Все новости
Все новости

Суррогатное мошенничество

Желание иметь своего собственного ребенка для одних людей превращается в суровое испытание, для других становится предметом торга и спекуляций. Редакции Cheldoctor.ru стала известна история, когда жительница Челябинска самостоятельно...

ds

Поделиться

Желание иметь своего собственного ребенка для одних людей превращается в суровое испытание, для других становится предметом торга и спекуляций. Редакции Cheldoctor.ru стала известна история, когда жительница Челябинска самостоятельно искала суррогатную мать, а столкнулась с очень странной фирмой.

Девушку зовут Татьяна. Ее единственная беременность закончилась трагедией. И уже более пяти лет они с мужем живут надеждой, что желанный ребенок все-таки появится на свет, пусть даже с помощью другой женщины. «Первый раз мы просто дали объявление в газету. Тогда откликнулось очень много народа, но это было три года назад, – рассказывает Татьяна. – К сожалению, попытка ЭКО закончилась неудачей. Потом мы снова хотели дать объявление, но нам отказали в четрыех газетах, сказали, что такой вид деятельности не является законным, поэтому рекламировать его они не имеют права». Тогда семейная пара бросила клич в Интернете, и на него откликнулась некая компания «Стань мамой» из Екатеринбурга, у которой в Челябинске есть свой представитель. В письме было указано имя представителя – Андрей – и номер сотового телефона.

«Я созвонилась с этой компанией, – продолжает рассказ Татьяна, – и узнала, что они готовы предложить мне кандидатов, а также вести весь процесс: от процедуры ЭКО и до оформления документов уже на ребенка. И за это с меня попросили 100% предоплату в размере 700 тысяч рублей. При этом существует какая-то пропускная система. По адресу клиники, который нам назвали – ул. Куйбышева, 42, – оказалась баня. Когда я им об этом сказала, дали другой адрес – ул. Куйбышева,44. Оказалось, опять не то – международный центр торговли, гостиница, консульство Германии». Семейную пару стали одолевать сомнения, они потребовали у фирмы доказательства легальности ее деятельности.

Однако на свой запрос в таинственную клинику Татьяна получила электронное письмо за подписью главного врача Разумовского, в котором ей сообщалось, что это не она выбирает клинику, а клиника решает, вести ей с клиентом дело, или нет. «Мы являемся закрытой организацией, практически режимным объектом. У нашей клиники нет недостатка клиентов, даже переизбыток. А организаций аналогичного или даже приближенного масштаба и качества оборудования и услуг на Урале нет, – сообщалось в письме. – Если же вас не устраивают наши условия работы, то не будем тратить время друг на друга».

«Прежде всего, у клиники, предоставляющей услуги по использованию вспомогательных репродуктивных технологий, должны быть лицензии на все виды медицинской деятельности, – поясняет директор ДНК-клиники Ольга Чигринец, – и они должны быть в открытом доступе, в этом нет никакого секрета». Сумма вознаграждения за оказание услуг по рождению ребенка с помощью суррогатной матери состоит из нескольких составляющих: оплаты процедуры ЭКО, посреднических услуг клиники за подбор и поиск кандидаток, собственно вознаграждения самой женщине, а также расходы на ведение беременности. «Все зависит от того, как договорятся стороны, – продолжает Ольга Вячеславовна. – Медицинское сопровождение обязательно, а вот проживание, питание, страхование жизни и здоровья остаются на усмотрение договаривающихся». Кстати, одна из кандидаток, с которыми еще до общения со «Стань мамой» разговаривала Татьяна, потребовала за свои услуги двухкомнатную квартиру в Челябинске. Несмотря на остроту и важность проблемы, женщина посчитала такие требования чрезмерными.

По словам Ольги Чигринец, утверждение, что на Урале нет клиник соответствующего масштаба, тоже, мягко говоря, не соответствует действительности. Есть компании, которые самостоятельно обеспечивают весь процесс ЭКО, есть договорные поэтапные отношения между клиниками в разных городах и даже странах – были бы деньги, что называется. При этом вся информация открыта и не нуждается в засекречивании за исключением сведений о самих пациентах, донорах яйцеклеток и спермы.

Пожалуй, самый опасный и нерешенный с правовой точки зрения вопрос встанет перед Татьяной на завершающем этапе: а захочет ли суррогатная мать отдать ребенка. «Согласно Семейному кодексу матерью считается женщина, которая его родила, – комментирует ситуацию директор юридического бюро «Русская правда» Алексей Азанов. – Установление поисхождения ребенка в ЗАГСе происходит согласно двум документам: справки из медицинского учреждения о прошедших родах и заявления самой матери. Никаких понятий о суррогатном материнстве в законе нет». А это значит, что и законных прав у генетических родителей тоже нет. Есть только экономический механизм – не выплачивать женщине денежное вознаграждение до тех пор, пока не будут оформлены официальные документы на ребенка.

Согласно официальной статистике, в стране сейчас каждая пятая семейная пара не может иметь собственных детей. С точки зрения обывателя первое, что приходит в голову – предложить как решение усыновление. «А у вас есть свои дети?» – задала мне встречный вопрос Татьяна. «Конечно, двое», – с неуместной радостью ответила я. «Так вот пока у меня будет надежда родить своего ребенка, я буду пытаться это делать», – сказала Татьяна.

" />

Фото: Фото с сайта Familymagazinegroup.com

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter