Все новости
Все новости

Обратная сторона ДТП: версия семьи Арбузовых

После публикации истории Валерия Фадеева, ставшего инвалидом II группы после наезда автомобиля Mazda, в редакцию сайта AutoChel.ru обратился отец автомобилистки Евгении Арбузовой, сидевшей за рулем иномарки. Алексей Петрович выразил свой взгляд на историю

После публикации истории Валерия Фадеева, ставшего инвалидом II группы после наезда автомобиля Mazda, в редакцию сайта AutoChel.ru обратился отец автомобилистки Евгении Арбузовой, сидевшей за рулем иномарки. Алексей Петрович выразил свой взгляд на историю ДТП пятилетней давности, последующую помощь Валерию и нынешнюю шумиху в СМИ.

Алексей Арбузов рассказал, что в тот вечер, 10 ноября 2005 года, Евгения позвонила ему на мобильный в шоковом состоянии. Говорит: сбила двух человек, тормозила, не успела, вызвали скорую. Отец сразу сорвался с места и поехал к дочери. Как известно, молодые люди были доставлены в больницу.

«У одного пострадавшего были относительно легкие травмы, а другой – тяжелый. Для нас вопрос виновности или невиновности Жени тогда не стоял, речь была о том, что парня надо спасать, – вспоминает Алексей Арбузов. – Все заботы о его лечении взяла на себя моя супруга Наталья. Она договорилась с одним из лучших нейрохирургов города Александром Марковым. Отдельная палата, медикаменты, операции, консультации – мы все оплатили. В течение двух лет на его питание, проживание и лечение мы затратили более 350 тысяч рублей».

Эти слова полностью подтверждаются многочисленными расписками о получении наличных, товарными чеками, квитанциями об оплате и договорами на оказание самых разнообразных медицинских услуг. Семья Арбузовых действительно до сентября 2007 года активно финансировала лечение и жизнь Валерия Фадеева. Обвинять их в обратном по меньшей мере несправедливо.

Кстати, перед судебным разбирательством о компенсации морального вреда (Валерий оценил его в три миллиона рублей. – Прим. автора) семья предложила пойти на мировую – купить ему квартиру на родине в Златоусте. Однако, как рассказал Алексей Петрович, молодой человек заявил их адвокату, что будет добиваться квартиры в Челябинске. В итоге суд удовлетворил иск Фадеева частично и взыскал с автомобилистки 100 тысяч рублей. Семья выплатила эту сумму в полном объеме.

«Когда молодой человек стал поправляться, окреп, то начал... так сказать, капризничать, – рассказывает Арбузов. – Предложенный врач-эпилептолог его не устроил, он захотел каких-то других специалистов. Жена стала жаловаться, что он пропускает занятия с врачом, процедуры. Поэтому постепенно мы прекратили какое-либо участие в его судьбе».

Тем временем доследственная проверка происшествия шла своим чередом. И как уже широко известно, следователь отдела по расследованию ДТП ГСУ ГУВД по Челябинской области установил, что пешеходы перебегали проезжую часть на красный сигнал светофора. Автотехническая экспертиза установила, что скорость автомобиля Mazda составляла 71 км/ч. В действиях Евгении Арбузовой нет состава преступления. Несколько раз адвокат Фадеева обжаловал это решение, но итог остался прежним – отказ в возбуждении уголовного дела.

И вот спустя почти пять лет Валерий Фадеев выложил свою историю в Интернете. По мнению Алексея Арбузова, молодой человек просто воспользовался модным сегодня жанром видеообращения к президенту, надеясь получить с их семьи еще денег. Отец автомобилистки, возмущенный подобной кампанией в СМИ, обратился в прокуратуру.

«...В возбуждении уголовного дела было отказано из-за отсутствия состава преступления. Данные факты неоднократно проверялись в порядке надзора прокуратурой Челябинской области. Никаких нарушений закона выявлено не было, – указывает в своем заявлении Алексей Арбузов. – Тем не менее в настоящее время по истечении пяти лет в средствах массовой информации, Интернете развернута массовая дискредитационная кампания по данному делу с обвинением меня, моей дочери, а также лиц, осуществлявших доследственные действия, и прокуроров, проводивших проверку, в нарушении закона. В целях объективности и справедливости оценки фактов произошедшего ДТП прошу отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, провести дополнительную проверку обстоятельств ДТП и вынести обоснованное решение».

Но прокуратура Челябинской области и без того уже заинтересовалась видеообращением. Сегодня, 13 апреля, надзорное ведомство официально опубликовало итоги проверки: отказ в возбуждении уголовного дела вынесен законно и обоснованно. Кроме того, в настоящее время решение о возбуждении уголовного дела принято быть не может в связи с истечением срока давности уголовного преследования – два года. В соответствии со статьей 45 Гражданско-процессуального кодекса РФ, прокуратура готова обратиться в интересах Фадеева в суд в порядке гражданского судопроизводства для взыскания компенсаций. Для этого Валерий, его адвокат или законные представители должны в официальном порядке обратиться в надзорное ведомство.

Многие наши читатели дискутировали о морально-этическом моменте этого ДТП и его последствий. А именно, почему Евгения Арбузова, в силу молодости не имеющая финансовой возможности помогать пострадавшему, хотя бы своим присутствием и человеческой поддержкой не очень-то участвовала в судьбе искалеченного Валерия Фадеева.

«Мы, наверное, как любые родители, постарались оградить своего ребенка от психологической травмы. Правильно ли это? Для воспитания сына – нет, а для дочери – наверное, да, – размышляет Алексей Арбузов. – Знаете, первые месяцы Женя вообще была другим человеком. Конечно, все это ее гнетет».

Многим не дает покоя информация о том, что отец автомобилистки Алексей Арбузов имеет отношение к ФСБ. Более того, имеет возможность покупать дочери то «Мазду», то «Лексус», а следовательно, дескать, может подкупить и договориться с любыми следственными органами.

«Из органов безопасности я уволился в 1994 году. Тогда, кстати, наше ведомство называлось не ФСБ, а Министерство безопасности. Вот и судите сами, являлся ли я на момент ДТП «высокопоставленным руководителем ФСБ», как об этом сообщают некоторые СМИ, – говорит Алексей Петрович. – С 2001 года я являюсь пенсионером. Я никаким образом не пытался повлиять на доследственную проверку, даже ни разу не встречался со следователем. Что касается автомобилей, то «Мазду» мы продали сразу после ДТП, чтобы как-то компенсировать затраты на лечение. А на «Лексусе», о котором пишут в Интернете, с 2004 года ездил я, причем брал его уже трехгодовалым. Сейчас дочь делит эту машину на двоих с мамой».

В разговоре с корреспондентом AutoChel.ru Алексей Арбузов отметил: не исключено, что вся эта кампания в СМИ, нагнетающая волну против него и его семьи, затеяна личными его недоброжелателями.

Фото: Фото с сайта Fishki.net

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter