RU74
Погода

Сейчас+14°C

Сейчас в Челябинске

Погода+14°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +14

2 м/c,

южн.

722мм 94%
Подробнее
4 Пробки
USD 87,37
EUR 94,08
Бизнес Экономика Прогноз: рост экономики замедлился, но рубль не рухнет

Прогноз: рост экономики замедлился, но рубль не рухнет

Темпы экономического роста продолжат замедляться, прогнозируют экономисты. Инфляция, вероятнее всего, превысит прошлогодний показатель, а отток капитала останется значительным. Вместе с тем аналитики не прогнозируют резкого ослабления руля, но все же рекомендуют проявлять осторожность и консерватизм при вложении сбережений.

В наступившем году, по прогнозам экономистов, развитие экономики страны будет напоминать замедляющееся движение по инерции. По мнению главного экономиста Saxo Bank Стина Якобсена, низкие темпы роста мировой экономики вкупе со сверхжесткой бюджетной и денежной политикой в России не позволяют надеяться на ускорение экономического роста. А ряд макроэкономических индикаторов указывает чуть ли не на стагнацию. Во-первых, крайне низкий и к тому же затухающий экономический рост. ВВП по итогам 11 месяцев 2012 года увеличился, по предварительной оценке МЭР, всего на 3,5%, что на 0,7 пункта меньше, чем в 2011-м. После достижения к концу позапрошлого года докризисных объемов темпы прироста реального ВВП демонстрируют тенденцию к снижению.

Торможение промышленного производства выражено более значительно, чем ВВП, – индекс промпроизводства в январе-ноябре поднялся на 2,7 против 4,7% в 2011 году. Рассмотрение помесячной динамики промышленного производства, очищенной от влияния сезонного фактора, не добавляет оптимизма. Сохранявшийся большую часть года вялый рост сменился в конце осени чувствительным спадом.

Какие же факторы торможения выпуска продукции прослеживаются? Во-первых, это завершение в основном фазы восстановительного роста. Падение темпов производства особенно четко проявилось в автопроме (снижение со среднемесячного прироста в 19% годовых в 2011 году до 6,5% годовых в январе-ноябре 2012-го), а также в строительстве. Во-вторых, налицо слабый экспортный спрос на природный газ, продукцию химической промышленности (прежде всего на минеральные удобрения) и металлургии. Добыча газа сокращалась в прошлом году со среднемесячным темпом 5% годовых против 0,3-процентного прироста в 2011-м, а совокупный выпуск в металлургии после сокращения в 2011-м в прошлом году демонстрировал вялый рост, ниже 1% годовых. Третий фактор – отрицательный вклад сельского хозяйства и промышленности, перерабатывающей его продукцию.

Конечно, в промышленности есть островки бурного роста. Это и фармацевтика (14-процентный в годовом выражении среднемесячный рост), и производство пластмасс (18%), и железнодорожное машиностроение (21%). Жаль только, что их вес в производстве добавленной стоимости промышленности невелик.

Еще один любопытный феномен прошлого года – ВВП растет быстрее совокупного выпуска в пяти базовых видах экономической деятельности (сельском хозяйстве, промышленности, строительстве, торговле и транспорте), на которые приходятся две трети создаваемой в экономике добавленной стоимости. Примерно половина прироста ВВП была обусловлена вкладом непроизводственных секторов, таких как недвижимость, аренда, управление, образование, медицина и иные услуги. Благодаря высокой трудоемкости сферы обслуживания это позволяло поддерживать исторически минимальный уровень безработицы несмотря на «приглушенные» темпы экономического роста.

«Однако достаточно одного взгляда на показатели частного потребления и инвестиций в основной капитал, и диагноз «стагнация» применительно к ситуации, сложившейся в отечественной экономике, повисает в воздухе», – отмечает Стин Якобсен. Так, оборот розничной торговли увеличился за 11 месяцев 2012 г. на 6%, при этом реальная зарплата – аж на 8,8%, а потребительские кредиты банков – почти на 42%.

Негативный вклад в увеличение ВВП чистого экспорта в минувшем году усилился. Вклад сжатия спроса европейских и, вероятно, китайских потребителей на традиционные товары российского экспорта – газ, минеральные удобрения, металлы – в замедление роста ВВП был максимальным за весь посткризисный период.

«Но если влиять на мировой спрос нереально, то вялый рост бюджетных расходов – вещь рукотворная», – говорит Стин Якобсен. Ограничение бюджетных расходов (по итогам 11 месяцев профицит федерального бюджета достиг без малого 790 млрд рублей, или 1,4% ВВП, но и среднегодовая цена на нефть была на весьма комфортном уровне 110 долларов за баррель, что существенно выше первоначальных бюджетных проектировок) плюс госзаймы, направляемые в Резервный фонд, – сверхконсервативная конструкция финансовой политики неминуемо приводит к резкому торможению роста. Вдобавок на накопительных счетах Минфина в Центробанка происходит стерилизация денежной массы, что подрывает ликвидность банковской системы, приводит к росту ставок по кредитам и снижению бизнес-активности.

Прогнозы роста экономики России в наступившем году весьма умеренные. В декабре консенсус-прогноз аналитических контор, подбиваемый Центром развития, давал российской экономике 3,4% роста ВВП в 2013 году. «Конечно, в условиях, когда мировая экономика в целом замедлилась, а корреляция в темпах развития экономик разных стран растет, трудно ожидать, что мы сможем чудесным образом ускориться в одиночку, – говорит Стин Якобсен. – Но, с другой стороны, новая норма в 2-4% по ВВП – это весьма удручающий показатель для страны с уровнем душевого ВВП около 14 тысяч долларов по текущему курсу. Страны с близким к российскому уровнем этого показателя обычно имеют более высокие темпы роста – за счет переноса технологий, увеличения капиталовооруженности на основе более высокой нормы сбережений».

По словам эксперта, то, что мы оказались «в ловушке среднего дохода», как ни банально это прозвучит, – следствие недостаточной диверсификации экономики, зацикленности на традиционных видах деятельности. В добавленной стоимости промышленности 28,2% приходится на добычу топлива, 9,1% – на производство металлов, 6,3% – на выпуск продуктов питания, алкоголя и табака. В то же время вес автопрома составляет 1,7%, транспортных средств – 2,1%, электромашиностроения – 1,5%, остальных машин и технологического оборудования – 4,3%. Диверсификация внешней торговли – еще ниже. Почему же плохая структура не мешала показывать 6-7% роста в «тучную» восьмилетку 2000–2007 годов и почему маловероятен возврат к динамичной модели роста теперь? Дело в том, поясняет Стин Якобсен, что в 2005–2008 годах проявились три фактора: восстановление инвестиций, которые до того стагнировали на близком к нулю уровне; приток валюты от быстрого роста экспортных цен, который дал импульс развитию торговли и прочим услугам; вовлечение новых контингентов занятых, включая и мигрантов, в связи с быстрым ростом зарплат. «На перспективу действие всех этих факторов не просматривается – во всяком случае с той интенсивностью, какая наблюдалась в предкризисные годы», – отмечает эксперт.

Стоит отметить, что до последнего момента официальный прогноз Минэкономразвития был достаточно оптимистичным – рост ВВП на уровне 3,7%. Но в начале декабря он был снижен на 0,1% – до 3,6%. Однако российский ВВП может упасть еще ниже. Однако, по прогнозам заместителя министра экономического развития Андрея Клепача, рост ВВП может оказаться еще ниже официального прогноза и составить 3-3,2%. У замедления экономического роста есть несколько причин. Это и неурожай, понизивший ВВП страны в III квартале на 0,3%, и торможение розничной торговли из-за замедления роста зарплат.

«Цены на нефть – пожалуй, самый труднопрогнозируемый индикатор. Так, в начале прошлого мнения высказывались совершенно полярные мнения: от ожиданий обвала до стремительного взлета, – отмечает аналитик по макроэкономике «Альфа-Банка» Дмитрий Долгин. – По факту цены на нефть находились в узком коридоре практически на том же уровне, что и годом ранее, то есть 110 долларов за баррель».

По словам эксперта, поддержку нефтяным котировкам оказывает политическая напряженность на Ближнем Востоке и ограничение предложения нефти со стороны ОПЕК, а ограничителем роста выступает замедление мировой экономики и развитие новых технологий добычи сланцевых углеводородов и производства биотоплива. По мнению Дмитрия Долгина, текущий уровень цен представляется достаточно устойчивым, однако события на мировой арене и настроения в финансовой среде, которые отличаются высокой изменчивостью, могут внести свои коррективы.

Большинство опрошенных экономистов также ожидают, что стоимость барреля нефти в течение года будет колебаться в пределах 110-115 долларов. «Стоимость барреля нефти Brent на конец года может составить 115 долларов США, то есть существенного увеличения или снижения цены не ожидается, – прогнозирует начальник отдела доверительного управления «Абсолют Банка» Иван Фоменко. – Однако высокая волатильность будет сохраняться – в течение года возможны сильные колебания – приблизительно 10-15 долларов в каждую сторону. Основной фактор – это ситуация в мировой экономике: если будет заметна стабилизация, цены продолжат расти, если же произойдет замедление темпов экономического роста, стоимость нефти будет стоять на месте, так как запасы сырья снижаются, а крупных новых проектов как не было, так и нет. Отдельно стоит отметить геополитические риски, сохраняющиеся на Ближнем Востоке».

Но и при сохранении стабильных цен на нефть экономисты не прогнозируют возобновления экономического роста в стране. Для ускорения темпов развития национальной экономики нужны серьезные реформы и значительные инвестиции, в том числе за счет государственных фондов. Кроме того, важным шагом должен стать жесткий контроль над инфляцией: из абстрактного показателя она должна превратиться в индикатор качества экономической политики. Пока же экономика замедляется на фоне высокой инфляции, которая в следующем году из-за ускоренной индексации тарифов может вновь возрасти. Как отмечают эксперты, даже 5-6% – высокая инфляция при текущих темпах развития экономики, что при сохранении оттока капитала послужит дополнительным фактором ослабления номинального курса рубля на 2-2,5%.

«Во второй половине прошлого года наблюдалось заметное ускорение темпа роста инфляции, впрочем, рост цен по итогам года уложился в установленный официальным прогнозом интервал и составил 6,6%, – отмечает аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антон Сороко. – Факторами разгона потребительских цен стали увеличение инвестиционной активности и снижение темпов оттока капитала из страны. Главная немонетарня причина – во второй половине года произошло снижение валового сбора зерновых и ряда других культур на фоне неблагоприятных климатических условий в основных сельскохозяйственных районах».

По прогнозам Дмитрия Долгина, жесткая бюджетная политика и слабый экономический рост будут сдерживать инфляцию – на протяжении года рост цен составит 6,5-7,0%, что сопоставимо с прошлогодним показателем в 6,6%. Ведущий аналитик компании «Альпари» Михаил Крылов также ожидает, что рост цен будет находиться в пределах 7%.

А макроаналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова прогнозирует сокращение инфляции из-за медленного роста реальных доходов, а также более жесткого регулирования потребительского кредитования. По ее оценкам, это, а также ряд других мер, предпринимаемых монетарными властями, позволит удержать инфляцию в на уровне, близком к 6%. «Это вселяет уверенность в том, что Банк России в ближайшей перспективе не будет предпринимать каких-либо действий по ключевым ставкам», – отмечает эксперт.

Курс рубля, по прогнозам финансистов, на протяжении года будет колебаться в довольно узком коридоре, порой заметно укрепляясь.

«Несмотря на некоторую коррекцию в последние дни, в краткосрочной перспективе способствовать укреплению рубля будет спрос на рублевую ликвидность со стороны экспортеров, конвертирующих валютную выручку во время налогового периода», – говорит Мария Помельникова.

Вообще же укрепление рубля с 33,5 руб./$ в конце мая прошлого года до 30,5 руб./$ в конце года стало самым большим сюрпризом прошлого года. Между тем доверие к национальной валюте упало: с начала года банковские валютные счета компаний и населения выросли более чем на $50 млрд, тогда как годом ранее этот показатель составлял всего $9 млрд. «Это означает, что укрепление рубля рассматривается как временное явление и используется для наращивания валютной позиции», – говорит Дмитрий Долгин, допуская, что в ближайшее время рубль продолжит укрепление к доллару и евро. «Однако диапазон 29-30 руб./$ следует использовать для покупки валюты, поскольку фундаментальные факторы, а именно сокращение текущего счета и продолжающийся отток капитала, говорят в пользу ослабления рубля», – отмечая эксперт, добавляя, что к концу года доллар имеет шансы подорожать до 33-34 рублей.

По прогнозам аналитиков «Альпари», в течение года курс доллара будет колебаться в пределах 29-33 рублей, а евро – 39-43 рублей, аналитики «ФИНАМА» придерживаются прогноза на уровне 31-32 рублей за доллар и 40,5-41 рубля за евро к концу года.

Как отмечает Иван Фоменко, учитывая, что монетарные власти все больше и больше стремятся к снижению контроля за динамикой национальной валюты, стоит быть готовым к тому, что котировки рубля по-прежнему будут подвержены значительным колебаниям. Так, по словам эксперта, значительное укрепление рубля возможно в начале года, а вслед за этим произойдет некоторая стабилизация и постепенное ослабление – вплоть до сентября, где в связи с началом нового инвестиционного цикла можно ожидать очередного укрепления до уровня 28-29,5 рубля за доллар. «В четвертом квартале, скорее всего, мы увидим традиционное охлаждение интереса к рублю, что заставит его завершить год вблизи отметки 30 рублей за доллар, – прогнозирует Иван Фоменко, не исключая при этом, что в случае форс-мажорных обстоятельств возможен рост вплоть до уровня 33-34 рубля за доллар, что случалось уже не раз.

В рекомендациях по инвестированию личных сбережений экономисты советуют придерживаться осторожной и консервативной позиции. Руководитель дирекции банка ВТБ по Челябинской и Курганской области Наталья Алемасова не ожидает серьезных потрясений в экономике страны, однако в любом случае рекомендует сосредоточиться на минимизации издержек и рисков. «Прежде всего это касается долгосрочных затратных проектов, связанных с большими объемами привлечения кредитных средств», – говорит эксперт, отмечая, что этот совет актуален в любые времена.

По мнению аналитика инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антона Сороко, хорошим вложением станут драгоценные металлы в связи с постепенным применением банковских стандартов Базель III, в рамках которых золото фактически будет приравниваться к наличным деньгам, на фоне чего следует ожидать увеличения спроса на металл со стороны банковских структур, частных инвесторов и спекулянтов. «На фоне заметной коррекции на рынке драгметаллов в декабре этого года потенциальная прибыль от инвестиций заметно возрастает», – отмечает эксперт. По его мнению, в наступившем году, скорее всего, продолжится рост депозитных ставок, уже находящихся на довольно высоком уровне, что повысит привлекательность банковских вкладов.

На фондовом рынке эксперт рекомендует делать ставку на лидеров отрасли. «Сегодня потенциалом роста выделяются акции компаний металлургического сектора, которые будут пользоваться спросом на фоне поступательного увеличения спроса со стороны экономики КНР, показывающей последние месяцы хорошие темпы приращения, – считает Антон Сороко. – Выгодным вложением может стать и покупка бумаг компаний потребительского сектора. Не исключен рост и в первом эшелоне, где лидером роста капитализации может стать недооцененный на данный момент «Газпром».

Ведущий аналитик компании «Альпари» Михаил Крылов рекомендует обдумать возможность покупки бумаг сотового оператора «Мегафон», розничной сети «Магнит» и банка ВТБ. «Преодоление трудностей МТС нацеливает котировки её бумаг в сторону повышения, – продолжает эксперт. – Наиболее перспективны из акций и бумаги «Аэрофлота», «Транснефти» и АФК «Система». Возможен и рост спроса на акции компаний нефтяного сектора – прежде всего «Роснефти», а также «ЛУКОЙЛа» и «Сургутнефтегаза». По масштабам последних приобретений выигрывают дивидендные бумаги, включая привилегированные акции «Сургутнефтегаза». Бумаги металлургических компаний представляются всё более надёжными, и внимание в этом сегменте приковано к ГМКН «Норильский никель», поборовшему внутренние распри».

В наступающем году эксперты рекомендуют при инвестировании сбережений придерживаться консервативного подхода, ориентируясь скорее на сохранность капитала и не рассчитывая на сверхприбыль.

Экспертное мнение Стин Якобсен, главный экономист Saxo Bank: «Стоит ждать кризиса наподобие лесного пожара – быстрого и страшного» Предсказания вновь переполнены преимущественно негативными событиями, при этом любое из них способно изменить финансовый ландшафт и в некоторых случаях даже политический статус кво. Особенное беспокойство вызывает сочетание небывалого самодовольного спокойствия и риски, связанные с макроэкономической политикой хорошей мины при плохой игре. В то же время заметен быстрый рост социальной напряженности, которая ставит под угрозу политическую и в конечном счете финансовую стабильность. Так что стоит ждать кризиса наподобие лесного пожара – быстрого и страшного – он подготовит почву для движения вперед, как это всегда было: настоящие перемены начинаются только в чрезвычайных послевоенных обстоятельствах. С экономической точки зрения мы уже максимально приблизились к условиям военного времени: долговое бремя и фискальные дефициты в западных странах достигли уровней конца Второй мировой войны. Возможно, сражаться в окопах не придется, но уличные бои обеспечены. Продолжать следовать политике хорошей мины при плохой игре – значит лишать гражданских прав большие слои населения, в частности молодежь – тех, кто должен позаботиться о нас, когда мы достигнем дряхлой старости. Но кого мы будем винить, если их щедрость не оправдает наших ожиданий? Иными словами, нас ждет не военное противостояние, а скорее, конфликт поколений – забытой молодежи и стариков, считающих себя вправе распоряжаться общественными благами. В какой-то степени мы снова переживаем 1960-е, только противоречия глубже ушли в экономику и политику: 1% против 99% – позаимствуем это расхожее выражение, чтобы провести линию фронта. Движение «Захвати Уолл-стрит» – это еще цветочки, самое раннее и безобидное проявление этого феномена. Ягодки не заставят себя долго ждать, если мы не изменим свои привычки. Все это наводит на мысль о том, что общество будет опасно крениться в сторону радикальных течений, ультраправые и ультралевые движения найдут сторонников, апеллируя к чувствам отчаявшихся избирателей, которым уже нечего терять. Нынешние основные политические тенденции пусты. А политики никогда не отличались пониманием «репрезентативной» доли репрезентативной демократии. У макроэкономики не осталось амуниции для борьбы с кризисом. Остается только молиться и надеяться на лучшее, поскольку сегодняшняя макроэкономическая политика – это политика дешевых денег. Но сейчас мы имеем дело с чрезвычайно низкой волатильностью во всех классах активов из-за отсутствия реальных процессов формирования цены. Мы живем в напускном капитализме, за которым скрывается рыночный тоталитаризм, и превратились в примитивных наблюдателей за действиями центробанков, ждущих очередной порции ликвидности, как наркоман ждет спасительной дозы героина.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
«Поездка со склизкими, трущимися друг о друга телами»: москвич протестировал челябинские автобусы и высказал резкое мнение
Дмитрий Толстошеев
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Рекомендуем
Объявления