1 ноября воскресенье
СЕЙЧАС +4°С

«Зимой одну картошку грызть будем»: как живёт уральский посёлок, в котором олигарх закрывает последний завод

Рабочие здесь борются за право получать пугающе низкие зарплаты

Поделиться

Посёлок Магнитка

Посёлок Магнитка

Поделиться

В посёлке Магнитка Челябинской области закрывается последнее предприятие

В тупике Уральских гор, где расположен посёлок Магнитка, красота невероятная. Здесь проходит граница национального парка «Таганай», и горные гряды поднимаются из тумана, словно земля напрягла мускулы.

Вид на Уральские горы

Вид на Уральские горы

Поделиться

В такую глушь не поедешь просто так, без повода. И поселение здесь возникло 90 лет назад не просто так, а благодаря залежам титана и ванадия. И в последние годы Магнитка существовала благодаря обогатительной фабрике «Метагломерат», на которой трудились почти все, кто нуждался в работе. Однако владелец фабрики, ЧЭМК, решил остановить предприятие и разогнать всех рабочих. Теперь они смотрят на окружившие их горы с нескрываемой тревогой — деваться-то некуда.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен
Борис Бубырь (справа) долгое время возглавлял жилищно-коммунальный отдел, а затем в течение пяти лет, с 2005 по 2010 год, был главой администрации Магнитки<br>

Борис Бубырь (справа) долгое время возглавлял жилищно-коммунальный отдел, а затем в течение пяти лет, с 2005 по 2010 год, был главой администрации Магнитки

Поделиться

— Сейчас фабрику закроют, будем всю зиму картошку да капусту грызть, — говорит Борис Бубырь, бывший глава Магнитки. — Закроется фабрика — ничего тут не будет. Это же основной источник бюджета. Освещения не будет, дорог не будет. Не на чё будет ремонтировать.

Фабрика «Метагломерат» занималась обогащением хромовых руд, только руд больше нет: поставки из Казахстана прекратились. Под вопросом — 424 рабочих места (10% населения)

Фабрика «Метагломерат» занималась обогащением хромовых руд, только руд больше нет: поставки из Казахстана прекратились. Под вопросом — 424 рабочих места (10% населения)

Поделиться

На фабрике трудится супруга Бориса Ивановича. «Танюха бы тебе такое рассказала, о-о!» — приговаривает он, сетуя, что именно сегодня она работает. Смены здесь по 12 часов: сначала в день, потом в ночь, потом — двое суток перерыва. С учётом физической тяжести работ график изнурительный, но здесь привыкли.

Посёлок зародился и достиг расцвета в сталинские годы. Это заметно

Посёлок зародился и достиг расцвета в сталинские годы. Это заметно

Поделиться

С фабрикой в Магнитке связана почти каждая семья. Я захожу в случайный двор, чтобы сделать снимок, где меня берёт в оборот Нина Яковлевна:

— Двое сыновей у меня там, — жалуется она. — А эти буржуи говорят: завод закроем, пусть на вахту едут. А что значит на вахту? Тут и раньше на вахту ездили, а сколько семей из-за этого разрушено, сколько детей без отцов?

Нине Яковлевне 80 лет, и она с тоской вспоминает, как было раньше. Раньше было лучше&nbsp;

Нине Яковлевне 80 лет, и она с тоской вспоминает, как было раньше. Раньше было лучше 

Поделиться

Это не первый экзистенциальный кризис Магнитки. Месторождение титаномагнетитовых руд открыли здесь в начале XIX века, но до 30-х годов следующего века им не занимались. Но в годы сталинской индустриализации титановые и ванадиевые сплавы стали востребованны, и Магнитка разрослась до посёлка городского типа с 16 тысячами жителей (сейчас — четверть этого числа). Титановую руду добывали закрытым способом и с 50-х годов обогащали здесь же. Попутно работали с бурым железняком, который постепенно вытеснил из «меню» титан и ванадий.

Брошенные постройки шахты «Южная». Её строили пленные немцы, да так крепко, что даже сломать оказалось непросто

Брошенные постройки шахты «Южная». Её строили пленные немцы, да так крепко, что даже сломать оказалось непросто

Поделиться

В 70-х шахты закрыли и с тех пор работали в основном с привозным сырьём. Предприятие превратилось в Златоустовскую аглофабрику, где из хромовых и марганцевых руд получали агломерат — это сырьё, из которого в процессе спекания удаляются вредные примеси. Сейчас аглофабрика не работает, и главная функция предприятия — обогащение руд: их здесь дробят в мелкую пудру и отделяют пустую породу от богатых хромом частиц.

Фабрика стоит в низине, но благодаря хитрому рельефу её каждая собака видит

Фабрика стоит в низине, но благодаря хитрому рельефу её каждая собака видит

Поделиться

Олег Пургин, рабочий дробильного цеха, встречает нас на крыльце: утром он вернулся с ночной смены, отоспался и к полудню готов общаться о наболевшем.

— Разговоры начались ещё летом, а в конце августа с ЧЭМК приехали две женщины, как я понял, из отдела кадров, и говорят, мол, поставок руды из Казахстана нет, поэтому фабрику будут закрывать, — вспоминает он. — Всем предложили увольняться. На что жить теперь — непонятно.

Олег Пургин не понимает, как теперь будут жить местные

Олег Пургин не понимает, как теперь будут жить местные

Поделиться

А Куса и её машзавод? Ехать недалеко, километров двадцать.

— Завод полумёртвый, раздроблен на куски! — отмахивает Борис Бубырь. — Наоборот, из самой Кусы к нам на предприятие ездят.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен
До Кусы с полчаса ходу

До Кусы с полчаса ходу

Поделиться

Но литейно-машиностроительный завод жителей Магнитки не прельщает, да и вид у него неживой

Но литейно-машиностроительный завод жителей Магнитки не прельщает, да и вид у него неживой

Поделиться

Я интересуюсь зарплатой на заводе. Олег скрывается в доме и через минуту возвращается с чеком, на котором пропечатаны суммы:

— Вот глядите: начислено якобы 35 тысяч рублей за март, вроде неплохо. А на руки я получил, глядите, 13 523 рубля.

Зарплатный чек Олега

Зарплатный чек Олега

Поделиться

— Не понял, в чём подвох?

— Ну был ещё аванс 5800 рублей, в сумме примерно 19 тысяч рублей — это и есть моя зарплата, — объясняет Олег. — Но они зачем-то добавляют в расчётку предыдущую зарплату, то есть в марте приплюсовывают выплату за февраль. А потом, перед расчётом, вычитают её снова.

— Прибавляют и вычитают? Зачем?

Олег пожимает плечами. Этим вопросом задаются многие рабочие, но вместо ответа две гипотезы: или «буржуи» создают иллюзию больших зарплат, или увеличивают налоговую базу, чтобы ободрать работяг до нитки. Подозреваю, что причина может быть в некой казуистике, но коммуникация бухгалтерии с персоналом выстроена неважно.

Борис Бубырь видит главную проблему в выдавливании рабочих с предприятия, что лишает их прав в будущем

Борис Бубырь видит главную проблему в выдавливании рабочих с предприятия, что лишает их прав в будущем

Поделиться

По словам Олега, рабочих уговаривают уйти по своей воле, намекая, что весной предприятие может заработать снова.

— А у меня вот доплата за непрерывный стаж 3000 рублей, — показывает он. — Ладно, в городе это, наверное, не бог весть какая сумма, а здесь очень чувствительно. Вот я сейчас уволюсь и всё — пропал мой стаж...

Олег начал работать на заводе ещё после армии, но в 90-е, когда всё сыпалось, ушёл: ездил на заработки в Башкирию. В 2004 году, когда предприятие взял под контроль ЧЭМК, он вернулся, то есть трудится уже 16 лет. Что делать, если завод всё же закроют?

— Не знаю, что делать, на урожаях здесь не проживёшь, — говорит он, показывая мелкую ранетку, похожую на вишню. — Да и времени не было заниматься.

— Сын поступил, ноутбук понадобился, а он стоит 40 тысяч, — рассказывает Олег. — Пришлось кредит брать...

— Сын поступил, ноутбук понадобился, а он стоит 40 тысяч, — рассказывает Олег. — Пришлось кредит брать...

Поделиться

Выясняется и ещё одна проблема: полноценное фермерство осложняет близость к национальному парку «Таганай». Грибы и ягоды собирать ещё разрешают, но выпас скота или рубка леса под запретом.

Когда разгорелся конфликт, ЧЭМК предложил рабочим «Метагломерата» альтернативы — вахтовую работу на других предприятиях холдинга «Урало-Сибирская металлургическая компания», включая и комбинат в Челябинске. Олег настроен скептически:

— Тут же семья, хозяйство, как уехать? Да и условия там...

— Они на тот же ЧЭМК берут по срочным контрактам, понимаешь? — добавляет Борис Бубырь. — Утихнет всё, и через полгода не продлят контракт, что тогда?

— Говорят, мол, предприятие переходит на сезонную работу, а что это значит? — задаётся вопросом Олег. — Я уволюсь, а где гарантия, что весной меня возьмут? Нет таких гарантий.

У Олега есть небольшая пасека, но пока на правах хобби

У Олега есть небольшая пасека, но пока на правах хобби

Поделиться

Накануне в Магнитке прошло выездное совещание местных вожаков с представителями ЧЭМК, по итогам которого решений не приняли, но договорились, как водится, создать рабочую группу и составить дорожную карту. В дорожные карты рабочие не верят: ну разве что в те, которыми можно перекинуться в «дурачка» по пути на вахту.

Что касается вахты, то помимо работы на Челябинском электрометаллургическом заводе людям предложили два варианта.

Посёлок Харп

Посёлок Харп

Поделиться

Первый — это экстрим на грани романтики: посёлок Харп на Полярном Урале. Помимо хромового рудника здесь расположена колония особого режима «Полярная Сова», и полгода царит то полярный день, то полярная ночь. Доехать тоже проблематично. Сергей Девятков, который отработал в Харпе вахту при запуске нового цеха, вспоминает маршрут: Магнитка — Челябинск — Москва — Салехард — Лабытнанги — Харп. Вахтовки, самолёт, паром, опять вахтовки...

Сергей Девятков — бывший сотрудник «Метагломерата», согласившийся уехать на вахту, но не в Харп

Сергей Девятков — бывший сотрудник «Метагломерата», согласившийся уехать на вахту, но не в Харп

Поделиться

— Я летом был в Харпе, там снег кое-где лежал, а зимой вообще делать нечего: заметёт, и будешь сидеть без работы и без возможности вернуться, — говорит он. — Там зимой жизнь останавливается, дороги переметает, выйти невозможно: бывает, люди гибнут. А они ещё оплату, я слышал, хотят к выработке привязать. Так вот приедешь туда и посидишь за свой счёт. Летом там ещё туда-сюда, а зимой я не поеду.

Предприятие создано в начале 30-х годов. Это заметно, хотя есть и новые цеха, построенные уже в момент владения ЧЭМК

Предприятие создано в начале 30-х годов. Это заметно, хотя есть и новые цеха, построенные уже в момент владения ЧЭМК

Поделиться

Сам Сергей уволился с «Метагломерата» как раз сегодня. Зачем уволился?

— Так а чего ждать? Закроют всё равно.

В коллективе пошёл раскол, и часть сотрудников, как Сергей, рассматривает возможность вахтовой работы.

— Ну ты пойми, предприятие закроют, а потом и на вахте мест не останется, — добавляет Борис Бубырь. — Люди в отчаянии.

Магнитка на перепутье. Опять

Магнитка на перепутье. Опять

Поделиться

Сергей согласился ехать на вторую из предложенных локаций, в посёлок Сараны Пермского края, до которого от Магнитки — 550 километров. Дорога и еда за свой счёт, но жильё оплачивается. Месячная вахта включает 15 дневных и 15 ночных смен по 12 часов. Борис Бубырь хмурится и спрашивает:

— 15 суток в ночную — как ты это себе представляешь? Ты заснёшь там где-нибудь, а кругом оборудование, всё движется.

— Да я так уже работал, ничего, — возражает Сергей.

Он видит плюсы: доехать можно на машине со всем своим скарбом, а зарплата — 70 тысяч рублей в месяц против 30 тысяч, что он как мастер получал на «Метагломерате».

Окрестности невероятно красивы. Жалко бросать такие места ради вахты на северах

Окрестности невероятно красивы. Жалко бросать такие места ради вахты на северах

Поделиться

Поскольку вахтовая работа идёт по графику месяц через месяц, по факту Сергей будет получать примерно столько же — 35 тысяч в месяц, из которых нужно вычесть расходы на дорогу. Плюс нет никаких гарантий, что со временем от его услуг не откажутся совсем.

— Понимаешь, если бы им предложили вахтовую работу без увольнения, другое дело, — говорит Бубырь. — А так, получается, уволился, и никаких обязательств?

— Тебя сегодня позвали, а завтра скажут — не нужен! — доказывает Борис Бубырь

— Тебя сегодня позвали, а завтра скажут — не нужен! — доказывает Борис Бубырь

Поделиться

Я спрашиваю Сергея, почему он не выбрал ЧЭМК: всё же до Челябинска 200 километров, не 550.

— Ребята, кто поехал, недовольны: ставят «на лопату», зарплата минимальная, да ещё ваши челябинские рабочие недовольны, предъявляют нашим, мол, зачем сюда приехали премии у нас отнимать? — объясняет Сергей.

Завод «Метагломерат» выглядит мрачновато

Завод «Метагломерат» выглядит мрачновато

Поделиться

А почему свет клином сошёлся на казахских хромитах, если месторождения есть и в России: в тех же Харпе и Саранах?

— Из Пермского края всё в Серов идёт, там близко, — объясняет Сергей. — А с Харпа стараются забирать богатую руду и сразу в Челябинск. А бедной руды там — целые отвалы: вот бы её на наш завод...

— Почему тогда не наладят поставки?

— Так зима же, говорю. Скоро там всё встанет.

Опустевший корпус «Метагломерата»

Опустевший корпус «Метагломерата»

Поделиться

Судя по всему, с этим и связан переход на «сезонные методы работы», о которых представители ЧЭМК заявляют рабочим. По словам местных, некоторые уже не против: лелеют надежду отсидеться зимой на бирже труда, а весной...

— Да что будет весной, никто не знает, — говорит Борис Бубырь. — И завод разворуют за это время.

— Там же охрана, — хмыкает Сергей.

— Вот охрана и разворует. Там цветмета одного знаешь сколько?

В Магнитке есть ещё одно предприятие «Уралстройщебень», которое распоряжается подвижным составом: тепловозы, вагоны... Но и оно полностью зависит от «Метагломерата»

В Магнитке есть ещё одно предприятие «Уралстройщебень», которое распоряжается подвижным составом: тепловозы, вагоны... Но и оно полностью зависит от «Метагломерата»

Поделиться

Пока настроение в Магнитке тревожно-обречённое: между строк читается осознание, что завод закроют в любом случае. Сначала возьмут паузу на составление дорожной карты, за это время отчислят тех, кто посговорчивее, а потом, когда утихнет шумиха, додавят строптивых. Под угрозой — четыре сотни человек, а по факту — каждый житель посёлка, так или иначе связанный с производством.

В Магнитке много пожилых: видно, что посёлок стареет вместе с домами

В Магнитке много пожилых: видно, что посёлок стареет вместе с домами

Поделиться

— Тут много пенсионеров по стажу, но не по возрасту, — объясняет мне Бубырь лукавую математику. — Дорабатывает женщина до 50 лет, её на пенсию 8 тысяч рублей. А до полноценной пенсии — ещё 10 лет, и работать негде, и здоровья уже нет. Вот и живи.

Кстати, несколько лет назад жители Магнитки протестовали против местного цинкового производства, которое давало едкие выбросы, а рабочих мест обеспечивало мало. Вечное противоречие между необходимостью зарабатывать и жить в чистоте — в России это зачастую антонимы.

Тем, кто ушёл на полноценную пенсию, проще

Тем, кто ушёл на полноценную пенсию, проще

Поделиться

О том, как легко оставить здоровье на «Метагломерате», я узнаю от Елены Щербининой. На жизнь она не жалуется, наоборот, отвечает почти задорно. Но работа машиниста конвейера оказывается совсем не задорной:

— Ну вот идёт конвейер с рудой, — объясняет она. — На нём комки, иногда такие, что приходится мужчин звать. А если поменьше — то я сама. С конвейера это всё падает, надо лопатой поднимать и обратно закидывать.

Елена Щербинина держится бодро, но скрыть тревогу не может всё равно

Елена Щербинина держится бодро, но скрыть тревогу не может всё равно

Поделиться

Махать лопатой приходится все 12 часов: Елена вспоминает, как первое время, в 2013 году, приходила домой и падала замертво. В её обязанности также входит очистка магнита, который удерживает попадающийся в руде металлолом: болванки она выносит вёдрами. Не улучшает здоровье и сильная запылённость.

— Не знаю, что делать, — пожимает она плечами и смущённо смеётся. — Вахта? Нет, какая вахта. У меня сыну три года. А муж не может уехать из-за здоровья.

Елена с мужем работают на «Метагломерате» вдвоем

Елена с мужем работают на «Метагломерате» вдвоем

Поделиться

Зарплата Елены — тысяч 16 в месяц. У мужа, который работает там же, до 19 тысяч. Работу они потеряют оба, и плана Б пока нет. Есть только семья и огород, на котором Елена провела весь отпуск. А ещё — симпатичный поросёнок, но это, так сказать, на закуску.

Ленин порося

Ленин порося

Поделиться

ЧЭМК взял контроль над фабрикой в 2004 году, отбившись в судах от конкурентов из Екатеринбурга. При новом собственнике, говорят рабочие, было неплохо, хотя впечатления старожилов приукрашены памятью о мрачных 90-х. Челябинцы построили несколько новых цехов и по всем признакам бросать завод не планировали, по крайней мере, при прежнем владельце (после «развода» челябинских олигархов фабрика отошла от Александра Аристова к Юрию Антипову).

Основная причина кризиса — прекращение поставок руды из Казахстана

Основная причина кризиса — прекращение поставок руды из Казахстана

Поделиться

Форс-мажор с прекращением поставок из Казахстана — не вина собственника завода, о чём ЧЭМК постоянно напоминает и рабочим, и журналистам. Впрочем, это тем более не вина сотрудников, которых накануне зимы поставили перед фактом. Переходить на натуральное хозяйство в сентябре-октябре уже поздновато.

В Магнитке встречаются брошенные дома. Скоро их может стать больше

В Магнитке встречаются брошенные дома. Скоро их может стать больше

Поделиться

Не обсуждается и вопрос поставок с альтернативных месторождений. Фабрика работала с хромовой и марганцевой рудой, но, по словам заводчан, может быть перепрофилирована под другое сырьё. Люди готовы потерпеть временный спад, но что их действительно удручает — внезапность кризиса и нежелание работодателя брать на себя хоть какие-то обязательства (не путать с обещаниями в СМИ).

Рабочие уже осознали, что, несмотря на все посулы, к холодам они останутся «на улице»

Рабочие уже осознали, что, несмотря на все посулы, к холодам они останутся «на улице»

Поделиться

И вроде бы понятно, что монопоселения горнозаводской зоны давно ходят по грани. Недавний тур по двум Катавам и Юрюзани показал, что заброшенных домов там больше, чем перспектив. Промышленность здесь всегда живёт своей жизнью, рассматривая население лишь как придаток, рабочую силу, которая в какой-то момент становится ненужной. То, что люди — не станки, во внимание не принимается. Крутитесь как хотите. Изобретайте. Или терпите. Это Урал, детка.

А чего у этих мест не отнять — красоты. Но как здесь жить, мы, похоже, так и не придумали.

Плотина Кусинского пруда: её как раз ремонтируют

Плотина Кусинского пруда: её как раз ремонтируют

Поделиться

А это сам Кусинский пруд в безветренную погоду

А это сам Кусинский пруд в безветренную погоду

Поделиться

Осень в этих местах какая-то особенно правильная

Осень в этих местах какая-то особенно правильная

Поделиться

Вокруг Магнитки — кольцо гор

Вокруг Магнитки — кольцо гор

Поделиться

Цвет золота везде, даже на старой спецовке

Цвет золота везде, даже на старой спецовке

Поделиться

Смешанные леса желтеют по-разному

Смешанные леса желтеют по-разному

Поделиться

Сама по себе местность не кажется депрессивной

Сама по себе местность не кажется депрессивной

Поделиться

Шламохранилище на окраине Магнитки

Шламохранилище на окраине Магнитки

Поделиться

До Челябинска — около 200 километров по сложному участку трассы М-5, которая только ближе к областному центру становится четырёхполосной

До Челябинска — около 200 километров по сложному участку трассы М-5, которая только ближе к областному центру становится четырёхполосной

Поделиться

Недавно челябинские олигархи Юрий Антипов и Александр Аристов разделили бизнес: металлургическая часть ушла первому, пищевые производства — второму.

Копейск — пример города, который когда-то полностью зависел от шахт, но справился. Хорошее впечатление на нас произвёл Троицк.

Горнозаводский район подводит неустойчивый климат, а вот на юге области есть впечатляющие фермы.

Зато горнозаводская зона отлично подходит для ментального туризма.

Знаете интересное место, где можно сделать отличный репортаж? Пишите на почту редакции 74@rugion.ru, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в любом мессенджер по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК23
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ28

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...