Все новости
Все новости

Страсбургский суд отмерил челябинцу €3000

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворил жалобу челябинца на приговор, по которому его отправили в колонию за хранение наркотиков. ЕСПЧ признал, что при судебном рассмотрении дела «о стакане конопли» была нарушена статья Конвенции по защите прав человека, и постановил выплатить молодому человеку три тысячи евро в качестве компенсации морального вреда. Случай для Южного Урала можно назвать уникальным, тем более что жалоба была подана еще в 2007 году, сообщил 15 июня адвокат осужденного Юрий Турбин. Детали истории – в материале Chelyabinsk.ru.

Подстава от товарища

Почти восемь лет ушло у челябинца Антона (редакция не называет фамилии молодого человека по его просьбе. – Прим. автора) на то, чтобы фактически доказать свою невиновность, хотя сам по себе вопрос вины ЕСПЧ не рассматривал. История началась еще осенью 2006 года, когда к Антону, студенту крупного южноуральского вуза, начал настойчиво приставать университетский приятель Александр. Якобы где-то от третьих лиц этот Александр узнал, что через Антона можно купить травку.

«Мой доверитель никогда не употреблял наркотики, не занимался их сбытом, он был самым обычным компанейским студентом, но почему-то Александр стал просить помощи в приобретении марихуаны именно у него, – рассказал Юрий Турбин. – Возможно, что с подобными просьбами он (Александр) приставал и к другим сокурсникам. В течение трех недель буквально обрывал телефоны моего доверителя, в том числе домашний, настаивая на своем, уверяя, что у него «горит» вечеринка».

В результате в конце октября 2006 года Антон через своего знакомого, который, в свою очередь, связался с еще одним человеком, достал для Александра 25 граммов марихуаны и передал их ему. Через несколько часов Антона задержали сотрудники ФСКН.

«Оказалось, что Александр негласно сотрудничал с оперативниками наркоконтроля и действовал по их указаниями, – пояснил Юрий Турбин. – Сам факт приобретения у Антона марихуаны проводился в рамках оперативно-разыскного мероприятия (ОРМ) «Проверочная закупка», где Александр выступал в роли покупателя».

В марте 2007 года за покушение на приобретение и хранение наркотиков Антон был приговорен к 2,5 годам колонии общего режима. После этого начались попытки обжаловать вердикт в российских судах всех инстанций.

«Мы изначально, на стадии предварительного следствия, а также при рассмотрении дела в районном суде настаивали на том, что со стороны Александра, действовавшего по заданию оперативных служб, имела место провокация, – отметил Юрий Турбин. – Все его действия были направлены на подстрекательство Антона к приобретению для него марихуаны. Если бы не было этих провокационных действий, то студент и не стал бы приобретать для сокурсника наркотик».

В качестве аргументов Юрий Турбин заявлял в суд ходатайство о приобщении детализации телефонных разговоров между Антоном и Александром, в которых последний по несколько раз в день убеждает товарища купить для него травку. Однако эти данные к делу так и не приобщили на том основании, что распечатка оформлена недолжным образом. Официальный запрос суд делать не стал.

Также адвокат настаивал в суде на дополнительном допросе Александра, но в этом ему тоже отказали.

Затем юрист ссылался на необоснованность самого ОРМ «Проверочная закупка», поскольку для этого у ФСКН не было каких-либо законных оснований, в частности, операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, нацеленной на установление дилерской сети.

«Из четырех человек цепочки по распространению марихуаны установлен и привлечен к ответственности только один Антон – последнее звено, – подчеркнул Турбин. – Другие лица остались неустановленными и безнаказанными. Меры по их установлению и привлечению к ответственности не принимались, хотя они находились под наблюдением оперативных сотрудников. Какие-либо иные оперативно-разыскные мероприятия в отношении заявителя до проведения в отношении его проверочной закупки не проводились».

Все эти доводы адвоката не принял во внимание ни Челябинский областной, ни Верховный суд России. Антон тем временем отбывал наказание в одной из копейских колоний.

Восемь лет в ожидании

В ноябре 2007 года, после отказа в пересмотре приговора в Верховном суде, Юрий Турбин от имени Антона направил жалобу в Европейский суд по правам человека, где на тот момент были положительно рассмотрены две жалобы россиян по аналогичным делам. Жалобу Турбина ЕСПЧ счел приемлемой и принял ее к рассмотрению – это уже было положительным знаком, поскольку многие документы просто-напросто возвращают заявителю на том основании, что они являются необоснованными или же могут быть решены внутри государства, против которого подаются.

«В своей жалобе мы настаивали на нарушении пункта 1 статьи 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», который указывает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое … разбирательство дела… судом», – рассказал Юрий Турбин. – В своих доводах заявляли как раз обо всех тех доказательствах защиты, которые отклонили российские суды. Это и доказательства наличия провокации, и необоснованность проведения ОРМ. Дело в том, что ЕСПЧ в своих решениях неоднократно указывал, что из требований справедливого суда по статье 6 Конвенции вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации полиции (например, решение от 9 июня 1998 года по делу «Тейшейра де Кастро против Португалии»).

В жалобе Турбин просил не только признать, что при рассмотрении дела Антона была нарушена Конвенция по защите прав человека, но и выплатить осужденному 15 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда.

Через несколько лет из Страсбурга пришла новая весточка: уполномоченный РФ при ЕСПЧ изучил жалобу и в своем меморандуме заявил, что она является необоснованной и неприемлемой в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты, попросив отклонить жалобу заявителя.

Юрий Турбин в 2011 году подготовил возражения на этот меморандум, где еще раз обрисовал обстоятельства случившегося. В результате 30 апреля 2015 года ЕСПЧ вынес постановление, объединив в нем решения по пяти аналогичным жалобам россиян, в том числе и Антона.

«ЕСПЧ признал, что властями Российской Федерации в лице органов предварительного следствия действительно была допущена провокация, без которой преступление не было бы совершено, – отметил Юрий Турбин. – Тем самым была нарушена статья 6 Конвенции, на несоответствии которой мы и настаивали. При этом суд снизил до трех тысяч евро размер компенсации морального вреда – сумма невелика, поскольку человек реально пробыл в колонии год и три месяца (с учетом срока в СИЗО и выхода по УДО). Но это и без того большая удача».

Решения ЕСПЧ о выплате компенсации является обязательным для стран, в действиях которых нашли нарушения, она должна быть переведена в течение трех месяцев с момента вынесения постановления. Таким образом, Антон может получить деньги (выплата ведется через минфин. – Прим. автора) уже в конце июля.

С самим приговором немного сложнее. По Уголовно-процессуальному кодексу России дела, в которых ЕСПЧ усмотрел нарушения Конвенции, должны быть через председателя Верховного суда (ВС) представлены на пересмотр в президиуме этого суда. Занимает это в среднем три-четыре месяца.

«По практике ВС при пересмотре дела выносит либо оправдательный вердикт, либо прекращает уголовное дело в связи с отсутствием в действиях подсудимого состава преступления, то есть по реабилитирующему основанию, – пояснил Юрий Турбин. – Решение это, даже спустя столько лет, важно для моего доверителя, поскольку в этом случае из его биографии исчезнет судимость, что является серьезным препятствием во многих аспектах жизни».

Вместе с жалобой Антона рассмотрена жалоба еще одного жителя Челябинска, но связаться с ним не удалось.

Сам Антон, а также его семья сегодня стараются не вспоминать те годы. «Очень сложно передать словами, через что мы прошли тогда, сколько седых волос заработали, – рассказала мать осужденного. – Сегодня восторга и бурной радости не было, но, безусловно, это очень положительное решение. Антон уже после всего пытался пообщаться с Александром, узнать, зачем он так сделал, но тот не идет на контакт».

Сегодня Антон – успешный мужчина, глава семьи. У него новая жизнь, работа, поэтому он категорически против публикации персональных данных.

Доводы Юрия Турбина – на телеканале 74.ru.

Фото: Фото Евгения Емельдинова, Alex Malikov с сайта Shutterstock.com, видео Аликбека Юсупова, монтаж Евгения Синицына

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter