«Левиафан» раскрутил артхаус

Третий кинофестиваль «Полный артхаус» в Челябинске открылся при огромном скоплении публики в залах кинотеатров имени Пушкина и в «Знамени», при полных залах прошли и фестивальные выходные. Как приняли зрители картину Андрея Звягинцева «Левиафан» и как отражал удары публики режиссер – в репортаже Chelyabinsk.ru.

Челябинск не помнит такого ажиотажа вокруг кинофестиваля «Полный артхаус» в прежние годы. Ни приезд неподражаемой Ренаты Литвиновой на первый фестиваль, ни фильм Алексея Германа «Трудно быть богом», премьера которого состоялась на втором, не собирали такого аншлага.

На этот раз зрительный зал театра «Манекен», где традиционно состоится пресс-конференция перед церемонией открытия «Полного артхауса», был буквально захвачен далекой от СМИ публикой за час до начала встречи гостей фестиваля с прессой. Представители СМИ вынуждены были расположиться на полу, вернее, на сцене театра, почти у ног гостей.

«В этом году наш фестиваль совпал с выходом в прокат фильма «Левиафан», – этими словами открыл встречу художественный руководитель фестиваля, киновед Вячеслав Шмыров. – И автор этого фильма Андрей Звягинцев согласился приехать в Челябинск. Пожалуй, это единственная встреча зрителей с автором премьеры вне Москвы».

Сегодня многим известно, что славу фильму «Левиафан» сделали не только награды международных фестивалей и номинация его на «Оскар», но и острая дискуссия внутри страны о том, правдиво ли отражена в фильме российская действительность. Как считает сам режиссер, выход фильма пришелся на острое в политическом отношении время, когда российское общество расколото, и это не могло не повлиять на восприятие «Левиафана» зрителями. Возможно, вне этого контекста реакция была бы другой.

Режиссер Андрей Звягинцев признался, что ответить на все излияния по поводу «Левиафана» в Интернете просто невозможно: «Если человек не видит того, что вижу я, разговаривать об этом совершенно бессмысленно. Если он утверждает, что людей, которые показаны в этом фильме, не существует, значит, он просто не знает своей страны. Каждое слово в этом фильме выстрадано, каждое слово – правда».

В зале «Манекена» тоже собрались не только поклонники Андрея Звягинцева. Надо сказать, противники фильма «Левиафан» подготовились к этой встрече основательно, их вопросы звучали как манифест.

Однако режиссер очень мягко и при этом предельно аргументированно отражал удары в этот вечер:

  • «Что касается церкви, то согласно Конституции она отделена от государства. Так что критиковать проблему слияния церкви и государства не только можно, но просто необходимо. Меня обвиняют в том, что я вырвал из контекста Библии выражение: «Вся власть от Бога». Но именно это нам демонстрирует власть, это ее интерпретация слов апостола Павла. Я просто зеркально отражаю происходящее»;
  • «Человек значительно шире, чем то, что можно было бы назвать положительным персонажем. Я исхожу из этого. Есть миф о том, что Бог дал каждому предмету и каждой твари место в мире. Всем, кроме человека. Человеку он сказал: «А ты вечно будешь в поисках своего места». Мне кажется, эта притча о том, что человек – единственное творение, которое всегда пребывает в состоянии становления. Поэтому говорить о положительном персонаже – сужать человека»;
  • «Я услышал слова Андрея Кураева о том, что в моем фильме нет положительного героя. В этом обвиняли и Гоголя, когда была издана поэма «Мертвые души». А как обрушились на Гоголя, когда он написал «Ревизора»! Это же был бунт, люди не были согласны с тем, что это они. И когда Достоевский выпустил главу про убийство старухи-процентщицы и ее сестры, а он «Преступление и наказание» выпускал главами, на улицы Петербурга вышли студенты с плакатами «Среди нас убийц нет»! На что Достоевский написал в своем «Дневнике писателя»: «Дураки, я все это взял из жизни!»;
  • «Если не быть честным с самим собой, если до наступления финальных титров показывать что-нибудь этакое, что поднимает публике настроение, то ты создаешь неправду. Я исхожу из этого. В оправдание себе могу сказать, что в России ежегодно снимается более 100 фильмов. Выбирайте. Кто-то приходит в зал за инъекцией хорошего настроения, которое можно было бы назвать «все будет хорошо». Но человек, который готов прямо смотреть на свой удел, не отводя глаз, мне более симпатичен. Такому зрителю нельзя врать. И я приветствую именно такого зрителя».

А когда один из представителей общественного движения «Родительское сопротивление» призвал автора к ответственности за свое произведение, потому что у юных зрителей руки опускаются после просмотра «Левиафана», Звягинцев привел другой пример: «На моем сайте один молодой человек написал, что после просмотра картины «Левиафан» он все время ловил себя на том, что душат слезы, что воздуха не хватает. Но спустя какое-то время после пережитых эмоций он понял, что в нем умер прежний человек, что он избавился от страха! Страх этот нас сковал давно, он уже генетический, и надо от него избавляться, выдавливать его из себя. Ничего не нужно бояться, нужно жить. Правом, дарованным мне природой, я живу, я мыслю, я смотрю, вижу и говорю».

 

Трудно было определить, насколько равны силы поклонников и противников «Левиафана» в зале, но каждый ответ Андрея Звягинцева сопровождался овацией и криками одобрения. Помимо претензий автору были высказаны и слова благодарности от зрителей разных поколений: «Довольно часто мы видим жизнь сквозь мутное стекло, вы сделали его прозрачным». А также: «У нас – молодого поколения – открываются глаза на мир после просмотра таких фильмов, как «Левиафан». Благодаря вашим работам мы начинаем смотреть на мир трезво».

Поскольку предполагаемая пресс-конференция спонтанно превратилась в творческую встречу зрителей с режиссером Андреем Звягинцевым, то поговорить подробнее о довольно обширной программе фестиваля не удалось. Вячеслав Шмыров отметил лишь особенность нынешней конкурсной программы: «Должен честно сказать, то кино, которое мы привезли в Челябинск в этом году, к арт-хаусу имеет не очень большое отношение. В этих семи фильмах на человеческом языке обсуждаются человеческие проблемы. Нет никакой сложности в кинематографическом языке их авторов. Но это кино на серьезные темы, и это очень качественное кино».

Актриса Любовь Руденко, приехавшая на фестиваль представлять еще одну из резонансных картин 2014 года – фильм «Дурак» режиссера Юрия Быкова, – высказала предположение: «Наверное, настало время услышать то, о чем такие фильмы, как «Левиафан» и «Дурак» криком кричат с экрана: остановитесь, люди, что вы делаете? Как вы живете? Сегодня я вижу в этом зале огромное количество народу, значит, в вас проснулось желание что-то в этой жизни или внутри себя изменить, задуматься над тем, что нас ждет завтра, в какой мир мы впустим наших детей? Нужно думать об этом каждый день».

Судя по тому, что фестивальные залы были полны и в прошедшие выходные, желание услышать этот крик все-таки есть.

Фото: Фото Евгения ЕМЕЛЬДИНОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter