24 января понедельник
СЕЙЧАС -20°С

Валентина Чемякина, директор издательства «Аркаим»: «Серые цоколи высоток и архитектура промзоны не способствуют развитию воображения»

Поделиться

Поделиться

" src=

" src=

Поделиться

Продукция челябинского издательства «Аркаим», одного из ведущих игроков книжного рынка России, стабильно вызывает интерес у отечественной публики и западных издателей. Недавно известное издательство получило высшую награду Всемирного конкурса кулинарных книг «Гурман». Валентина Чемякина, как и подобает директору издательства, книгу любит, знает и понимает. Может часами рассказывать о том, какими были книги раньше, как влияет содержание на оформление, о знаменитых издателях и художниках книги, модных дизайнерах... О таком самостоятельном художественном творении, как иллюстрация, Валентина Валентиновна знает все, ведь свой первый приз как художник она получила еще в девять лет на Всемирном конкурсе детского рисунка.

Валентина Валентиновна, расскажите о вашем художественном опыте?

– Я начала рисовать очень рано, совсем маленькой. Мои первые годы жизни прошли в доме бабушки, и вокруг было невероятное количество интересного и красивого: старинная утварь, шитые полотенца и чудесной работы кружевные скатерти; мебель, украшенная резьбой. Столько тех, старинных, вещей помню до сих пор! Сейчас считаю, что серые цоколи девятиэтажек и безликая архитектура челябинской промзоны не способствуют формированию творческого сознания и вкуса, так что мне очень повезло иметь такую «среду» младенческого «обитания». Потом я училась в художественной школе и рисовала в доме бабушки, затем во время постижения искусства рисунка и живописи в этом доме писали этюды мои подружки…

Знаете, как-то я увидела намазанную на столбу «пьяную» надпись «Колхозка – родина моя» и сильно позабавилась: для одних Родина – это место с пивом-водкой и дворнягами, для других – место пробуждения творческой фантазии, определившее в дальнейшем выбор профессии. Что касается опыта, сколько себя помню, я работала как художник-график. В школе по некоторым предметам получала «пятерки» легко: нарисую плакатик для кабинета, и «успеваемость» обеспечена. Правда, старалась этим не злоупотреблять, с математикой и гуманитарными предметами всегда было отлично. В первом классе общей школы мне попалась гениальная учительница по образованию – Елизавета Арнольдовна Бланк. Благодаря ей я еще в девять лет поучаствовала во Всемирном конкурсе детского рисунка и получила первый приз «как художник».

А как вы пришли в книгу, издательское дело?

– Книги я любила всегда, у меня было много красивейших детских книжек с чудесными иллюстрациями Чарушина, Лебедева, Доре... А какая книжка «Золушка» была! Художника сейчас не вспомню, но до чего изящно и легко все в той книжке было, таких великолепных иллюстраций к этой сказке я больше не видела. А делали эти чудо-иллюстрации наши советские издательства, знаменитейшие «Малыш», «Детская литература», Педгиз еще был… Нам бы сейчас тех профессионалов!

" src=

" src=

Поделиться

Когда узнала, что в Москве есть полиграфический институт, ни минуты не сомневалась, что мне там нужно учиться. Теперь этот институт называется МГУП – Московский государственный университет печати. После окончания Полиграфа меня пригласили в издательство «Терра», потом работала еще в нескольких крупных российских издательствах в Москве, оформила и проиллюстрировала более двухсот книг, получила несколько наград за свои работы. Этот московский опыт был для меня бесценным. Среди книг, которые довелось делать – Еремей Парнов, Александр Пушкин, Шарль де Костер, Гофман и Гауф, Рафаэль Саббатини, Андрей Белый, Гайто Газданов, Иван Бунин, современные авторы и многое другое.

А сейчас горжусь, что на малой моей родине я возглавляю крупнейшее региональное издательство, и что по книгам прикладной тематики мы, пожалуй, самые-самые! В этом году, например, наша серия «Секреты красоты» вошла в тройку лучших дизайнерских решений книг по кулинарии в мире! Особенно рада этому, поскольку я была арт-директором проекта, концепция оформления этой серии родилась естественно и была достойно реализована нашими челябинскими фотографами и моделями. Считаю это высокой оценкой работы нашего издательства и личным успехом.

А как в семье относятся к вашей работе?

– В моей семье ВСЕ художники, правда! Самые близкие – муж, Валя, – великолепный график, сын Виталий сейчас учится в художественном училище на отделении живописи, в свободное время он проектирует шрифты. Мои работы среди нашей «творческой ячейки общества» всегда критиковались и обсуждались бурно, это подхлестывает стремление к совершенствованию. Вообще у меня живопись – самая лучшая в нашей семье, а вот с академическим рисунком – хуже, тут я мужу и сыну не конкурент. К работе моей они относятся с пиететом, это же «администрирование», это руководство серьезным творческим коллективом и большими проектами! А наброски и рисунки критикуют в пух и прах!

Ваши увлечения связаны с художественным творчеством?

– Я серьезно увлеклась кино, вдруг столько фильмов просто гениальных стало доступно! С сервера кабельного ТВ дома можно скачать всего Гринуэя, а это просто Клондайк для любителя кино! Самые любимые фильмы покупаю на DVD. Я думаю, что визуальные опыты лучших кинооператоров или знаменитых фотографов воспитывают эстетический вкус не хуже величайших творений Рембрандта или импрессионистов.

Еще я иногда испытываю шок или получаю искреннее наслаждение от фото. Самое замечательное то, что цифровые камеры сделали фотографию доступной: теперь фотографирование может для вдохновенного дилетанта (в смысле не профессионального фотографа) стать источником уникального визуального опыта, выразителем всех творческих амбиций, которые иногда людьми явно не осознаются, просто хочется самовыражения и чего-то… красивого. Недавно наш уральский автор Сергей Колесниченко подарил мне книжку с картинками, я ее открыла и аж задохнулась от восторга: на развороте фотка ну просто от «Родченко XXI века»! Спрашиваю: чья фотка неземной такой красоты? А он говорит: моя! А автор-то ведь не фотограф вовсе, а писатель-натуралист, который фотографию сделал особенную, почувствовал это и в книжку ее определил. Так что, похоже, действительно, «из всех искусств… важнейшим для нас является кино» и фото…

Признайтесь, легко ли художнику быть директором?

– Художник книги – это не художник в чистом виде (мольберт, берет и кисть в зубах…), ведь без командной работы и знания технологии никакую книгу не сделать. Этот продукт коллективный, а полиграфия – наукоемкое производство, сложное и затратное. Трудностей никаких не испытываю, и к этой работе я готова была всегда. Книга – вещь, которая требует комплексного проектирования, выверенного и продуманного составления и воплощения на каждом этапе, не говоря уже о том, что экономический показатель каждого книжного проекта – цена будущей книги – определяется тем, какое содержание и внешний вид для нее придуман ее авторским и редакторским коллективом.

Приоткройте завесу издательской кухни в «Аркаиме»?

" src=

" src=

Поделиться

– Увидев впервые книги издательства «Урал ЛТД», (так раньше назывался ИД «Аркаим»), я была очень удивлена тем, что на Урале, в провинции, делают книги столичного уровня: в них вкладываются оригинальные фотографии (в Москве на этом всегда экономили), и качество печати великолепное! «Аркаим» на сегодня – это уникальное региональное издательство, технология производства книг в котором позволяет делать их на высочайшем уровне и конкурировать с лучшими кулинарными издательствами Европы. На книжной ярмарке во Франкфурте, начиная с 2000 года, мы экспонируемся на «почетном» месте рядом с самыми представительными немецкими издательствами GU, Trauner, а наша «Практическая энциклопедия Русской кухни» переведена на девять языков! Хорошо об этом сказал при первом знакомстве редактор одной из московских специализированных газет: «…знал, что в Челябинске издательство выпускает хорошие кулинарные книжки, но что работа достигла таких успехов – прозевал...»

Самое главное в издательском деле – коллектив, поскольку весь процесс строится на индивидуальностях; редакторский состав просто уникальный, а фотографы и художники какие! Издательству более 15 лет, и, конечно, успех предприятия заложен его учредителем Василием Курбацких. У нас есть традиции, есть «настоящие», еще старой закалки профессионалы, отработавшие все эти годы в издательстве. А «секретные» ингредиенты их «кухни» и знания, которые они передают нашим молодым специалистам, – основа нынешнего и будущего успеха издательства.

Интересно, что в книге более важно для покупательского спроса: содержание или оформление?

– Для покупательского интереса в книге существенно все, ведь это цельная вещь, носитель информации. Для многих читателей содержание книги является основополагающим, но это важно для учебников, рассчитанных на взрослых, развлекательного легкого чтива, редких авторов или нормативной литературы. А настоящие любители книг и на оформление смотрят, и на качество бумаги, и на красоту картинок, и на удобство шрифта для чтения… Согласитесь, вы не будете в свою собственную библиотеку покупать сочинения Михаила Булгакова, напечатанные на грязно-желтой газетной бумажке, ведь такие книжки покупаются не на одно поколение, а значит, в подобной книге все должно быть прекрасно – и обложка, и иллюстрации, и все остальное… В моей библиотеке только для одного собрания сочинений сделано исключение: уже более 15 лет храню 20 томов Стивена Кинга, обожаю этого писателя, первое русское издание, начало 1990-х… Впрочем, если не ошибаюсь, «достойного» его издания в России нет до сих пор…

Валентина Валентиновна, а что вы можете сказать об оформлении современных книг?

– Что мы вообще подразумеваем под «оформлением»? То, что на обложке нарисовано, шрифт? Или качество полиграфического исполнения? Для меня есть одна «больная» тема в современной книге – это качество детских изданий. Тиражируют их в огромном количестве, полки с детскими книгами в том же «Лас-Книгасе» на площади Революции тщательно осмотреть за одно посещение достаточно трудно, ведь их там – тысячи! И все же купить для ребенка книжку с достойными, душевными и «детскими» иллюстрациями очень сложно: все какое-то «попсовое» и «карамельное», и каждая страничка изрисована вдоль и поперек… Конечно, речь идет о художественной литературе для детей. Где они, наши новые маврины или конашевичи? Где образы, которые запомнились бы детишкам и их родителям на долгие годы? Считаю, что с детскими книжками российским издателям еще учиться и учиться, работать, а пока маленьким читателям можно только посочувствовать, а мамам пожелать отбирать книги для воспитания и образования своих чад очень тщательно. А среди книг прикладных, конечно, оформление самую важную роль играет, ведь главное содержание таких книг раскрывается в картинках: фото, иллюстрациях.

Что вы думаете о будущем книги? Не вытеснят ли традиционные печатные издания их электронные собратья?

" src=

" src=

Поделиться

– Действительно, на традиционную книгу активно наступают книги электронные, но при всей их мобильности и компактности у текстов произведений нет материального «тела», индивидуальности оформления, нет запаха типографской краски и бумажных листов, никаких тактильных ощущений. Иногда после прочтения электронной книги (на компьютере или на специальном устройстве) даже нет ощущения, что читал, поскольку не помнишь оформление, не видел внешности, все очень виртуально… Впрочем, психологи утверждают, что это дело привычки и воспитания. Я думаю, что традиционные книги еще не скоро уйдут из нашего обихода, но постепенно станут более «интерактивными»; может, это будет что-то среднее между комиксами или фильмом и нормальной текстовой книгой.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter