Город Техники Шагола за Су-24 влетели условно

Техники Шагола за Су-24 влетели условно

16 октября Челябинский гарнизонный военный суд огласил приговор бывшему начальнику технико-эксплуатационной части звена второй авиационной эскадрильи войсковой части 69806 (авиабаза Шагол) старшему лейтенанту Юрию Пешкину и инженеру авиационного комплекса капитану Сергею Щапову по делу о крушении Су-24М 30 октября прошлого года. За то, что отправили в воздух неисправный самолет с открытыми замками радиопрозрачного конуса (обтекателя), техники приговорены соответственно к трем и четырем годам условно с аналогичными испытательными сроками. Репортаж из зала суда – в материале Chelyabinsk.ru.

Этот приговор – своеобразная генеральная репетиция более резонансного дела о крушении «сушки», где подсудимым проходит сам пилот разбившегося самолета, экс-начальник авиабазы Шагол Николай Гостев. В среду же на скамье подсудимых оказались техники части. Самолет, как установило следствие, по их вине рухнул в Еткульском районе через восемь месяцев после «гостевской».

Перед началом заседания Юрий Пешкин вместе с защитником весело переговаривались. Военный явно был спокоен, он лишь три раза переплюнул через плечо, когда адвокат на присутствие журналистов сказал, что они «прямо как участники "Дома-2"». Пешкин явно провел аналогию между реалити-шоу и возможным отъездом в казенный дом. Сергей Щапов и вовсе опоздал на заседание на полчаса.

Так, суд установил, что с 16 по 29 октября 2012 года Су-24М с бортовым номером 67 в связи с промежутком в эксплуатации более двух лет и планируемой перегонкой на авиаремонтный завод находился в объединенной технико-эксплуатационной части, где проводились регламентные работы, в том числе открытие и закрытие радиопрозрачного конуса самолета, в народе называемого обтекателем.

В своих показаниях военные кивали друг на друга, пытаясь оправдаться. В частности, Пешкин на стадии предварительного следствия показал, что Щапов вообще никогда не контролировал и не проверял его работу.

Так, 29, а затем и 30 октября Сергей Пешкин в ходе предполетной подготовки судна не проверил надежность закрытия замков крепления радиопрозрачного конуса. В частности, он должен был визуально убедиться, что все 13 замков закрыты, о чем должно свидетельствовать совпадение красных меток на запорных болтах каждого замка с метками на фюзеляже. Пешкин же толкнул конус руками и. решив, что все отлично, доложил об исправности самолета Щапову. Последний, который должен был лично контролировать действия Пешкина, поверил коллеге на слово. Самолет отправили в небо с открытыми замками креплений – как потом покажет экспертиза полностью открытыми (красные метки находились друг напротив друга) остались девять из 13 замков.

В результате у бомбардировщика на 10-й минуте полета при выполнении перекладки крыла из положения 16 градусов в положение 69 градусов сорвало радиопрозрачный конус. Это привело к резкой потере скорости, неуправляемому снижению и падению. «Сушка» рухнула 30 октября примерно в 70 километрах от Челябинска, между селами Николаевка и Лебедевка Еткульского района.

Ни Пешкин, ни Щапов вину не признали полностью. Первый заявил, что проверял болты отверткой 29 октября, но не исключает, что до 30-го кто-то другой мог проводить работы по открыванию и закрыванию конуса. Щапов пояснил, что лично контролировал Пешкина, но работал сразу по двум самолетам, потому коллега мог его просто не заметить.

Однако свидетельские показания и заключения экспертизы подтвердили виновность техников. Юрий Пешкин и Сергей Щапов признаны виновными по статье 351 УК РФ (нарушение правил полетов и подготовки к ним, повлекшие иные тяжкие последствия).

ГУ лесами требует компенсировать 165 тыс., а минобороны крушение самолета оценило в 75,2 млн руб.

Для обоих это не последнее заседание – суд признал за министерством обороны и главным управлением лесами Челябинской области право на удовлетворенные заявленного гражданского иска о компенсации материального ущерба. Вопрос передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в рамках этого уголовного процесса не было возможности оценить обоснованность размеров заявленных исков. Уже после оглашения приговора судья отметил, что потерпевшие не представили доказательств, на основании которых были проведены расчеты. В частности, остаточная стоимость самолета вероятно завышена, а вред лесу, причиненный пожаром, опровергают свидетельские показания.

Добавим, что приговор не вступил в законную силу.

Все о происшествиях с бомбардировщиками на Южном Урале по материалам 74.ru читайте здесь.

Фото: Фото автора
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления