RU74
Погода

Сейчас+23°C

Сейчас в Челябинске

Погода+23°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +20

7 м/c,

зап.

728мм 61%
Подробнее
4 Пробки
USD 82,63
EUR 89,09
Бизнес Образование интервью От школьного кружка до выручки в 80 миллионов: как простой парень из Миасса попал в список Forbes «30 до 30»

От школьного кружка до выручки в 80 миллионов: как простой парень из Миасса попал в список Forbes «30 до 30»

Успешная бизнес-схема родилась в пандемию

Ученики онлайн-школы находятся в разных регионах страны и даже в других странах. Все сотрудники Rebotica так же не привязаны к месту работы

27-летний Александр Киселев вырос в Миассе, но после школы решил продолжить обучение в Москве — сначала в Бауманке, потом Высшей школе экономики. После он организовал курсы по робототехнике в нескольких московских школах. Но с началом пандемии появилась проблема — ввели ограничения и нужно было перестаивать процессы. Кризисный момент подтолкнул предпринимателя создать новый проект — онлайн-школу it- профессий Rebotica. Штат сотрудников за пару лет вырос с 50 до 650 человек, а оборот — до 80 миллионов в прошлом году.

На днях Александр попал в лонг-лист Forbes «30 до 30». За пару дней до этого на образовательном подкасте Насти Егоровой «Выросли, стали» вышло интервью с Александром. С разрешения автора публикуем их разговор. Вот ссылка на подборку ее подкастов на «Яндекс.Музыке».

Нравилось лего — пошел в Бауманку

— Ты задумывался в детстве, кем хочешь стать в будущем?

— В школе я учился хорошо, но о будущей профессии не задумывался. Занимался какими-то другими делами. Хотя этот вопрос себе важно задавать, причем регулярно. Погружаться в контекст рынка, «примерять» на себя разные профессии. Я поступил в инженерный вуз, в Бауманку, направление робототехники. Выбрал именно его, потому что в детстве нравилось очень лего строить, даже были какие-то олимпиады небольшие. То, что за роботами будущее, я тогда уже точно знал.

Но ближе к окончанию Бауманки, я начал задавать вопросы: «Так, скоро выпуск, а что дальше?». Нужно же как-то коммерциализировать полученный опыт. И я вспомнил, что в школе я ходил в кружки по тому же лего конструированию. Поэтому я встретился с директором одной из школ в Москве, и устроился педагогом дополнительного образования. Это был 2017 год. А школам было интересно, работать с молодыми преподавателями, у которых горят глаза — хорошая идея.

— Правильно я понимаю, что ты после Бауманки пошел работать в общеобразовательную школу, по сути, на обычную зарплату учителя?

— Там даже не было зарплаты как таковой. Открывается кружок, родители платят за занятия, часть денег платится преподавателю. Эта зарплата, наверное, даже меньше, чем у учителя в московской школе. Ну и мы поняли, что, рассказывая серьезные вещи, большие группы не соберешь. Мы стали добавлять контент по программированию, дизайну, блоггингу. Это помогло детям взглянуть на IT-сферу более широким взглядом. Так мы проработали около трех лет. Было 37 школ. Это уже тогда называлось Rebotica, название мы не меняли.

Александр периодически приезжает на родину и посещает Тургояк

Из школы — в онлайн

— Но потом вы поменяли формат. Сам ты уже не преподаешь?

— Все очень быстро поменялось в период ковида. Тогда в московские школы нельзя было попасть людям, которые работают не по трудовым договорам. Мы оказывали школам услуги, и работали по договорам гражданско-правового характера. В течение недели мы договорились со школами, что будем проводить занятия в онлайне. Взять все и остановить мы уже не могли — у нас уже была команда из преподавателей и наставников, порядка 55 человек. Это был март 2020. Мы начали искать ту модель преподавания, при которой получается максимальный эффект погружения и результат от обучения. Мы выбрали индивидуальное обучение, на нем и остаемся.

— С какими сложностями вы столкнулись?

— В оффлайне, если есть классный наставник, то он может за счет своей харизмы вовлекать учеников в процесс, ребенку интересно и классно. Он меньше отвлекается. При взаимодействии в онлайне, факторов для отвлечения внимания больше, а вовлечения меньше. В IT важен индивидуальный подход, потому что у всех разная скорость усвоения. Кто-то уже сделал все и скучает, а кто-то не успевает и тревожится. Мы теряли число учеников, и надо было что-то с этим делать.

Само привлечение учеников тоже стало сложной задачей, ведь от школ мы уже не зависели. Погрузившись в интернет-продвижение, маркетинг, мы со временем научились эту проблему решать.

— То есть вы вообще ушли от преподавания в группах?

— Да, и стало проще. Все занятия у нас проходят в онлайн формате с наставником, один на один. Мы обучаем детей it- профессиям, которые наиболее им интересны. Этот выбор мы помогаем делать на основе интересов и способностей детей. Сегодня наша аудитория — это ученики от 8 до 16 лет, при этом ядро в диапазоне от 11 до 13 лет. Для дошкольников мы тоже сейчас разрабатываем программы, они направлены на увеличение креативного мышления.

— У нас в стране есть кейсы, когда ребенка в 17 лет берут на стажировку в большие IT-компании. Не смотрят на образование, возраст. У вас были такие результаты?

— Дети у нас делают автономные проекты. Если взять сферу дизайна, ученики у нас делают сайты на той же Tilda, делают картинки, креативы для постов в соцсетях. Некоторые дети это делают настолько круто, что у них получается это монетизировать — получать за свою работу какую-то денежку. Вероятно, что у кого-то из наших учеников есть взаимодействие с компаниями на full-time или part-time основе, но в основном, это кейсы про фриланс и разовые проекты.

Часть большой команды Rebotica в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ). После прохождения там обучающей программы GoGlobal компания начала активно работать по международному направлению

Взрывной рост

— А почему ты не создал онлайн-школу для взрослых, а продолжил заниматься с детьми?

— У меня эта тематика откликнулась, потому что я сам в свое время проходил через проблему «вуз не равно карьера». Эта миссия откликается не только мне, но и команде, которую удалось собрать за это время. Если говорить с точки зрения перспективности, детское обучение мы видим очень перспективным, потому что поколению людей, которые поняли, что вуз не равно карьера увеличивается. У них появляются и подрастают дети, и мы к этому моменту готовим классный продукт, который, мы верим, может закрывать эту проблему.

По данным Forbes, за первое полугодие после перехода в онлайн количество активных учеников Rebotica превысило 2000 против 300 при работе в офлайн-формате. Сейчас профориентационные и образовательные курсы Rebotica проходят уже более 6000 детей. Выросла и выручка: если весной 2021-го она немного превышала 1 млн рублей в месяц, то в марте 2023-го проект принес 60 миллионов рублей. В феврале 2022 года Rebotica вышла на рынок Индии, а сейчас планирует запуск на Филиппинах.

По данным сервиса «Контур.Фокус», ООО «Реботика» зарегистрировано 1 октября 2019 года в Москве. Учредитель и генеральный директор — Киселев Алесандр Андреевич. По итогам 2022 года компания показала выручку 89,1 миллиона рублей (рост 1000% по сравнению с предыдущим годом), чистая прибыль — 63,1 миллиона рублей.

Проголосовать за Александра Киселева в рейтинге Forbes можно по ссылке. Кроме Александра Киселева, в лонг-лист премии попали еще два уроженца Южного Урала.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Рекомендуем
Объявления