28 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -7°С

«Бунтари» из ИК-6 заявили об угрозах

Поделиться

Поделиться

В копейском суде на заседании по делу начальника колонии №6 Дениса Механова, обвиняемого в злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном изготовлении оружия, начался допрос потерпевших. Один из заключенных заявил устное ходатайство об угрозах, поступающих в его адрес, и необходимости принять меры, сообщили 29 января в суде. Правозащитники бьют тревогу. Между тем в ГУФСИН заявляют, что ходатайство может быть не чем иным, как новой попыткой арестантов вызвать общественный резонанс. Подробности – в материале Chelyabinsk.ru.

Неразрешенное ходатайство

За два последних заседания, 27 и 28 января, суд успел допросить двух из 13 потерпевших – матерей заключенных. Женщины подробно рассказали о том, как их просили отправлять в колонию деньги и другие вещи для своих сыновей.

Так, первая из допрошенных, мать заключенного Алексея Нестерова Любовь Нестерова рассказала, что не раз передавала в колонию разные суммы, в том числе через посредников или на номера банковских карт. Кроме того, приходилось помогать учреждению стройматериалами, сантехникой. Адвокаты Механова при этом напирали, что деньги с Нестерова требовали сами заключенные. Защита потерпевшего представила факты, говорящие о том, что средства вымогал именно начальник колонии – к делу должен быть приобщен некий журнал с записями Механова о том, кто и сколько должен внести в кассу.

Затем должен был начаться допрос трех потерпевших из числа заключенных колонии: Бориса Тихонова, Дениса Гордеева и Дениса Волобуева.

«Данные потерпевшие пока от показаний отказались по разным причинам, в том числе из-за плохого самочувствия, – рассказала помощник председателя суда Григория Ярыгина, пожелавшая не называть своего имени. – Потерпевший Тихонов также в устной форме заявил ходатайство, попросив аудиенции с судьей и гособвинителем для донесения до них информации об угрозах, поступающих в его адрес и в адрес его семьи в связи с участием в данном процессе. Также Тихонов попросил перевести его на время судебного разбирательства в следственный изолятор №7 (расположен на территории УФСБ по Челябинской области) и оставлять там постоянно без вывоза в СИЗО №3 для участия в суде. Потерпевшему предложено изложить ходатайство в письменной форме, потому оно оставлено судом без разрешения до следующего заседания».

Защитники осужденных крайне обеспокоены ситуацией, считая, что исправить ее может удовлетворение ходатайства и изменение меры пресечения на содержание под стражей самому майору Механову, чего сейчас пытаются добиться общественники: по их мнению, находясь в камере, начальник колонии будет ограничен в своем влиянии.

«Удовлетворение ходатайства о переводе заключенных-потерпевших в СИЗО №7 может действительно облегчить их существование, – считает эксперт рабочей группы по содействию ОНК СПЧ при президенте РФ Оксана Труфанова. – На сегодня это едва ли не единственный изолятор в области, надо отдать должное ФСБ, где потерпевшие будут ограждены от угроз и давления сторонников Механова. А угрозы поступают – на сто процентов. Ежедневно угрозы поступают даже мне по СМС, в связи с чем я написала открытое письмо в адрес начальника ГУ МВД по Челябинской области и министра внутренних дел РФ. Должна начаться проверка».

«Угроза жизни Тихонову, Гордееву, Волобуеву в настоящий момент реальна, скорее всего, она исходит от лиц, заинтересованных в оправдании и сокрытии преступлений в системе исполнения наказаний, – прокомментировал побывавший на заседании суда руководитель Уральской правозащитной группы, член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Челябинской области Николай Щур. – Также имеется реальная угроза жизни и здоровью осужденных, находящихся сейчас в ИК-6 и проходящих по делу Механова свидетелями. Мы считаем, что в ситуацию необходимо немедленно вмешаться Следственному комитету РФ, прокуратуре и дирекции ФСИН».

По версии СКР, с октября 2010г. по ноябрь 2011 г. Д.Механов организовал незаконный сбор денег с родственников осужденных за различные действия по ослаблению режима и созданию более благоприятных условий для отбывания наказания. Средства шли на материально-техническое обеспечение колонии и другие хозяйственные цели. Общую сумму материального ущерба, причиненного родственникам осужденных, следствие оценило в 322 тыс. руб. Д. Механову инкриминируется один эпизод по ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и пять эпизодов по ч. 4 ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление оружия). В ходе следствия он отстранен от занимаемой должности.

«Механов может быть не при делах»

Правозащитники обратились к уполномоченному по правам человека Алексею Севастьянову и помощнику начальника ГУФСИН по Челябинской области по правам человека Дмитрию Хромову с просьбами вмешаться в ситуацию.

«Получив обращение членов ОНК, я направил факс начальнику ГУФСИН по Челябинской области с просьбой проверить условия содержания потерпевших и свидетелей по делу и излагаемые ими факты об угрозах, – рассказал омбудсмен. – Кроме того, перед очередным заседанием мои сотрудники посетят СИЗО №3 и всех потерпевших, чтобы контролировать ход процесса и в случае необходимости принять какие-то правовые меры по недопущению нарушения прав человека. Отмечу также, что жалоб от самих заключенных ИК-6 мы не получаем в последнее время».

Дмитрий Хромов также находится в курсе итогов последнего заседания, но относится к заявлениям заключенных с определенной долей скептицизма. «Представители ОНК действительно направили мне обращение, но от самих потерпевших я ни в письменном виде, ни при неоднократных личных встречах жалоб не получал, – отметил он. – Не получал жалоб и от свидетелей по делу из числа осужденных, в том числе при посещении ИК. В ближайшее время лично еще раз переговорю с потерпевшими, чтобы иметь информацию от первоисточника».

При этом Дмитрий Хромов уточнил, что, скорее всего, заявление Тихонова – очередная попытка вызвать определенный резонанс, призвав под занавес весьма спорного судебного процесса общественность на свою сторону. Денис Механов, вероятнее всего, ни к каким угрозам отношения не имеет – ему важно доказать свою невиновность, а не быть впутанным в сомнительные истории, считает помощник начальника ГУФСИН.

Оксана Труфанова, кстати, отчасти согласна тем, что майор может быть не при делах. «Сейчас попроситься под стражу – и желательно тоже в СИЗО №7 – выгодно и самому Механову во избежание возможных провокаций, – написала правозащитница в своем блоге после встречи с адвокатом осужденных. – Не исключено, что кто-то действует от его имени, не ставя в известность его и подставляя тем самым. Ведь его бывшие подчиненные хорошо понимают, что, если Денис Механов начнет рассказывать правду, некоторым из них тоже не избежать наказания».

Источник Chelyabinsk.ru, пожелавший остаться неназванным, не исключает, что угрозы Тихонову и другим арестантам действительно имеют место быть, но поступают от самого спецконтингента. «Дело в том, что в среде заключенных выступать в суде в качестве потерпевших и давать соответствующие показания не принято по «воровским» законам, – объяснил собеседник сайта. – Так что угрозы могут поступать «жалобщикам» от других заключенных. Я знаю ситуацию в шестой колонии после бунта. Там сейчас очень поменялись порядки – администрация далеко не всю ситуацию контролирует, определенным сидельцам может очень не нравиться, что их, грубо говоря, сокамерники собираются что-то говорить. Но что там творится на самом деле – тайна за семью печатями».

При этом источник советует Тихонову, Гордееву и Волобуеву, если уж они начали и решились говорить, собраться с силами и идти до конца.

Следующее судебное заседание намечено на 6 февраля. Chelyabinsk.ru следит за развитием событий.

24-25 ноября 2012 г. около 250 заключенных ИК-6 выдвинули требования по ослаблению режима и освобождению ряда осужденных из ШИЗО. Параллельно у входа в колонию собралась толпа гражданских – родственников осужденных и других людей, которые выкрикивали различные лозунги в их защиту, а в дальнейшем пошли и на силовую стычку с сотрудниками ОМОН. После этого следователи приняли от арестантов более 120 заявлений о вымогательстве денег и избиении со стороны сотрудников администрации. В ходе обысков в ИК обнаружили изготовленные кустарным способом сабли, ножи, кинжалы, которые Д. Механов хранил в служебном кабинете. Экспертиза признала изъятые предметы холодным оружием.

Все о бунте в ИК-6 и его последствиях представлено здесь.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Челябинске? Подпишись на нашу почтовую рассылку