Лучшие шашлыки, дом-церковь и пансионат для престарелых: исследуем старый Северо-Запад Челябинска

Крупнейший частный сектор этого района — посёлок Колхозный — в проекте «В ЧЕрте города»

Поделиться

Застраиваться посёлок начал в 1929 году, и сейчас старые дома соседствуют с новыми коттеджами

Фото: Илья Бархатов

Территория Челябинска занимает около 53 тысяч гектаров. Это сопоставимо с размерами европейского княжества Андорра и гораздо больше, чем Лихтенштейн, Монако или Ватикан. Многие из нас живут здесь с рождения и привыкли думать, что хорошо знают свой город. Но так ли это на самом деле? На любом ли снимке вы узнаете Челябинск? И во всех ли районах бывали лично? Корреспонденты 74.ru помогут вам открыть город с новой стороны.

Светофоров на этом участке проспекта Победы нет, и количество знаков «Пешеходный переход» просто зашкаливает

Светофоров на этом участке проспекта Победы нет, и количество знаков «Пешеходный переход» просто зашкаливает

Визитная карточка микрорайона — так называемый дом с колокольней

Визитная карточка микрорайона — так называемый дом с колокольней

Поездку на трамвае на Северо-Запад Челябинска смело можно включать в список медитаций. Без шуток. Каких-то 23 рубля — и вагон мчит вас по проспекту Победы. Мерно покачивается на длинных перегонах. Смазывает пейзаж за окном. А ведь посмотреть там есть на что! За перекрёстком с улицей Краснознамённой начинается самый большой на Северо-Западе Челябинска частный сектор — посёлок Колхозный. В нём находится знаменитая шашлычная (сюда за мясом едут со всего города) и дом, похожий на церковь. Эти места и стали предметом исследования для нового выпуска проекта «В ЧЕрте города».

Конечно, посёлок Колхозный гораздо больше, чем участок по обе стороны от проспекта Победы. Частный сектор растянулся от улицы Братьев Кашириных до Комсомольского проспекта и от улицы Краснознамённой до Чайковского. Он находится на границе Калининского и Курчатовского районов. А застраиваться начал ещё в 1929 году — к северо-западу от военного городка «Красные казармы» (там потом размещалось автомобильное училище). Под жилые дома поначалу «нарезали» небольшой пустырь, который раньше использовался в качестве стрельбища. Потом посёлок всё больше разрастался на север и запад. А со временем на месте одноэтажных домов то тут, то там начали появляться высотные жилые комплексы.

— Ничего тут раньше не было! Тут поляна была, мы гусей пасли, — вспоминает жительница Колхозного посёлка Кашифа Гарипова. — Ни трамваи, ничего не ходили. Пешком передвигались. По [улице] Стартовой колонка была. С санями пойдёшь, бачок поставишь. Если вдруг набок [упадёт] — вода разольётся, и обратно идёшь с санками за водой. Сейчас, конечно, все удовольствия есть. И вода, и газ, и душ, и туалет дома.

Кашифа Хисамовна в посёлке живёт с самого рождения

Кашифа Хисамовна в посёлке живёт с самого рождения

Кашифу Хисамовну мы застали за хозяйственными хлопотами. Вместе с внучкой пенсионерка высаживает возле дома цветы. Вопрос о том, с какого года — хотя бы примерно — семья живёт в Колхозном посёлке, женщину всерьёз обидел.

— Не примерно, а с 39-го, — горячо заявляет Кашифа Гарипова. — Здравствуйте, я что? Полоумная, что ли?

Объясняем, что обижать пенсионерку вовсе не планировали, просто ищем в Колхозном старожилов — и Кашифа Хисамовна меняет гнев на милость.

— Родители недалеко, на посёлке Бабушкина, жили. Отец купил новое место тут, сам построил дом, — вспоминает Кашифа Гарипова. — В этом доме я и родилась, папка его построил. Он мне тут качели сделал. Зыбки [назывались]. Зыбки знаешь? Раньше такие были. Пружина, тряпка обшитая, четыре палочки — цепляют и качают.

Зыбками называли колыбели, подвешиваемые к балкам. На фото — пример люльки для зажиточной семьи, а в обычных домах колыбель могла выглядеть попроще

Зыбками называли колыбели, подвешиваемые к балкам. На фото — пример люльки для зажиточной семьи, а в обычных домах колыбель могла выглядеть попроще

Отца Кашифа Хисамовна в последний раз видела в три года — перед тем как он ушёл на фронт.

— В 1943 году его забрали в войну — и всё. Сколько там был, не знаю. Без вести пропал, — рассказывает женщина. — Ничего я не смогла добиться. Извещение пришло, мама пенсию получала на меня за отца — 200 рублей. Нас каждый год 22 июня приглашали на концерт во дворец железнодорожников — и в конвертик деньги клали. А в этом году — с бородой. Говорят, что отменили. Вы Текслеру подскажите. Мы — семья погибшего защитника Родины. Папа у меня умер на войне.

Рассказывая о семье, Кашифа Хисамовна и нас с фотокорреспондентом Ильёй Бархатовым закидывает вопросами. Где учились, есть ли семья. Илью хвалит за выбор профессии, а мне рассказывает, что имя «Ольга» на татарском звучит как «Альфия» или «Альфиза» и подмигивает:

— Альфия — хорошая девочка.

Сама Кашифа Гарипова замужем жила счастливо, воспитала сына Рустама, а теперь помогает ему и невестке с внучкой.

— Сама я в татарской школе училась, в 43-й, — вспоминает наша героиня. — У меня и сын хорошо по-татарски говорит, хоть русскую школу закончил. Свою нацию как не знать?

Самым старым домам в посёлке по 80–90 лет

Самым старым домам в посёлке по 80–90 лет

На пенсию Кашифа Хисамовна вышла ещё в 1995 году, но о работе рассказывает с гордостью.

— А вы спросите, кем я проработала? 32 года на кране проработала! — рассказывает пенсионерка. — На электровозоремонтном заводе, на больших 75-тонных кранах.

— Зелёного цвета, — добавляет внучка Ильнара.

— Зелёного, — со смехом соглашается Кашифа Хисамовна. — Вот зам мой стоит, внучка. На кране же каждый год экзамен надо сдавать, готовиться. Главный механик, технадзор приезжают раз в год и смотрят.

Сейчас основная работа у Кашифы Хисамовны — на огороде.

— У меня помидоры в теплице. Я 7 марта рассаду посадила. Редиску ели, огурцы вот уже есть. Я тебе показывала же? — поворачивается Хашифа Хисамовна к внучке. — Огурцы уже есть.

— И кабачок огромный, — кивает Ильнара.

— И кабачок! — подтверждает бабушка. — Уже оладушки делали.

Перед домом уже растут пионы и лилии, но мало цветов не бывает! Выбрать место под саженцы помогает внучка

Перед домом уже растут пионы и лилии, но мало цветов не бывает! Выбрать место под саженцы помогает внучка

Излишки урожая наша героиня продаёт на рынке. Говорит, пройти мимо никто не может! С потенциальными покупателями пенсионерка делится рецептами — как вкусно засолить помидоры, как испечь пирожки с луком и яйцом. А после такого уйти без покупки сложно. С соседями Кашифа Хисамовна тоже живёт дружно. Только один эпизод — годах в 1960-х — выбил её из колеи.

— У нас в огороде сено было, и соседи подожгли — из-за того, что Рустам им замечание сделал, — вспоминает женщина. — Зима была! И сено у нас сгорело. Соседские мальчишки это были. Обоих нет теперь. Одного ножом пырнули, второй разбился на мотоцикле. Я вообще детей люблю, никогда плохого не делала людям. Слава богу, ничего не пострадало больше тогда, ни дом, ничего. Сено далеко от дома было.

Сено тогда пришлось покупать, иначе кормить скотину до конца зимы было бы нечем.

Сейчас мало кто у жителей держит коров или птицу, а раньше подворье было у многих

Сейчас мало кто у жителей держит коров или птицу, а раньше подворье было у многих

— Мы корову держали. Пить-то надо молоко, а как? А телёночек на мясо остаётся, — говорит Кашифа Хисамовна. — Если в январе отелится, то осенью заколешь — и уже мясо. Килограммов 70 будет, нам хватит.

С Кашифой Хисамовной расстаёмся друзьями. Илье она позирует с явным удовольствием.

— Я не крашусь. Никогда не красилась, никогда! Ни губы, ничего. Натуральная, — хохочет старожил посёлка.

Дом Кашифы Хисамовны находится недалеко от проспекта Победы и самой яркой местной достопримечательности — дома с колокольней. Издалека он чем-то похож на церковь и окружён множеством легенд. Так, например, рассказывают, что раньше там проводили службы, но потом помещения перестроили под жилые. Есть истории и о том, что идею собственник дома подсмотрел в Казани. Но хозяйка — Любовь Пономарёва — заверила: прототипов у этого дома не было.

«Дом с колокольней» возвышается над частным сектором и приковывает взгляд

«Дом с колокольней» возвышается над частным сектором и приковывает взгляд

Из-за особенностей архитектуры многие принимают его за культовое сооружение

Из-за особенностей архитектуры многие принимают его за культовое сооружение

— Этот дом построил мой муж. Сам строил, без всякого проекта, — рассказывает Любовь Владимировна. — Он хотел необычный дом. Собрал со всего города всё, что понравилось.

Строительство дома начали в 2001 году, из кирпича, а готово здание было спустя пару лет. И никакой церкви, уточняет хозяйка, здесь никогда не было.

— Это новый дом, построен в 2003 году, — уточняет Любовь Пономарёва. — Это наше фамильное место — с 1941 года семья тут живёт. Сначала в аренде земля была, потом в собственности. А первый дом строил дед моего мужа.

К сожалению, долго пожить в своём доме мужчина не успел. Скончался в 2006-м. Хорошенько разглядеть необычное здание вблизи практически невозможно. От пешеходной тропинки его отделяют гаражи автосервиса, а по правой стороне примыкает салон ритуальных услуг. И там, кстати, можно встретить необычные экспонаты.

Для продвижения фирма использует известные лица

Для продвижения фирма использует известные лица

О том, как не попасть в число клиентов, предупреждают таблички

О том, как не попасть в число клиентов, предупреждают таблички

— Макс, к тебе женщина с косой! — доносится из включённого в ритуальном салоне телевизора, как только мы переступаем порог. Сотрудница нам объясняет: здесь, в коттедже и рядом с ним, расположены только выставочные образцы. А производят их на другой площадке.

— Из мрамора и из гранита, — добавляет женщина. — Можете сами посмотреть.

Погуляв по территории, отправляемся дальше. К одной из самых популярных достопримечательностей Колхозного посёлка — шашлычной. За вкусным мясом и люля-кебабом сюда ездят со всего города.

— Очень вкусно, хорошо, внимательно и недорого, — объясняет нам на ходу одна из постоянных покупательниц. — Тут всё доступно по цене и вкуснее.

Раньше на проспекте Победы даже возникали пробки из желающих попасть на шашлычок

Раньше на проспекте Победы даже возникали пробки из желающих попасть на шашлычок

Внутри шашлычной и правда кипит жизнь. Но очередь возле стойки администратора быстро расходится. Народ рассаживается по столикам, а насладившись, бежит дальше по делам. Спрашиваем у сотрудников, на месте ли хозяин, но нам заявляют — интервью владелец никогда не даёт. Это принцип.

Впрочем, кое-что выяснить удалось. Это кафе на проспекте Победы открыла армянская семья — ещё 15 лет назад, в 2004-м.

— Дети в семье отличались крайней привередливостью в еде. Именно из-за того, что они довольно плохо ели, было решено организовать семейное кафе, — говорится на официальном сайте заведения. И сотрудники эту версию подтверждают.

Кстати, рецептуру здесь держат в строжайшем секрете, а меню не меняли ни разу. Посетителям все 15 лет предлагают шашлычок из свинины, сёмги или индейки, люля-кебаб из курицы, говядины, свинины или баранины.

— Он продавался, этот домик, — объяснил выбор места один из сотрудников. — Тут вообще ничего не было. Был только один маленький зал, который сейчас работает только навынос. Впоследствии всё расширялось, расстраивалось, появились фрески — это ручная работа.

Сейчас знаменитое кафе открыло филиалы в других районах

Сейчас знаменитое кафе открыло филиалы в других районах

Сеть, уточняют здесь, расширяется каждый год. И сейчас у кафе аж семь филиалов, но многие по-прежнему верны старому месту.

Расширяется в Колхозном посёлке не только бизнес. По периметру и в центре посёлка уже немало высоток, а на месте старых частных домов или рядом с ними появляются современные особняки.

Типичная картина: новенький коттедж построили вплотную к старой усадьбе

Типичная картина: новенький коттедж построили вплотную к старой усадьбе

При этом единого стиля у посёлка нет. Все новые дома строят в основном по индивидуальным проектам. Одни отдают предпочтение красному кирпичу, другие не скупятся на цветной. Находятся и те, кто просто приводят в порядок старенькие домики (меняют окна, перестилают крышу, красят фасады) — и они вновь смотрятся симпатичными и хорошенькими.

Этот участок напоминает крепость. Высота забора — не меньше трёх-четырёх метров, за ним — три похожих дома

Этот участок напоминает крепость. Высота забора — не меньше трёх-четырёх метров, за ним — три похожих дома

А с запада на границе участка ещё и нечто похожее на пункт охраны

А с запада на границе участка ещё и нечто похожее на пункт охраны

Активная застройка коттеджами идёт в последние лет 10–15, рассказывает Даниил Анненков. Он в Колхозном посёлке живёт уже четверть века.

— До этого жили на Теплотехе — [на перекрёстке] Кирова и проспекта Победы. Там-то квартира была двухкомнатная, — вспоминает Данил. — Родители денег скопили, купили дом. С 1994 года мы здесь.

Дом родители выбирали поближе к деду — он в Колхозном посёлке жил не меньше 40 или 50 лет.

— Он немец, с Германии после войны сюда приехал и обосновался. Фамилия у него — Шнайдер, по-моему, — рассказывает Данил. — Александр Шнайдер.

Самого деда он почти не помнит — тот умер очень рано. А переезд в посёлок Данил оценил уже в сознательном возрасте.

В Колхозный посёлок Данил переехал, когда ему было семь лет

В Колхозный посёлок Данил переехал, когда ему было семь лет

— Я понял лет 10 назад, что здесь лучше, чем в квартире, — объясняет мужчина. — В квартире же можно погибнуть в четырёх стенах. Я привык, я отсюда не уеду. Для себя всё делаешь, обустраиваешь, налаживаешь. Каждый день выходишь — что-то надо делать, а не так, как в квартире: пришёл — в телевизор, ну, розетку поменяешь, и всё. По мне, интереснее в своём доме.

Огородом семья сейчас почти не занимается, хотя раньше выращивали всё — и помидоры, и огурцы, и картошку. А вот развлечения в посёлке приходилось искать самостоятельно.

— Хоккейная коробка раньше была, где церковь сейчас. Дальше сами находили занятие. Дерево большое [есть] — чего бы шалаш не построить? Всей толпой построили — и там наверху тусили. А что? Мелкие же были, — улыбается Данил. — А так единственное развлечение было — хоккейная коробка. Горки сами строили возле домов. Забор если есть, снега накидал — и нормально!

Сейчас снега зимой тоже приходится накидывать, но уже совсем по другой причине.

— Все же на машинах. Колея [появляется], — объясняет Данил. — Чистим сами лопатами. Иногда трактор — но это если уж совсем нападает. Утро зимой начинается с зарядки. Вышел, лопатой снег покидал — хорошо!

Лужи и ямы в Колхозном посёлке — дело обычное

Лужи и ямы в Колхозном посёлке — дело обычное

А вот дорог в посёлке особо никогда и не было.

— Там вот офисы, — кивает Даниил в сторону коттеджей на другой стороне улицы. — Они для себя, соответственно, дорогу сделали. А мы уж так — где смогли, подсыпали. Здесь почва такая, бесполезно. Даже когда выравниваешь грейдером — и ничего, гулящая. Лето, зима — и опять колдобины.

А вот отдыхать в посёлке — одно удовольствие, уверяет мужчина.

— Вышел — всё есть. Мангал, беседка, — улыбается Данил. — Уезжать отсюда я не хочу. Пока не тронут.

— А кто вас может тронуть? — переспрашиваем мы.

— Ну, администрация, например. Приспичит, допустим, школу или больницу построить, они же спрашивать не будут. Придут, положена тебе за твою площадь трёхкомнатная [квартира] — на, и всё. Вот это обидно будет. Сколько сил и вложений — и уезжать, а куда ты это заберёшь? Пока что — тьфу-тьфу-тьфу живём.

Кстати, школа в посёлке появилась сравнительно недавно — в 2009 году. Это православная гимназия на улице Коммунальной. Раньше учебное заведение ютилось в небольших помещениях рядом с кафедральным собором, но десять лет назад переехала сюда, в посёлок Колхозный. А спустя ещё три года рядом заложили храм.

Храм освятили в феврале 2014 года — в честь Кирилла и Мефодия

Храм освятили в феврале 2014 года — в честь Кирилла и Мефодия

Но подъезды к гимназии и храму не отличаются удобством

Но подъезды к гимназии и храму не отличаются удобством

Есть в Колхозном посёлке и собственный пансионат для пожилых. Правда, с виду его здание мало чем отличается от остальных коттеджей.

— Мы на этом месте находимся третий год, — рассказывает нам администратор Евгения Борисенко. — Этот дом изначально был построен для житья, так скажем. Папа строил своей дочке, но дочке дом не понравился, она сказала, что жить здесь не будет. Поэтому они начали сдавать.

В пансионате постоянно проживают около 50 стариков. Они не одиноки, родственники есть. Ведь сам пансионат — частный, и пребывание здесь нужно оплачивать. Месяц, уточняют сотрудники, обходится минимум в 25 тысяч рублей.

Евгения работает в пансионате второй год

Евгения работает в пансионате второй год

— У нас здесь не медицинское учреждение, а идёт уход за престарелыми, больными. Практически все с деменцией, здоровых нет бабушек и дедушек, — рассказывает Евгения. — Никакие медицинские манипуляции мы не имеем права проводить. У нас нет лицензии. Если родственники хотят, они приводят специалистов.

Питание в пансионате шестиразовое. Готовит повар тут же, в самом здании. Днём жильцы прогуливаются по территории или сидят в беседке. У некоторых даже завязываются романы.

— У нас была одна пара, но, к сожалению, долго у них не получилось. Подружили-подружили, но женщину увезли в больницу — и больше она к нам не вернулась. Вова после этого себе до сих пор ищет пару. Мне бы, говорит, помоложе, — улыбается администратор. — Галина Сергеевна вечно смеётся: один [жених] по левую сторону слепой, по правую глухой. Приходится одному хлеб подавать, другому кричать, что подают на ужин.

Новостройки вгрызаются всё глубже в частный сектор

Новостройки вгрызаются всё глубже в частный сектор

Жителей переселили, дав взамен квартиры, а дома снесли

Жителей переселили, дав взамен квартиры, а дома снесли

Хотя на переезд согласны будут не все 

Хотя на переезд согласны будут не все 

Ведь в посёлке центральное водоснабжение, подведён газ, а печи заменили котлы

Ведь в посёлке центральное водоснабжение, подведён газ, а печи заменили котлы

Но при этом шум соседей практически не слышно

Но при этом шум соседей практически не слышно

В ЧЕрте города 

Наш проект — о Челябинске и для челябинцев. И каждый понедельник мы рассказываем вам об интересных локациях. Неделю назад мы побывали в посёлке энергетиков — точь-в-точь из фильма «Весна на Заречной улице». До этого изучали жизнь на улице Медгородок — она находится между территорией областной больницы и городским бором. И большинство местных жителей работают в сфере медицины. А в центре города — за проспектом Ленина — мы обнаружили свой микромир. Это посёлок с одноэтажной застройкой 1940-х годов

Больше публикаций о Челябинске ищете в разделе «В ЧЕрте города»

Любите свой район и считаете, что о нём стоит рассказать? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

По теме

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
8 июл 2019 в 08:41

Ну шашлыки там уже давно испортились, здоровенные куски плохо промаринованной корейки, просто кусок резины. Единственное люля-кебаб более менее.

шашлыковед
8 июл 2019 в 09:14

журналистам на заметку: этот шашлык уже давно не самый лучший, даже по с/з есть с пятерку мест где мясо не пичкают разрыхлителями как на победе

Гость
8 июл 2019 в 08:10

Прочитала с удовольствием о родном городе! Познавательно и интересно ?