Иван Петриди, председатель правления ГК «Стройком»: «Политическое поле – не наше. Наше поле – стройка и эффект»

Поделиться

Поделиться

С нашей последней встречи с Иваном Петриди прошел без малого год. Тогда мы говорили о тех камнях преткновения, которые приходится в кризис преодолевать крупнейшей строительной компании Южного Урала «Стройком» и ее новоиспеченному топ-менеджеру. «Мы твердо стоим на ногах», – таков был основной смысл предыдущего интервью. Спустя всего пару месяцев сразу несколько известных строительных компаний увидели кризис «во всей красе» – с банкротствами фирм и митингами ожидающих свои квартиры дольщиков. Кто из строителей рискует пополнить печальный список разжалованных флагманов, как компании делят между собой оставшийся платежеспособный спрос и почему «Стройком» остается вне политики – об этом и многом другом сложилась наша новая беседа с бывшим генеральным директором УК «Стройком», а теперь председателем правления НП «Группа компаний "Стройком"» Иваном Петриди.

Кризисная реабилитация закончилась

Карьера Ивана Петриди с самого своего начала формировалась весьма нестандартно. Молодой и очень амбициозный миасский парень пробовал разные виды бизнеса и в каждом из них достигал значимых результатов. Работал в администрации Миасса, организовал свою компанию занимавшуюся инновационными технологиями наружной рекламы. В 2008 году он оставил пост директора по маркетингу и развитию ЗАО «Линда», перейдя в число топов группы компаний «Стройком». Должность престижная, но ответственная, особенно если учесть, что «боевым крещением» стал глобальный экономический кризис.

Иван, примерно год прошел, как ты стал активно появляться на публике в роли топ-менеджера ГК «Стройком». Как прошел этот год лично для тебя и для компании?

– Год был очень успешным. Кризис для меня – это место для роста, дополнительное приобретение новых личностных ценностей. Кризис для компании – подходящий момент для оздоровления и роста. Я всегда жду очередного кризиса, потому что понимаю, что за счет него совершенствуется структура личности в стремлении к гармонии, достигаются её новые высоты.

Ты пришел в компанию, которая была изначально построена на принципе преемственности, семейности бизнеса. Как считаешь, удалось вписаться в эту среду?

– Надеюсь, что да. Траектория развития любой компании зависит от собственников. Меня всегда поражало то, как работают владельцы «Стройкома» Даже сейчас, когда де-юре не являются оперативными руководителями, они не бросают штурвал, и это заразительный пример. В «Стройкоме» эффективные собственники. Они понимают, что благополучие компании зависит от профессионального, современного менеджмента. Поэтому «вписываться» не пришлось. Скорее много работать. И топ-менеджерам, и собственникам, которым в период кризиса многие оперативные вопросы брали на себя. Но в то же время собственники «Стройкома» умеют делегировать ответственность и полномочия управленцам.

Конечно, за этот год очень многое у нас изменилось. Два года назад я пришёл в компанию, которая была бесспорным лидером; сегодня можно сказать, что данный статус мы сохранили. Погружение в специфику строительной отрасли для меня с первых дней было шоковым. Этот монстр, с одной стороны, был внимательно исследован и стандартизирован в СССР, с другой стороны, у него отсутствовали целые структурные блоки, являющиеся характерными для современных бизнес-архитектур. Я уверен, что ГК «Стройком» первой в регионе стала внедрять инновационные информационные системы документооборота, управления проектным менеджментом, учета финансовых средств, учёта активов и многие другие процессы.

«Стройком» долгое время воспринимался как единая консервативная организация, как выглядит структура компании сегодня?

– Действительно, представления большинства наших клиентов о «Стройкоме» как о единой организации иллюзорны. Сегодня группа компаний «Стройком» состоит из разных функциональных независимых друг от друга бизнесов с разными названиями, которые я разделяю на два блока : консалтинговый и производственный. Консалтинговые бизнесы включают в себя организации: «Экспертиза» , «Информационно техническая компания», УК «Стройком». Экспертиза выводит на рынок услуги по электронному документообороту, курьерской доставке и стандартизации бизнес-процессов. ИТК оказывает услуги по структурированию, установке и обслуживанию информационных систем и оборудования. УК «Стройком» работает в плоскости кадрового управления и юридического сопровождения. Независимыми производственными бизнесами являются: Developman – реализация девелоперских проектов с учётом профессионального проджект-менеджмента. «Риэлт-Стройком» работает в области риелторских услуг на первичном и вторичном рынке, «Стронекс» оказывает услуги строительного подряда, «Оркестр-Техно» владеет машинами и механизмами и оказывает подрядные транспортные услуги, «Эффективные эксплуатационные системы» работают в сфере ЖКХ и управления жилфондом, «Энсаф» профессионально управляет генерирующим, сетевым и сбытовым энергокомплексами.

«Новая метла по-новому метет». Руководители обычно формируют команду «под себя», берут тех, кто ближе по духу. Как успехи на этом фронте?

– Начнем с того, что я сюда пришел не просто так, а по воле собственников этой группы компаний. Возможно, в этом был какой-то смысл, если говорить про новую метлу. Конечно, серьезно поменялся состав топов, изменились и дополнились приоритеты. По-моему, изменение высшего руководящего состава любой компании – это всегда внедрение некоего «свежего» вируса. Как это скажется на здоровье больного, покажет время и история.

Но пациент сейчас как? Скорее жив?

– Пациент чувствует себя хорошо. Процесс кризисной реанимации и реабилитации закончился.

Как считаешь, насколько хорошо тебя слышат в компании, как руководителя?

– Меня сложно не услышать, но для эффективного управления слуха собеседника недостаточно. Во-первых, это процесс всегда взаимный. Во-вторых, мало услышать собеседника, кем бы он ни был: другом или врагом. Для меня существует неделимая последовательность: услышать, понять, осознать и принять информацию, тогда будет толк от сказанного. Разницу между «услышать» и «принять» приходится постоянно помнить самому и объяснять коллегам.

«Не хочешь – заставим, не можешь – научим»?

– «Не хочешь – объясним, не можешь – поможем реализовать». В сломе личности ничего истинного нет. И в том, что ты скоропалительным решением угодишь собственной гордыне, – тоже. Гораздо тяжелее найти в себе силы не ломать спичку, а вырастить из нее живое дерево. Созидание для меня – это важная ценность, хотя, признаюсь, раньше приходилось рубить с плеча. Вообще главной личностной ценностью настоящего руководителя считаю постоянное саморазвитие.

Какую оценку ты поставил бы за прошедший год самому себе, своей работе?

– Оценки мне должны ставить коллеги и человек, который принял меня на работу.

К конкурентам отношусь как к партнерам

Поделиться

Рисковать Иван Петриди не боится. Говорит, что и в работе, и в жизни нужно суметь увидеть и прочувствовать сегодняшний день, не зацикливаясь на «вчера», в котором ничего не изменить, и переменчивом «завтра». «Главная сила – это вера. Если есть вера и цель, то нужно идти путями, которые не противоречат твоим ценностям. Это вопрос моей гармонии, внутренней морали. Но тем не менее кубик Рубика не мешает складывать и честность, и мораль. Если их правильно складывать, конечно», – убежден мой собеседник. С недавних пор в его машине поселился труд флорентийского писателя Николо Макиавелли «Государь». Говорят, неплохая «шпаргалка» для управленцев и политиков, которым каждый день приходится принимать ответственные решения. Впрочем, в политику руководитель «Стройкома» не рвется, да и с местной властью отношения не накаляет.

До кризиса «Стройком» был ведущей компанией на строительном рынке Южного Урала. Но все прекрасно понимают, что пирог под названием строительный рынок будет поделен заново. Одни фирмы ушли, другие же начинают очень неплохо подрастать и наступать вам на пятки. «Стройком» еще лидер, или все строители стоят на почти одинаковом низком старте и ждут, кто быстрей выбьется вперед?

– Очень обидно, когда с рынка уходят строительные компании. Чем жестче борьба, тем эффективнее выстраиваются все бизнес-процессы. Да, мы вместе с другими строителями просели по выручке и сдаваемому жилью. Но темпов и динамики не сбавили. Я не понимаю выражения «наступать на пятки», попробуйте наступите. Если уже принято решение наступать, то мне больше по душе «на ступню». Например, запланированные в конце 2009 года объёмы строительства на 2010 год и сдачи жилья наши бизнесы по факту удвоят. В кризис мы потратили на совершенствование бизнес-процессов колоссальные средства, создали закрытые паевые инвестиционные фонды. У нас есть чему поучиться, и мы открыто работаем с уважаемыми конкурентами.

Кто сегодня может составить реальную конкуренцию «Стройкому»?

– Мы с коллегами все находимся в реальной конкуренции. Аналога в чистом виде у ГК «Стройком» нет. Наши бизнесы тщательно мониторят рынок и всех наших партнеров, знают их в лицо. Среди наиболее ярких строительных компаний города я могу назвать «Легион», «Челябинскгражданстрой», «Артель-С», «НТ Урал», «Желдорипотека», «Никс», «Жилтехстрой», «Челябинскгражданстрой», «Жилстрой-9», «КПД и СК».

Ты сознательно не говоришь о них как о конкурентах?

– Да, я считаю их своими партнерами. Они нам помогают. Нам очень нескучно с ними, и думаю, им с нами тоже. Некоторые внутренние аспекты пытаемся реализовывать совместными усилиями. Например, генплан для комплексной застройки территории поселка «Осиновки-Малиновки» делали сообща с несколькими девелоперами. Есть негласный уговор о том, что наше поле борьбы находится всегда в русле этичного маркетинга и рекламы.

А каким будет курс «Стройкома» в отношении с ныне действующей властью? У компании, насколько помню, всегда была позиция невмешательства ни в какие политические игры ни с областью, ни с городом…

– Безусловно, все так. Мы все с вами видели политические понты разных производственных организаций и их руководителей, они очень красивые, но кратковременные. Нам они абсолютно не нужны. Отношение к любому вопросу должно формироваться профессионально. Мы считаем, что умеем хорошо строить, и будем дальше совершенствовать этот процесс. Правда, нужно отметить, что нынешний губернатор, будучи мэром, в кризисной ситуации нам помогал, и мы чувствовали реальную поддержку. Политическое поле – не наше. Наше поле – стройка и эффект. А в закулисных политических играх нам участвовать неинтересно.

«Я не Полонский, чтобы есть аксессуары»

Поделиться


Еще четыре года назад мало кто представлял себе, во что может превратиться болотистый пустырь в районе Тополиной аллеи. Теперь там находится четыре заселенных микрорайона от «Стройкома», а скоро появятся еще два. «Тополинка» – продукт в своем роде уникальный. Впервые за десятилетия вместо точечной застройки и уплотнения уже существующего жилфонда был реализован масштабный проект комплексной застройки. «Я считаю Тополиную аллею проектом №1 в Челябинске», – не без чувства гордости говорит Иван Петриди и охотно соглашается продолжить разговор, что называется, на объекте.


– Чувствуешь? Настрой здесь совершенно другой. Подойдешь к какой-нибудь хрущевке, там сидит бабушка на старой лавочке, грустная, печальная. А сюда приезжаешь – молодые люди гуляют с колясками, дети во дворах играют, молодежь на великах-роликах катается… Совсем все иначе!

Нравится?

– Да. И со мной вместе так думают еще порядка 10 тысяч семей, которые за него проголосовали тем, что в нем живут. Здесь живут близкие по духу мне люди, партнеры, коллеги, родственники...

Недавно в Челябинске принимали представителя программы развития ООН в России Фроде Мауринга. Его, как и многих других чиновников, повезли на «Тополинку». Какие у него остались впечатления от микрорайона?

– Я рассказал ему про социальные объекты, построенные и эксплуатируемые бизнесами ГК «Стройком», и надо сказать, его очень удивило, что коммерсанты за свои деньги строят здесь детские сады и школы. Ну и конечно, он отметил внешний вид района, его архитектурную гармоничность и функциональность. Какую деталь сейчас ни возьми – все ведь очень тщательно продумывалось. Геометрия домов, например, разработана так, чтобы защитить двор от ветров. И таких нюансов очень много.

Не было неловко от того, что приходится показывать иностранцу все те же «панельки», а не что-то более прогрессивное?

– Давайте запретим «жигули» и пересадим всех в «мерседесы» S-класса? Я – за. Но здравый смысл никто не отменял, как и федеральные целевые программы и национальные проекты. «Малоэтажка» не строится, «кирпич» буксует из-за того, что все квартиры в начатых объектах имеют площадь от 70 до 300 квадратных метров, а это сейчас далеко не всем по карману. Хотя, конечно, мы по возможности пересмотрели планировки в новых кирпичных домах и стали делать квартиры от 30 квадратных метров. Это будет очень интересный, классный продукт, но оценить его можно будет примерно через полгода.

Я поддерживаю как кирпичное, так и панельное жилье. Это ведь разные ценовые ниши, и зачесывать всех клиентов с разными финансовыми возможностями под одну гребенку я бы не стал. Ну, давай представим, что будет, если нам запретят строить панель. Мы с удовольствием будем строить кирпич. Только хуже от этого будет в первую очередь населению. Потому что сегодня, когда мы год простояли без стройки, именно недорогое панельное жилье можно возвести за полгода и удовлетворить накопившийся возросший спрос. В противном случае возросший спрос при дефиците жилья просто поднимет цену квадрата. Я говорил, что стоимость жилья в 2011 году может увеличиться до 50 тысяч рублей за квадратный метр, и это очень реальные перспективы.

Иначе по известному примеру тоже придется съесть что-нибудь из аксессуаров?

– Я не Полонский, чтобы есть элементы одежды, которые мне нравятся. Я пытаюсь рассуждать здраво. Затраты на возведение кирпича будут выше, а цикл стройки растянется не на шесть месяцев, а на полтора года. Добавь к этому затраты на содержание нашего аппарата, которые тоже лягут на конечную цену квадратного метра.

Ну а другие технологии?

– Есть масса вариантов, как построить коробку малоэтажного дома по 12-15 тысяч рублей за квадрат. Но это без учета стоимости земли и инфраструктуры. Эта составляющая в конечной цене является одной из главных. У нас существует интересный проект, который объединяет все четыре национальных приоритетных направления – начиная с реформирования ЖКХ и заканчивая программой «Жилище». Он позволит строить в районе западного берега озера Шершни, в Кременкульском сельском поселении. Если позаботиться обо всей инфраструктуре, а не строить «коробки» в чистом поле, то тогда можно будет предложить покупателю другое качество жизни за доступные деньги и без ущерба для экологии. Удовлетворить в первую очередь потребности социального слоя населения, бюджетников, военнослужащих. Цена индивидуального жилья в нашем проекте с учётом земельного участка не должна превышать 30 тысяч рублей за метр. Что касается «панельки»… Мы нашли субститут панельного жилья и скоро покажем, какой именно.

Квартиры в стандартных «панельках» на Тополиной аллее у вас всегда были чуть дороже, чем аналогичное жилье у других строителей. Почему?

– Доплачивают, как известно, за конкурентные преимущества. Здесь это в первую очередь экология. Отсюда в город заходит свежий воздух с уральских гор, и жители «Тополинки» первыми его получают. Во-вторых, это удобное место с точки зрения географии: отсюда можно быстро добраться до центра города. Для современного человека такая мобильность очень ценна. При этом в трёх-пяти минутах ходьбы находится лес, куда можно выбраться с семьей или друзьями на пикник. Добавьте сюда абсолютно новые энергосберегающие коммуникации как в домах, так и под землей – и поймете, почему ценник на наше жилье выше.

С весны «Стройком» начал поднимать эти самые цены. Кризис кончился?

– Мы подняли в марте стоимость отдельных категорий квартир на пять процентов и до конца года поднимем еще на 15-20. А цена квадрата в среднем по рынку вырастет еще больше. Строители – заложники ситуации, когда с одной стороны сформировался дефицит нового жилья (мы же за год не заложили ни одного нового объекта по области!), а с другой – активизируется спрос. Здесь даже дело не в том, что выросло число людей, которые готовы купить прямо сейчас новую квартиру. А в том, что строителей на рынке стало меньше. Кто-то сам ушел с рынка, кому-то помогли. Так что сейчас всех покупателей между собой делят, условно говоря, не 30, а 15 компаний. Любая коммерческая организация, которая не справляется со спросом, поднимает цену.

Логично. Продолжая тему Тополиной аллеи: главная проблема любых новостроек – это управление жилфондом. Какой подход к сервисной части проекта?

– У нас отлажен отдельный бизнес, который занимается управлением ЖКХ. В бизнес эффективных эксплуатационных систем входят современные и конструктивные управляющие компании.

То есть не «совковый» сервис?

– Нет, конечно. Все находится на современном уровне – от программного обеспечения до определенных параметров человеческого потенциала. Хочется ведь в конечном итоге создать такой район, куда люди будут переезжать с удовольствием и гордостью, что они живут именно здесь. Есть, конечно, вещи, которые хочется усовершенствовать. Например, дворы в домах сделать более защищенными от посторонних людей, решить в строящихся микрорайонах вопрос с подземными и наземными парковками. Думаем о том, чтобы вернуть Тополиной аллее тополя, причем пирамидальные.

Получается, что на Тополиной аллее проблем вообще нет?

– Так не бывает, у нас их хватает. Три последние недели я лично встречался и общался с жильцами микрорайонов и их инициативной группой. Жильцы требуют строительства новых школ, садиков, автопарковок. Их реально не хватает, и почему-то многие считают, что застройщики «Стройкома», как и в докризисные времена, по собственной инициативе достанут из кармана суперприбыли и за свой счёт построят предусмотренные генеральным планом города школы и садики. Хотелось бы, да времена сейчас не те. Ещё я услышал от жильцов о проблемах в микрорайонах, связанных с противоклещевой обработкой прилежащих территорий. Повторюсь – наши дома расположены рядом с лесом, полулегальными парковщиками и их поборами. Вопросы и желание их решать у нас с жителями есть, и мы будем делать это сообща, в рамках закона.

Жилье на Тополиной аллее многие покупали «на будущее, для детей» или как инвестквартиры. Многие квартиры сдаются в аренду. В итоге контингент здесь получился довольно разношерстным: от состоятельных людей, которым нужны пентхаусы, до студентов. Получается ли учесть интересы всех категорий горожан?

– То, что на одной территории проживают и студенты, и бизнесмены, концепции Тополиной аллеи не противоречит. Риелторы предлагают варианты жилья по разным ценам и на любой вкус. «Тополинка» больше напоминает маленький городок, современный, мобильный, со всеми прелестями. Поэтому и живут люди разные: и военные, и малообеспеченные, активные молодые семьи, кто-то родителей сюда из старых квартир переселил… Думаю, нам удалось сделать так, чтобы здесь было уютно всем. Конечно, хочется назвать его самым-самым, но пока рано делать такие заключения. «Тополиная аллея» – пока незаконченный проект. Усилий для его окончания требуется ещё очень много, главное – не забывать о социальной ответственности, вере в коллектив и воле к достижению поставленной цели.

На правах рекламы

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter