Образование Дмитрий Белобров, воспитанник миасского детского дома: «У меня свой Чарли Чаплин»

Дмитрий Белобров, воспитанник миасского детского дома: «У меня свой Чарли Чаплин»

Он честно признался, что был отчаянным хулиганом. Но ему повезло – в его жизни появились взрослые, которым не была безразлична судьба подростка, оставшегося без семьи. Сегодня наш герой мечтает стать артистом. И это не бесплотные фантазии. Дима успешно занимается в цирковой студии Миасса и стал лауреатом многих конкурсов для талантливых детей. Что значит для него Чарли Чаплин, почему профессию педагога он считает героической и можно ли босиком ходить по проволоке? Об этом и многом другом мы говорили с Дмитрием.

Босиком по проволоке

– Дима, как давно ты в детском доме?

– Девять лет уже, в этом году заканчиваю последний класс, выпускаюсь.

– Говорят, ты очень любишь цирк?

– Я все эти девять лет занимаюсь в цирковой студии в Миассе. Хожу по проволоке в образе Чарли Чаплина. Правда, номера на проволоке мы не всегда можем вывозить за пределы Миасса, потому что не на каждой сцене есть приспособления для натяжения каната. А на конкурсы мы обычно отправляем видеозаписи моих выступлений. И еще выступаю с клоунскими репризами.

– У тебя дар смешить людей?

– Однажды мне руководитель студии Анна Юрьевна Гращенко предложила попробовать себя в роли клоуна. Мы создали образ, и под этот образ были сделаны репризы. Анна Юрьевна – классный педагог, я ей очень благодарен. Сегодня у меня уже пять таких номеров.

– Когда смотришь записи своих выступлений, сам смеешься?

– Нет, вижу только ошибки, над чем еще работать и работать. Пока трудно добиваться результата без помощи Анны Юрьевны, спасибо ей огромное.

– С чего началось увлечение цирком?

– Анна Юрьевна пришла в детский дом, пообщалась с ребятами и нескольким предложила заниматься в студии. Все началось с акробатики, было интересно. А потом она предложила мне стать канатоходцем. Понимал, что сложно, но было очень интересно испытать себя. Получилось.

– У тебя, видимо, были для этого хорошие физические данные?

– Этому каждый может научиться. Как кататься на велосипеде. Сначала проволока была закреплена совсем невысоко, и я просто пытался на ней устоять. Конечно, ноги поначалу очень болели. Приходилось надевать несколько пар шерстяных носков и специальные тапочки, чтобы канат не врезался в ступни. Но постепенно привык, и стало получаться. Сейчас могу по проволоке ходить босиком.

– Наверное, подошва наросла толстая-претолстая на ногах?

(Смеется.) Просто появились умение и уверенность. Сейчас работаю на высоте более метра.

– Часто приходилось падать?

– Всего один раз упал, больше не хочу. (Улыбается.)

– Травмировался?

– Кожу на шее немного ободрал. Повезло.

– А ты выступаешь без страховки?

– Да, потому что высота не очень большая. Теперь я и падать умею грамотно. Ведь все это время мы занимаемся акробатикой, в том числе и правильной группировке при падении учимся. Это все уже в подсознании.

– Тем не менее нужны постоянные тренировки?

– Занимаемся в студии три-четыре раза в неделю – специальная разминка, упражнения для пресса и так далее. Работать много приходится. Поначалу многие наши ребята записались в студию, но остался я один. (Смеется.)

Красивые поступки

– Рад, что занимаешься в студии?

– Это помогло мне измениться. Очень люблю быть на сцене, никакая болезнь не помешает, если у меня выступление.

– Значит, годишься в актеры. Ребята, наверное, часто просят показать что-нибудь смешное?

– Иногда надоедает даже. (Смеется.) Да я и без реприз весельчак. Наверное, это от природы. По причине своей веселости я быстро с ребятам схожусь в летних лагерях. Заметный человек. (Смеется.)

– Есть награды на конкурсах?

– Я стал лауреатом премии «Андрюша», два раза за успехи меня награждали путевкой в «Орленок», и я отдыхал на Черном море. Недавно мы вернулись с конкурса в Болгарии, где тоже заняли первые места. Жюри вообще решило, что мы уже профессионалы, всем очень понравились наши выступления.

– Сильно гримируешься в репризах?

– Рисую улыбку во весь рот и брови. Все.

– Кого из клоунов любишь?

– У меня есть любимые актеры, и первый из них – Чарли Чаплин. А в клоунских репризах стараюсь никому из знаменитых клоунов не подражать, нужно быть самим собой. И копией Чарли Чаплина ты быть не должен. Очень люблю все его фильмы. Но у меня свой Чарли.

– Поступать будешь в цирковое училище?

– Вообще-то хочу стать актером театра. Цирк – это мое увлечение, но свою жизнь с цирком не хотел бы связывать. Хочу играть в театре. Не могу себя представить на арене. Я себя представляю только на сцене, это моя мечта.

– Куда собираешься поступать?

– Хочу попробовать параллельно поступать в Московское цирковое училище и на актерские факультеты. Если попаду в ГИТИС, например, то, конечно, выберу актерский.

– Есть кумиры среди актеров?

– В основном американские: Эдди Мёрфи, Джим Керри... Люблю характерных актеров, как наши Юрий Никулин, Георгий Вицин...

– В театре был когда-нибудь?

– Только в оперном, когда мы приезжали на премию «Андрюша», то посмотрели спектакль. Но больше не был нигде, хотя очень хочу увидеть настоящие спектакли, актеров в работе, на репетициях.

– Для актера, на твой взгляд, важно быть внутренне красивым человеком?

– Думаю, да. Мне кажется, если человек уважает себя, он будет уважать и других, тогда поступки человека становятся красивыми.

О большой жизни

– Как-то готовишь себя к поступлению в театральное училище?

– Стараюсь больше читать – поэзию, прозу.

– А какие книги нравятся?

– Сейчас читаю «Перевал Дятлова» про альпинистов. Их было девять и они погибли. Книга о том, как группа профессионалов пытается раскрыть причину гибели альпинистов. Люблю про загадки различных экспедиций, про путешествия, экстремальные виды спорта, про животных. Мой любимый рассказ из Тургенева – «Муму».

– Плакал, когда читал?

– Еще бы. Но потом прочитал еще раз. Очень люблю собак.

– Тебе же важно еще и баллы по ЕГЭ достаточные набрать?

– Да, надо хорошо сдать литературу и русский язык. С языком пока все не так хорошо, как хотелось бы. Придется напрячься.

– А как обстоят дела с иностранным языком?

– Совсем плохо, потому что я начал учить английский только в шестом классе, а ребята уже многое к тому времени прошли, потому что со второго класса начали заниматься иностранным. И у меня пропал интерес. Хочу попытаться пройти курс английского самостоятельно – буду слушать диски, пытаться говорить. Когда мы летом были в Болгарии, за десять дней я немного начал понимать болгарский язык. С ребятами из Болгарии мы много общались, потому что они русский знают неплохо. Я познакомился с девочкой , которая знает несколько языков. Там собрались талантливые ребята.

– А у вас в школе есть факультативы, репетиторы?

– Но платить нужно за репетиторов. Когда я пришел в детский дом, мне нужно было подтянуться в учебе, и тогда репетиторов оплачивали. А сейчас вроде бы денег нет.

– Можешь рассказать, насколько трудно было привыкнуть в детском доме все делать по звонку, всегда быть в коллективе?

– Трудно было.

– Обижали?

– И меня обижали, и я обижал, но не со зла. Иногда мне по делу доставалось. Сейчас, когда младшие ребята нарушают что-то, думаю, я ведь тоже так делал.

– А трудно расстаться с детским домом и выйти, что называется, в большую жизнь одному?

– Пока не знаю. Знаю одно – как только мы покинем детский дом, то останемся один на один со своими проблемами. Нам некуда будет вернуться и некому поплакаться. Мы одни. А дети из семьи всегда могут вернуться домой, попросить совета у родителей, просто поговорить.

– У тебя совсем нет родных?

– Полно. Все знают, что я в детском доме, но никто ни разу не навестил и не поинтересовался моими делами, не поддержал. Обидно, но ничего не изменишь.

Героическая профессия

– Что предпримешь, если не удастся поступить в училище сразу?

– Буду пытаться на следующий год поступать, но год не пропадет – попробую поступить в педагогический университет.

– Почему в педагогический?

– Потому что в моей жизни была воспитательница Юлия Валентиновна Пахтусова, которая меня спасла в полном смысле слова. Если бы не она, я, наверное, стал бы бандитом. Я уже пришел в детский дом маленьким бандюганом. (Смеется.) И ругался с ребятами, и дрался. Наказывали, конечно. А Юлия Валентиновна меня все время защищала. Верила, что я хороший, что мне просто нужно помочь. Столько сил потратила и времени на меня, на разговоры по душам. Уже все в тот момент были против меня, только она продолжала верить и поддерживать. Я ей так благодарен! Жаль, что она по семейным обстоятельствам ушла из детского дома.

– Бываешь у нее в гостях?

– Да. Поэтому профессию педагога считаю героической, если это настоящий педагог. Ведь он борется за жизнь своих воспитанников. Вот почему вариант поступления в педуниверситет я тоже не отметаю.

– Скажи, тебе нравится Миасс, горы, Тургояк?

– Красиво у нас, да. Но я хочу уехать в Америку.

– Почему?

– Потому что там Голливуд. Хотя я прекрасно понимаю, что там никто меня не ждет.

Фото: Фото Евгения ЕМЕЛЬДИНОВА

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
12
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
Челябинск сближает: журналист — о феномене города, где все друг друга знают
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
«Восемь полос, а из защиты — "зебра"»: урбанист — о ДТП с кабриолетом, сбившим коляску с двумя детьми
Григорий Шевченко
урбанист, общественный деятель
Рекомендуем
Объявления