Top.Mail.Ru
Все новости
Все новости

Мама с папой делят детство

Опрос всех знакомых отцов семейств, равно как и их жен, и бессмысленные поиски в сети – в попытке понять, на что имеет право в воспитании ребенка отец, ровным счетом ни к чему не привели. Складывается ощущение, что такого понятия как «отцовские права»...

Поделиться

Поделиться

Опрос всех знакомых отцов семейств, равно как и их жен, и бессмысленные поиски в сети в попытке понять, на что имеет право в воспитании ребенка отец, ровным счетом ни к чему не привели. Складывается ощущение, что такого понятия, как «отцовские права», толком и не существует, зато очень распространенными применительно к папам можно назвать такие «термины», как «обязанность» и «долг». И это – в обыденной жизни, не говоря уже про ситуацию развода, когда глава семейства, попавший в немилость, лишается возможности видеть любимого отпрыска тогда, когда хочется. Так что может дать ребенку отец, кроме «честно заработанных»? Какой такой хороший папа? И вообще, самое время поинтересоваться списком отцовских прав и преимуществ. А то все мама да мама!..

О природной несправедливости

«Мама лучше знает, как надо, ведь она мать, а чем, собственно, папа хуже? То, что женщина вынашивает ребенка, производит его на свет – лишь ее природная функция. Не мы, мужчины, виноваты в таком, не совсем справедливом «распределении функционала», – возмущается Игорь Савушкин, – я бы родил, если б смог!» Говоря по душам о «накипевшем», многие мужчины-отцы искренне недоумевают, куда девался тот строй жизни, при котором авторитет отца был во главе угла: «Что интересно, ни одна женщина в толк не возьмет, что мужскую «составляющую» в воспитании ребенка у нее заменить не получится, – рассуждает Олег Дерябин. – И все равно стараются стать для ребенка всем! Конечно, и дам можно понять в этом смысле: все чаще встречаются семьи, в которых мама и добытчик, и нянька, а гордое звание папы носит нечто, распластавшееся на диване»…

Хотя, пожалуй, «неравноправие» родителей отсюда и пошло – сбились жизненные ориентиры, ценности стали другими. У сексолога Игоря Кона есть мысль на тему «Отцовство как вертикаль власти. И наоборот»: когда-то в мире существовала вертикаль власти. На небе был всемогущий Бог, на земле – всемогущий царь, а в семье – всемогущий отец. И всюду был порядок. Но это было давно и неправда. Именем Бога спекулировали жуликоватые жрецы, именем царя правили вороватые чиновники, а отец, хоть и порол своих детей, от повседневного их воспитания уклонялся. Потом все изменилось. Богов стало много, царя сменила республика, а отцовскую власть подорвали коварные женщины, наемные учителя и непослушные дети. И теперь мы имеем то, что мы имеем».

«Бесспорно, потеря в семье мужского начала, отцовского авторитета – и я сейчас не диктат имею в виду, а уважение и трепет перед старшим родителем – это минус современного общества, – считает социолог Ольга Якунина. – Какими бы женщины не были сильными, я всегда буду уверена в том, что лишь настоящий мужчина с его природной властностью способен привить детям правильные ценности, дать внутреннюю уверенность в завтрашнем дне. Мама – это тепло, нежность, поддержка. А папа – это социализация и сила характера. Поэтому мужчинам, которые ратуют за «родительское равноправие», хочется посоветовать быть, а не казаться. Вот ваше первое право – достойным, серьезным и любящим поведением вернуть веру нас, женщин, в свое «я». Тогда все встанет на свои места».

«Современные папы пытаются убедить всех в том, что мы сами их отталкиваем от детей с самых пеленок, а потом, дескать, уже и подходить-то к дитю боишься – вдруг опять что не так! – возмущается многодетная мама Эльвира Байрамова. – Отсюда и разговоры о бесправии! Но, простите, если я хочу быть со своим ребенком, любить его, ухаживать за ним, помогать – меня ни один человек от него не отвадит. Так что подобные фразы – не более чем отговорки! Увы, отец в настоящее время – понятие относительное. А право есть – просто оно подразумевает ответственность – поэтому некоторым легче кричать о бесправии, чем вечно заботиться о ком-то».

Дочки-сыночки

А между тем уже давно не секрет, что отцовское участие в воспитании детей необходимо. Для детей обоих полов. Что происходит, когда отцовские чувства или роль отца в семье недостаточно выражены, как это сказывается на развитии ребенка?

Психологи хорошо изучили ситуации, когда папа у ребенка есть, но в воспитании чада никак не участвует. В таких семьях обычно наблюдается то, что так возмущает поборников за права отцов – подмена ролей – представителем строгого авторитета становится мама. Несложно догадаться, что творится в подобной ситуации в голове отпрыска! «Немаловажный момент: при нормальных условиях отец для сына уже в раннем возрасте является своеобразным примером, моделью для подражания, следовательно, влияет на то, чтобы «мужик рос мужиком», – рассказывает психолог Марина Звягинцева. – Недостаточный опыт общения с папой ослабляет формирование отцовских чувств у мальчика и юноши, часто неблагоприятно сказывается в будущем на воспитании его собственных детей».

Образно говоря, мать учит ребенка жить в доме, а отец помогает ему выйти в мир: мать «ответственна» за эмоциональные привязанности, отец – за эмоциональную независимость. То есть именно от позиции отца зависит дальнейшая социальная успешность ребенка: мужчина олицетворяет собой связь с внешним миром, активность, ответственность и целеустремленность. Неспроста маленькие дети приписывают своим отцам всемогущество (помните разговоры в песочнице: «а вот мой папа всех бандитов может победить», «а мой папа никого не боится», «а мой папа самый сильный», «а мой папа может море переплыть»…). Такие представления о могущественном взрослом – отце – помогают детям чувствовать себя в этом мире защищенными и почти неуязвимыми.

Что касается воспитания девочки, то именно папа формирует во многом личность подрастающей леди, поэтому он не должен делать резких замечаний по поводу того, что для маленькой женщины крайне важно (внешность, чувства, увлечения, мечты): «Какая ты уродина», к примеру, явно не та фраза, которую может позволить себе отец. «Негатив исходить не должен, потому что я знаю много женщин, у которых психика была покалечена таким образом. Именно благодаря отцам, к слову говоря, – настаивает психотерапевт Анатолий Добрынин. – Важно помнить, что папа формирует самооценку на всю жизнь, то, с каким ощущением вы выпустите дочь во взрослый мир. Образ отца во многом определяет дальнейшую реакцию на мужчин в целом, но я сейчас вообще не говорю о сексуальном аспекте. Вы воспитываете маленькую принцессу, и тут не надо бояться сказать лишнее доброе слово и переборщить. Поддержка необходима! В подростковом возрасте особенно, когда начинаются проблемы с кожей, сменой образа, когда девочка меняется и постоянно сомневается – красивая ли она. «Ты самая красивая» – должно идти от папы. Мама не может этого дать, потому что мнение родительниц девушки традиционно воспринимают как субъективное: «Конечно же, ты скажешь, что я привлекательна, потому что я твоя дочь». А у отца это может получиться очень здорово! Вы знаете, кто начинает рано вести половую жизнь? Это именно те девочки тринадцати-четырнадцати лет, которым отчаянно не хватало ласки, мужского отцовского внимания».

«К сожалению, для нашей культуры не характерно внешнее проявление любви и нежности отца к чаду. Редко увидишь на прогулке папу за руку с ребенком – чаще они идут рядом и даже не разговаривают! – сожалеет социолог Ольга Якунина. – Обнять, посадить на колени, похвалить, расспросить, что видел на прогулке, в детском саду, удивиться, восхититься сооружением из кубиков, рисунком, умением танцевать, рассказывать стихотворение – все это несвойственно для большинства современных отцов. В наши дни любовь отца к отпрыску чаще всего выражается в покупке дорогих игрушек, а многие и на это неспособны! А как же отцовское внимание, участие, понимание, дружба, общность интересов? Ведь папа не просто кормилец, это человек, открывающий ребенку мир, помогающий ему расти уверенным в себе».

«Установка на отстраненность» часто становится источником непонимания, недоверия и конфликтов в последующие годы. Упущенные с самого начала в раннем детстве первые контакты с малышом впоследствии приводят к трудностям взаимопонимания между отцами и детьми, к отсутствию у ребенка доверия и привязанности к папе. Так вот и получается, что самое большое право – на любовь своих детей – многие отцы не реализуют по доброй воле.

Воскресный папа

Почти половина российских браков распадается. Но это полбеды. Реальная же беда в том, что развод практически лишает отца права на полноценное общение с ребенком. Ведь в 97% случаев суды оставляют детей матерям. А те зачастую начинают препятствовать общению отца и ребенка…

«В западных странах все чаще суд принимает решение о так называемой «совместной опеке», – рассуждает «воскресный» папа Игорь Замятин. – У нас, к сожалению, эта практика еще не развита, и после развода права отца равны нулю! Это большая проблема, потому что более шестидесяти процентов матерей всячески препятствуют общению ребенка с отцом после развода. Вплоть до полного разлучения. И это притом что окружение матери будет 24 часа в сутки настраивать чадо против отца! Меня вот, к примеру, абсолютно не устраивает, что своего сына я могу видеть только час в неделю, когда разрешит мать и исключительно в ее присутствии, как будто я какой-то отщепенец, и мне нельзя доверить моего же отпрыска! Иногда я ее за это просто ненавижу».

«Так называемая мамаша поливает грязью отца, да и весь мужской род и пытается воспитать из своего сына того удобного мужчину, которого ей не удалось сделать из бывшего мужа, – негодует Илья Дубовцев. – Он должен быть и послушным и покладистым, то есть «своим», ее собственностью, и в то же время готовым выйти в большой мир и завоевать его, чтобы женщина могла получить, наконец-то, что ей не дал бывший муж. Она по своей недалекости, из-за липкой пелены врожденного эгоцентризма не может и не хочет понять одной простой истины: раб не может бежать быстрее, чем ему позволяют его кандалы. В итоге подобное «воспитание» настолько перемалывает психику подростка, что известный «трудный» переходный возраст может превратиться в неистовый бессознательный бунт против всей материнской системы, с беспримерной жестокостью кастрирующей в подростке всю его природную сущность. Уличная мужская банда, как и все прочие бандитские атрибуты, – это крайняя степень реакции на подобное с собой обращение. Попытка доказать свою цельность любой ценой».

«Я не стал подавать в суд на бывшую жену, которая отняла у меня сына, а у него отняла отца, – делится Антон Сметанин. – Дело было в середине 90-х годов. Я ходил к адвокатам, юристам, беседовал с судьями. И понял: ничего я не получу, а если подам в суд, бывшая жена с еще большим рвением будет воспитывать ко мне ненависть. Она уничтожила все мои фото в доме, чтобы сын их никогда не увидел. Она врала ему обо мне. Он вырос без меня, к нашему глубокому несчастью. Когда мы расстались, ему было всего три года… Я писал ей письма, убеждал, просил – безрезультатно. Он упорно искал меня сам, спрашивал обо мне. Ему врали. Врали все родственники бывшей супруги, поддерживая ее. Слава богу, сейчас мы общаемся. Ему уже 15, мы нашли друг друга на «Одноклассниках» год назад. Я чуть не плакал, когда он написал мне впервые. После всех этих трудностей я убежден лишь в одном: в раннем возрасте, когда дитя еще не понимает происходящего, надо лишать мать преступной возможности решать все за ребенка! Чаще всего – посмотрим правде в глаза – сын или дочь становятся жертвой отношения матери к бывшему мужу. А ведь у отца такие же права на ребенка, как и у «кровной родительницы», и нарушение этих прав, на мой взгляд, следует признать преступлением и карать по закону!».

«В обывательском сознании твердо укрепился стереотип, что ребенок разведенному отцу вроде как и не нужен, поэтому, дескать, дитя автоматически и остается у матери, тогда почему суды и матери игнорируют требования тех отцов, которые все же хотят воспитывать своих детей и после развода? – возмущается Андрей Иванов. – Судьи цепляются за любую возможность, ищут малейший повод лишь бы оставить ребенка у матери во власти матриархата. Отец может быть прекраснейшим из людей с точки зрения человеческих качеств, иметь хорошие материальные и жилищные условия, что немаловажно для роста и развития, образования ребенка, в конце концов, сам отпрыск может быть более привязан к отцу, чем к матери, и выражать свое желание остаться с папой. Все это не имеет никакого значения!

Для суда ребенок – безусловная собственность матери, которой та имеет фактическое право распоряжаться по своему усмотрению. И отцам дети в большинстве своем остаются тогда, когда матери сами отказываются от своих детей. То есть не закон, а слово матери для суда является законом!

Ну, а мать, в свою очередь, может быть проституткой, наркоманкой, алкоголичкой, последовательницей какой-нибудь секты – тогда у отца появляется шанс отсудить свое чадо, но какой шанс! – ему потребуются месяцы, а часто и годы, чтобы из раза в раз, принося с собой все новые доказательства и свидетельства, оспаривать опекунство своей бывшей супруги. За это время мать вполне может сделать своего ребенка наркоманом, пристрастить к алкоголю, отправить в десять лет на панель, но суд будет по-прежнему упорно, что называется «из последних сил» делать все, чтобы сын или дочь не достались отцу». Всякий родитель, который становился на этот путь, знает как это трудно, иногда почти невозможно доказать даже очевидную вину бывшей супруги. Сравните, «вина» отца является «виной» просто по определению, только потому, что он отец, мужчина. Еще меньше шансов существует у пап, когда мать не проститутка и не наркоманка, а всего лишь ребенок не желает жить с ней, а желает жить с отцом».

«Дети интуитивно чувствуют, кто прав, кто виноват, – настаивает психолог Дмитрий Мальцев. – Ведь ребенок слаб, и порой для него единственная возможность обеспечить себе защиту – это найти по-настоящему доброго взрослого. Он бессознательно тянется к таким людям, то есть, к вам! Ведь в семье-то у бывшей жены в адрес папы редко говорят «хорошие» слова… Помои на его голову выливают и мама, и теща, и отчим. А чадо слушает – и молчит. И вспоминает, как вчера он с папой советовался, что подарить маме на день рождения»…

На доброго человека можно надеяться, а на злого – нет – уверяет психолог. – И если не хотите, чтобы ребенок вас забыл, будьте добрым. Тогда он бессознательно почувствует, что у него в этом мире есть островок надежности, к которому можно причалить. И ребенок обязательно вас найдет, став взрослым… Внутренняя доброта, сохраненная в тяжелой ситуации – это словно какой-то посыл в будущее. И пусть судьба разлучит вас с ребенком, пусть его каждый день обрабатывают отрицательной информацией об отце. Когда вы встретитесь спустя много лет, ребенок без слов поймет, кто же папа на самом деле. Но если только вам удастся избавиться от злобы на бывшую жену… Поймите – ребенок не переносит агрессии по отношении к матери. Ведь она его выносила, выкормила, – и какой бы плохой она не была, чувства к ней у ребенка не исчезают.

«Мои советы совсем не значат, что нужно оставить попытки встреч с ребенком и спокойно дожидаться, когда же он вырастет и найдет «доброго папу», – подытоживает специалист. – Нет. Вы должны отстаивать права на встречи с ребенком, равно как и его право на общение с вами, с бабушкой и дедушкой. Но если уж война с бывшей женой неизбежна, побеждайте ее непривычным оружием – добротой! Спокойно реагируйте на ее крики по телефону, будьте сдержанны, когда она клевещет на вас в опеке и суде. Укоризна («Что же ты делаешь? Я не узнаю тебя…») сделает гораздо больше, чем ответный вопль «Что ж ты творишь?! Человек ты или нет?!». Поверьте – доброжелательное отношение гораздо выигрышнее и в тактическом, и в стратегическом отношении».

Де-юре, де-факто

По Семейному кодексу у родителей после развода равные права. Тем не менее, на практике все выглядит несколько иначе. Что может убедить суд во время бракоразводного процесса оставить ребенка отцу?

«Оценивается все: жилищные и материальные условия и, конечно же, привязанность детей, которые, к слову говоря, с десятилетнего возраста сами могут принимать решение, с кем они хотят остаться. Суд вызывает этого ребёнка на судебное заседание. В присутствии педагога и без присутствия родителей, отпрыск выражает свое мнение, с кем он хочет остаться проживать – с мамой или с папой, –консультирует адвокат Татьяна Мызгина. – Если права отца ущемляются, и мать запрещает ему видеться с ребенком, в этом случае отец может обратиться с соответствующим заявлением в органы опеки и попечительства по месту проживания ребенка. Органы опеки вызовут маму на беседу, объяснят ситуацию, может быть, придут к какому-то компромиссному решению. Если же результатов нет, то, естественно, – только судебное решение. Папа вправе заявить иск в суд об установлении порядка встреч ребенка».

Если отец через «высшие инстанции» добивается права видеться со своим ребенком, время, на которое он может рассчитывать, зависит от возраста отпрыска. И от тех обстоятельств, которые сложились в семье. Если отец пять лет не проявлял интереса к чаду и тут предъявил иск: я хочу увидеть своего сына-дочь, естественно, в такой ситуации отпрыск уже плохо помнит своего отца, следовательно, и время для общения определят минимальное. Если же у ребенка и у папы сложившиеся отношения, то, как правило, обязательно дают выходные с ночевкой и будние дни.

Помимо прочего, отец может потребовать, чтобы ему разрешили месяц или два провести с ребенком, куда-то его свозить, провести с ним отпуск. Уточнение: это возможно, если отпрыск не малолетний, не грудной, и нет никаких противопоказаний для оставления ребенка с родителем.

Права отцов – категория хоть и размытая, но довольно перспективная: всерьез задумавшись на тему, каждый сам для себя может определить это «непаханое поле» возможностей взаимодействия со своим ребенком. Главное – быть искренним и стараться от души, тогда термин «бесправие» будет забыт навсегда.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter