Все новости
Все новости

Приставы vs должники: электронка в помощь

Поделиться

Предприниматели высказали недовольство работой судебных приставов – главной проблемой бизнес считает взыскание денежных средств с должника. Информация об этом прозвучала в ходе круглого стола «Проблемы исполнения судебных решений», который в конце прошлой недели прошел в Южно-Уральской торгово-промышленной палате. Представители службы судебных приставов сообщили в ответ о работе над системой электронного документооборота с кредитными учреждениями, что в итоге снизит нагрузку на судебных исполнителей и оптимизирует процесс взыскания долгов. Финансовые эксперты прохладно относятся к идее сотрудничества с приставами: во-первых, для банков это может означать дополнительную нагрузку, во-вторых, появляется риск утечки сведений, составляющих банковскую тайну.

По результатам анкетирования предпринимателей, которое было проведено комитетом по развитию предпринимательства ЮУТПП, на вопрос «С какими проблемами в сфере исполнительного производства вы сталкивались?» большинство (80 процентов) опрошенных ответили «взыскание денежных средств с должника». На другой вопрос «Обращались ли вы с жалобой на действия судебных исполнителей?» положительно ответили 45 процентов респондентов. Тема взыскания долгов, по словам вице-президента ЮУТПП Игоря Аристова, напрямую касается и самой палаты, которая, являясь юридическим лицом, имеет дебиторскую задолженность по 56 исполнительным листам.

Коэффициент эффективности исполнения судебных актов, по данным управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области, составляет примерно 30 процентов.

Сложности есть, и в УФССП этого не отрицают. Как подтверждает заместитель руководителя управления Федеральной службы судебных приставов по Челябинской области Юлия Третьякова, коэффициент эффективности исполнения судебных актов составляет примерно 30 процентов, но причина не в бездействии сотрудников службы, а во многом из-за несовершенства федерального законодательства. «В законе, регулирующем процесс взыскания долгов, множество пробелов и коллизий», – говорит Юлия Третьякова и обозначает одну из наиболее важных проблем: установление имущественного положения должника. Приставам зачастую приходится закрывать дела, потому что уже в ходе исполнительного производства выясняется, что долги взыскивать не с кого – предприятие не существует, «дебиторка» уже неликвидная, а экс-учредители компании-должника работают под другими названиями. «Это во многом связано с упрощенной системой регистрации юрлиц, и мы возлагаем надежды на изменения в закон, устанавливающие уголовную ответственность за незаконное создание предприятий через подставные лица, так называемые фирмы-однодневки», – отмечает сотрудник ведомства.

К причинам низкой эффективности Юлия Третьякова относит также очень высокую нагрузку на судебных приставов, которая за последние три года выросла в три раза. По состоянию на 1 мая 2013 года в региональном управлении находилось 1 398 000 исполнительных производств, и к концу года эта цифра, как ожидается, достигнет двух миллионов. По словам Третьяковой, ежедневно каждому приставу поступает 140-148 исполнительных производств. Причем львиную долю в общей массе документов составляют акты ГИБДД, госпошлины, долги в налоговую, страховые взносы (кстати, суммы задолженностей в ПФР и ФСС зачастую не превышают 50 рублей). При взыскании административных штрафов в 40 процентах случаев судебные приставы узнают, что задолженность уже погашена – либо в срок добровольного исполнения, либо незадолго до отправки документов на «принудиловку». Часто случается и так, что человек не знает о своей задолженности, поскольку его не поставили в известность (дескать, качество почтовых услуг оставляет желать лучшего).

По мнению генерального директора ЗАО «ПроМет» Анатолия Брюхова, при такой загруженности был бы правильным избирательный подход. «Надо вплотную заниматься невозвратами и однодневками. Штрафы ГИБДД и так никуда не денутся», – говорит он. Но, как отмечает Юлия Третьякова, они не могут дифференцировать разные категории исполнительных производств по степени их важности, поэтому и приходится впустую тратить время и деньги. «Смешно, конечно, когда приходит постановление о взыскании 10 рублей, но судебный пристав не вправе его проигнорировать. В связи с этим мы предлагаем продлить срок возможности добровольного погашения административных штрафов до 60 дней. Это позволит сократить поток документов и более внимательно относиться к другим важным задачам, включая производства по юрлицам и ИП», – говорит Третьякова.

По состоянию на 1 мая 2013 года, в региональном управлении находилось 1 398 000 исполнительных производств. Ежедневно каждому приставу поступает 140-148 дел.

Другой вариант оптимизации процесса – система электронного взаимодействия приставов с различными ведомствами, которая призвана повысить оперативность исполнения судебных актов. Например, ГИБДД начала предоставлять данные о зарегистрированных транспортных средствах, информация от Пенсионного фонда (с которым пока еще не достигнуто договоренностей) облегчила бы поиск места работы должника. Идут переговоры и с коммерческими структурами. ФСПП уже заключила соглашение с тремя операторами мобильной связи о предоставлении телефонных номеров, теперь приставы ищут доступ к банковской информации по электронным каналам связи. «Сотрудничеством только лишь со Сбербанком нам не хотелось бы ограничиваться, – отмечает Юлия Третьякова. – Кредитных учреждений в регионе достаточно много, и, если мы найдем взаимопонимание, это будет большим плюсом». В принципе приставы и сейчас вправе запрашивать информацию о должниках, но прописанная в законе процедура реагирования банков на такие запросы отнимает слишком много времени.

По мнению директора компании «ПрофКапиталСервис» Сергея Колобова, электронный документооборот ускорил бы обмен информацией, но для банков это может означать дополнительную нагрузку. «Вместо того чтобы заниматься своим делом, нужно будет привлекать людей, покупать и сопровождать какое-то программное обеспечение... Но если удается обойтись без дополнительных затрат, то почему бы и нет? Банки ведь тоже зачастую являются взыскателями», – говорит эксперт.

В«СтарБанке» считают возможным такое сотрудничество, но, прежде чем принять какое-то решение, предстоит внимательно изучить условия соглашения. «Сама по себе идея неплохая, но, разумеется, пока мы не можем гарантировать свое участие, – говорит директор челябинского представительства ЗАО «СтарБанк» Игорь Егоров. – Нужно отталкиваться от конкретного предложения, учитывать все возможные риски. Такое взаимодействие не должно противоречить действующему федеральному законодательству и нарушать права наших клиентов». Между тем, как считают эксперты, именно в процессе обмена информацией по «электронке» повышается вероятность утечки данных.

Управляющий филиалом «Русфинанс Банк» Андрей Ляшенко сомневается, что банки будут предоставлять приставам информацию о счетах и денежных операциях клиентов. Инициатива ФССП на первый взгляд понятна и объяснима, считает эксперт. Потому что если говорить об основной массе долгов, то, как правило, она составляет огромное количество исполнительных листов на физических лиц с небольшими суммами. Даже просто обработать входящий поток – уже проблема. «Ну, допустим, получили приставы доступ к этой информации, – рассуждает эксперт. – А насколько они правильно они ей будут распоряжаться? Каким образом ее будут систематизировать, хранить и поддерживать в актуальном состоянии? На самом деле больше вопросов и сомнений. В последние несколько лет у судебных приставов появились серьезные инструменты для работы с должниками. Пусть разберутся с тем, что есть, и постараются максимально эффективно это применять».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter