность молчания, безусловно, тоже ощутима».

Оппозиционер и его защитник считают, что процесс был полон нарушений, и готовятся добиваться полного оправдания в вышестоящих инстанциях.

Константин Жаринов — автор двух книг об истории и символике терроризма. Под его авторством издана книга «Терроризм и террористы. Исторический справочник», а также научный труд «Флаги и эмблемы вооруженных неправительственных организаций», который вышел в переводе на английский язык.

«Мы будем обжаловать обвинительный приговор вплоть до Верховного суда, — заявил Андрей Лепехин. — Райсуд закрыл глаза на все наши ходатайства, были нарушения закона при сборе доказательств, неожиданные появления свидетелей через полгода после начала дела, странные экспертизы с кучей ошибок. Например, эксперты говорят, что Жаринов призывал к войне, а на его странице «ВКонтакте» было фото — Константин Жаринов стоит с табличкой «Нет войне».

Эксперт фонда «Общественный вердикт» и Комитета гражданского содействия Ирина Бирюкова в июле читала в «Международном Мемориале» лекцию о лайках, репостах и антиэкстремистском законодательстве. В ней адвокат упомянула процесс Константина Жаринова как яркий пример привлечения к ответственности за репост.

«Увы, в последнее время такие дела стали трендом, но этот процесс в некотором роде уникален — обычно срок меньше и до уголовного дела не доходит вовсе, все заканчивается штрафами, — отметила в телефонном разговоре с корреспондентом Chelyabinsk.ru Ирина Бирюкова. — Константин Жаринов все удалил, поэтому могли бы не возбуждать уголовное дело и ограничиться административной ответственностью. Активность ФСБ в регионах говорит о том, что будет только хуже. Дальше станут давать реальные сроки. Может быть, не всем, но это слабое утешение. Поэтому нужно думать что делаете. Нонсенс, конечно, — я сейчас призываю к ограничению свободы слова, но стоит несколько раз подумать прежде чем писать, репостить, лайкать. Захотите выразить позицию — перечитайте текст, и если будет хоть малейшее сомнение, что он может подпасть под расплывчатое определение экстремизма, или не публикуйте, или будьте готовы к тому, что однажды за вами придут».

Видео из зала суда — в материале 74.ru

* Запрещен в РФ

Фото Евгения Емельдинова, видео Сергея Гульбиновича, монтаж Дмитрия Сиваша

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter