Сергей Васильев, фотограф, обладатель четырех наград World Press Photo «Золотой глаз»: «Глаза фотографа всегда снимают, даже если нет камеры в руках»

16 июня известному фотографу Сергею Васильеву исполнится 80 лет. В этот день в Челябинске состоится открытие галереи «Гранд фото СВ», которую уже сегодня можно назвать маленьким музеем «златоглазого» Сергея Васильева. Мы говорили с гостем нашей редакции о его зарубежных выставках как о хорошей творческой встряске и о том, что глаза фотографа снимают даже тогда, когда в руках нет камеры.

– Сергей Григорьевич, на самом-то деле сегодня мы у вас в гостях, в прекрасной новой галерее или музее – какое определение можно дать этому уютному помещению, где все говорит о фотографии и о вашей творческой карьере?

– В течение многих лет я говорю о том, что Челябинску нужен свой музей фотографии. Предполагаю, что здесь он и будет. При входе будут портреты ветеранов челябинского фотоклуба, чтобы люди знали, какие фотографы у нас есть и какие были. Есть хорошая фотобиблиотека, можно пользоваться. И выставки здесь обязательно будут. К 280-летию Челябинска обязательно проведем клубную выставку «Челябинск и челябинцы». Приглашаю всех фотографов с персональными выставками, здесь можно свободно разместить 40 фотографий. Это нормально. На Западе такие выставки проходят в небольших частных галереях. В Гамбурге я видел галерею при магазинчике фототоваров, где было выставлено всего 10 работ.

– Вы в таких галереях выставлялись?

– В Германии, в небольшом городке Гёттингене, в маленькой галерее при фотосалоне, который существует, по-моему, с момента изобретения фотографии. Это семейный бизнес, салон переходит по наследству. Сейчас там есть музейный уголок со старинными камерами. Одну камеру они мне, кстати, подарили. И вот там выставки проводятся. Моя стала сенсацией – фотограф из России! (Смеется.) Местная газета посвятила этому два разворота с фотографиями.

– Ваших персональных выставок давно не было в Челябинске.

– Я и сам не помню, когда в Челябинске была моя выставка. В 2001 году в зале имени Александрова была выставка к юбилею челябинского фотоклуба, а моя персональная – еще раньше. В картинной галерее на Труда. Народ тогда шел на нее очень активно, и она провисела там три месяца. Сейчас, на мой взгляд, у нас нет уже такого интереса к выставкам. Сейчас люди думают о том, как выжить, деньги зарабатывают. Проблемы, заботы. Хотя ко мне довольно часто на улице подходят совершенно незнакомые люди и спрашивают: «Где и когда можно увидеть вашу выставку»? Но так получается, что в последние пять лет мои выставки можно увидеть в Париже, Лондоне, Мадриде, Риме, в Будапеште, три раза была выставка в Берлине, в Гамбурге. Совсем недавно – в Милане.

– Что за выставка?

– 5 мая в Милане проходил международный фотофорум, мне там выделили 30 квадратных метров под выставку, а потом состоялся аукцион. Есть такой Франческо Бигацци – журналист, публицист. С 1982 года он сотрудничает с Михаилом Пиотровским, является президентом итальянского фонда любителей «Эрмитажа», это я так перевел. Часто бывает в Питере и Москве. Он организовал мою выставку в Риме, затем в Милане, планируется выставка во Флоренции этой осенью – в рамках фестиваля «Феррари». А потом он хочет прокатить эту выставку в Париж, Лондон, в Москву. 16 июня планирует приехать в Челябинск, чтобы встретиться и все обговорить.

– Как вы с ним познакомились?

– В прошлом году, в конце лета, он позвонил мне на домашний телефон. Это было самое странное – где взял этот номер? И рассказал, что долго меня разыскивал, даже в «Вечерний Челябинск» звонил, но никто не давал моего номера... Потом выяснилось, что нашли они мой телефон через фотокорреспондента журнала «Огонек», с которым я сотрудничал, когда бильд-редактором там был Геннадий Копосов. Франческо мне рассказал, что был счастлив, когда лет 30 назад купил в Москве коллекцию моих фотографий. Он собирает живопись и фотографию. Считается в Италии лучшим специалистом по Восточной Европе. Искал он меня, чтобы предложить в Риме выставку моих фотографий.

– Вы сразу согласились?

(Смеется.) В известной галерее Иль Чембало (Палаццо Боргезе)? Конечно. Это в центре Рима. Было выставлено 50 моих фотографий, в том числе старые, о некоторых я даже забыл, что они существуют. 28 ноября мы прилетели с дочерью и внучкой в Рим, 3 декабря было открытие выставки. Очень много народу собралось, много было интервью – потом Франческо прислал мне журналы с публикациями. Хорошее было открытие.

– Где он приобрел ваши фотографии?

– Он сказал, что в Москве. Я до сих пор ломаю голову, у кого была такая коллекция. Никаких распоряжений с моей стороны не было. Хотя на 90% уверен, что это фотографии из фотоцентра Союза журналиста СССР. В свое время Григорий Берхин впервые организовал в Москве конкурс, а потом выставку «Мисс-фото СССР». С 1989 года этот конкурс существовал, и челябинский фотоклуб принимал в нем активное участие. Наши челябинские девочки участвовали в конкурсе, одна даже вышла в финал. Спонсоры этого проекта, насколько я помню, были из Италии. Даже приезжал на выставку оператор фильма «Спрут». На заключительном банкете мы сидели с ним за одним столом и он говорил: «Пришлите мне ваши фотографии, я их всему миру покажу». Всерьез я к этому не отнесся…

– Сама выставка в Риме вам понравилась?

– Наверное, ни один из авторов, если он эту выставку не сам монтировал, не скажет, что понравилась. (Смеется.) К тому же, работы старые, а в старых работах всегда находишь какие-то свои недоработки. Это современные фотографы вылизывают сегодня свои работы на компьютере.

– Раньше и возможностей таких не было – фотошопа, например?

– Да, но сегодня получается не фотография, а цифрография. (Смеется.) Во время выставки ко мне подходили люди – и женщины, и мужчины – благодарили, говорили хорошие слова.

– Это же было приятно?

– Естественно. Ради чего мы живем? Это была хорошая встряска, оживившая восприятие, внесшая разнообразие. Чтобы не угасал дух творчества.

– Итальянцы вам понравились?

– Очень эмоциональные, приветливые люди. Запросто можно обниматься с ними, целоваться. (Смеется.) И фотографируются они с удовольствием. Языка я не знаю, поэтому показывал фотоаппарат, жестами объяснял, что хочу снять, и они с радостью соглашались. Когда бываю за границей, мне всегда интереснее наблюдать лица людей. Архитектура меня не очень волнует.

– Когда на Западе проходят выставки, они советуются с вами, что выставлять?

– Нет, экспозицию они готовят сами, я высылаю работы в электронном виде, они выбирают и печатают. Все расходы они берут на себя и, что немаловажно для любого фотографа, вручают авторам гонорары. Здесь у нас все по-другому – фотограф все делает за свой счет и никаких гонораров... (Смеется.)

– У нас искусство принадлежит народу – Владимир Ильич так повелел.

(Смеется.) Ясно.

– Вы рады, что европейцы проявляют к вашим работам такой интерес?

– Сам себя всегда спрашиваю: почему это происходит? Ведь я никогда никому себя не предлагал и не предлагаю. Нет у меня ни сайта в Интернете, ничего. Как они меня находят? Загадка. Звонят и предлагают сделать выставку. Вероятно, берут победителей World Press Photo. Откуда только не было предложений: из Сан-Франциско, с Гавайских островов и даже из Гонолулу приходило письмо. Но это было в советские годы. Я отнесся к предложениям несерьезно, потому что меня даже в Амстердам не выпустили, чтобы «Золотой глаз» получить. Потом я, правда, побывал в Амстердаме. Семью свозил. Мы были на выставке World Press Photo в 2013 году. В это же время там проводилась и выставка лауреатов из СССР, которая затем была в Москве и у нас, в Челябинске. Это было в здании старой церкви. Там как раз улица красных фонарей начинается.

– Побывали на знаменитой улице?

– Экскурсовод нас провел по этой улице. Детям моим больше понравилось, я даже ни одного кадра не сделал.

– Почему?

– Потому что снять можно было только украдкой, съемка запрещена. А я не люблю так, хотя говорят, что запретный плод сладок. Сейчас и в музеях запрещают съемку. Но в Дрезденской галерее я об этом забыл, когда увидел на фоне Сикстинской мадонны свою дочь Наташу, которая в это время тоже держала на руках ребенка. Сумка с камерой висела у меня на плече, и когда я увидел этот готовый кадр, то забыл обо всем, – мгновенно вытащил камеру и быстро снял. Слава богу, никто ничего не заметил, хотя там на каждом углу наблюдатели.

– Замечательный кадр. Я даже подумала, что это постановочная фотография.

– Нет. Глаза фотографа всегда снимают, даже если нет камеры в руках. Некоторые мои фотографии сделаны были потом, по следам того, что я увидел, но не было в тот момент камеры. Я потом инсценировал эти кадры. Помнишь кадр – ребенок сидит в тазике и женщина белье развешивает?

– Еще бы. Это же снято на крыше Дома печати в Челябинске?

– Да. А увидел я такую сцену в Юрмале. Рано утром шел по тихой улочке и увидел во дворике: женщина развешивает белье и ребенок сидит, правда, не в тазике, а на траве. Готовый кадр! Но фотоаппарата не было. В голове это отложилось, и потом в Челябинске я этот кадр выстроил – принес веревки, белье, тазик... Кстати, он до сих пор у меня в лаборатории в Доме печати. (Смеется.)

Открытие галереи «Гранд Фото СВ» состоится в день юбилея Сергея Васильева, 16 июня, по адресу: ул.Коммуны, 129. Начало в 14:00.

Фото: Фото Олега Каргаполова и из архива Сергея Васильева

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter