Здоровье

Узелок завяжется – узелок развяжется...

Заболеваемость узловым нетоксическим зобом во всем мире, не только в России и Челябинской области, очень высока. Это плохая новость. А хорошая заключается в том, что современные способы лечения помогут сдержать процесс роста узелков, а может быть, даже и остановить его насовсем, не прибегая к тяжелым полостным операциям и не нарушая работы щитовидной железы. «Южноуральцы с точки зрения экологии проживают в зоне зобной эндемии, где и в почве, и в воде не хватает йода, соответственно, его дефицит приводит к увеличению железы и, в частности, образованию узлов щитовидной железы, – поясняет врач хирург-эндокринолог, ведущий прием в лечебно-диагностическом центре профессора Кинзерского, Николай Яровой. – Вторая причина – концентрация солей тяжелых металлов в воздухе большого промышленного мегаполиса, к тому же напичканного автомобилями». А третья – рост диагностических возможностей медицины, и поэтому узлы даже маленького размера можно обнаружить и принять меры к их обезвреживанию.

Спокойствие, главное – спокойствие!

Специалисты рекомендуют всем южноуральцам проявлять бдительность и время от времени проходить УЗИ щитовидной железы. Как правило, узел выявляется либо при осмотре руками, либо при УЗИ. Второй вариант предпочтительнее, поскольку, чем меньше узел, тем больше шансов справиться с ним меньшими усилиями! Если у человека все-таки узел обнаружен, то паниковать и пугаться не стоит. Нужно последовательно выполнить определенный набор действий. Во-первых, проверить уровень гормонов крови – это анализы на ТТГ, Т3 и Т4, которые все расскажут о работе самой железы, нормальная она или нет. «С полученными результатами нужно обратиться к эндокринологу или хирургу-эндокринологу, – продолжает тему Николай Николаевич. – Затем обязательно нужно провести микроскопическое исследование структуры узла путем тонкоигольной аспирационной пункции (биопсия). По ее результатам станет понятен характер опухоли. Если она злокачественная, то в этом случае показано только оперативное лечение. А если узел доброкачественный, то его можно либо наблюдать, либо оперировать». Показаний к «большой» операции всего три, отмечает специалист. Это подозрение на рак, второе – косметический дефект, когда узел деформирует шею, и это выглядит некрасиво. Третье – это синдром компрессии, если узел сдавливает трахею и пищевод, и человеку трудно или вообще невозможно дышать. «Все остальные узлы оперироваться не должны», – уверен Николай Яровой.

В большинстве случаев все доброкачественные узлы растут. Надеяться на то, что они «вдруг сами все рассосутся», значит семимильными шагами топать к большим проблемам. Между тем есть методики, которые позволят сдержать рост узла, а может быть, и остановить навсегда.

«Успех применения методик зависит изначально от размера самого узла, – поясняет врач. – Чем меньше исходный узел, чем раньше начать с ним работать, тем больше шансов, что он рассосется. Вернее, настолько после лечения рубец реорганизуется, что, возможно, его даже не будет видно при УЗИ. Однако чудес мы обещать не можем, и узлы, которые больше 2 см, рассосаться не могут. Поэтому наша цель – не полное исчезновение узла, а именно его консервация, стабилизация и предотвращение роста». В противном случае узел маленький обязательно дорастет до большого, и тогда точно придется делать большую сложную операцию.

Выбор есть

Чтобы не доводить дело до крайности, у специалистов есть два способа помочь пациенту. Это малоинвазивные методики, которые позволяют из узла сделать соединитильно-тканный рубец. «Одна из методик, которую мы выполняем в лечебно-диагностическом центре профессора Кинзерского, разработана нами же на кафедре общей хирургии, где я работаю, – вводит в курс дела хирург-эндокринолог Николай Яровой. – Это лазеротермия, вторая – склеротерапия 96-процентным этанолом – придумана в Италии».

Однако выбор методики в каждом конкретном случае будет зависеть от показаний и рекомендации доктора. Склеротерапия как методика имеет более древнюю историю. Она и свою эффективность доказала уже не раз, и применяется повсеместно. Только в Челябинске с помощью этой методики пролечено около 2500 пациентов. Теперь эта методика стала еще доступнее, потому что в МЦ «Сонар» можно не только выполнить саму процедуру, но и всю подготовку к ней. «Показания к применению склеротерапии – узлы, в которых есть жидкость, так называемые кисты или узлы с кистозным компонентом, – поясняет Николай Николаевич. – После проведения биопсии, подтвердившей, что узел доброкачественный, специалист извлекает из него жидкость под контролем УЗИ и вводит склерозант – вещество, которое спаивает узел. Если жидкость убрать, а вещество не ввести, то через неделю весь ее объем восстанавливается, поскольку сам узел представляет собой не столько «тару» под жидкость, сколько стенки, которые ее же и продуцируют».

Количество процедур, которое может потребоваться для получения нужного результата, зависит от исходного размера узла, предупреждает специалист. Чем больше узел, тем больше нужно выполнить процедур. Убрать разом его невозможно! Сразу уходят только самые крошечные, размером менее сантиметра. «Узлы от 2 до 4 см можно одолеть за два-три раза, – отмечает врач. – Максимально большое выполненное количество раз было 15, но и объем узла изначально составлял 250 мм – фактически с кулак! Его удалось сократить до 5 мм».

Методика также применима для узлов и не кистозного состояния в том случае, если они продуцируют гормоны. Это такие заболевания, как либо узловой токсический зоб, либо токсическая аденома, которую в мировой медицине называется болезнь Пламера. В этом случае не так важно уменьшить объем самого узла, сколько снизить продукцию гормонов. Как правило, все узлы так или иначе этим грешат, но когда их немного, то это и не заметно. А вот когда их много, тогда развивается такая болезнь, как тиреотоксикоз.

Другая методика, которая применяется в лечебно-диагностическом центе профессора Кинзерского в том случае, если узел тканевой, это лазероиндуцированная интерстициальная термотерапия. «Суть метода в том, что через иглу вводится световод с лазером, с помощью которого узел прогревается в течение определенного времени, – рассказывает Николай Яровой. – Процедура опять же выполняется дробно в зависимости от размеров узла. До одного см одного сеанса будет достаточно». Справедливости ради нужно упомянуть о существовании и третьей методики, распространенной во всем мире. Это радиочастотная абляция, при которой вводится не единичный источник, а корзиночка СВЧ-лучей, которые прогревают узел. Но для России методика не приемлема, поскольку сама корзиночка одноразовая, а стоимость ее очень высока.

Резать нельзя остановить

Использование малоинвазивных методик – это шанс избежать большой операции. «Она чревата рядом специфических осложнений, – предупреждает врач. – Во-первых, шея, где расположена сама щитовидная железа, очень кровоснабжаемый орган: первая веточка сонной артерии, которая находится под высоким давлением, проходит именно здесь. Поэтому риск объемного кровотечения во время оперативного вмешательства очень велик. Второе – голосовые связки человека интервьюируются так называемым гортанно-возвратным нервом. Этот нерв проходит в борозде между пищеводом и трахеей и частично прижимается щитовидной железой. Не всегда его во время операции можно увидеть, и поэтому происходит его невольное повреждение. Это приводит к частичной или полной потере голоса либо даже к невозможности самостоятельного дыхания через верхние дыхательные пути». О необходимости операции заставляет задуматься такой риск, как травматизация трахеи и пищевода. Кроме того, после операции, как правило, развивается недостаточность функции щитовидной железы. Послеоперационный гипотиреоз требует пожизненной медикаментозной коррекции. Удалить только узел во время операции, не задевая другие ткани, не всегда получается. «Чтобы исключить повторную операцию – раз уж мы, зная все риски и последствия, один раз на нее все-таки решились, – нужно удалять все, с запасом, чтобы не дай бог что-то пропустить и потом переделывать», – настаивает хирург-эндокринолог Николай Яровой.

Применение малоинвазивных методик в этом случае имеет огромные преимущества. Во-первых, убирается только узел, а вся ткань щитовидной железы остается в целости и сохранности. Кроме того, не страдает и ее функция: как вырабатывались гормоны, так и будут вырабатываться, и гормональный фон от этого не меняется за тем исключением, когда гиперфункция была изначально, и человек страдал тиреотоксикозом. Процесса реабилитации практически не требуется: после применения самой методики человек уходит домой. Сама процедура склеротерапии занимает 5-10 минут, лазеротермии – около 30 минут. Болезненные ощущения сохраняются в течение 5-7 дней, но это вполне терпимая боль в области шеи.

«Контрольный осмотр проводится через полтора-два месяца, для этого нужно прийти в центр и пройти УЗ-сканирование, – рекомендует специалист. – Если есть показания для повторной процедуры, то ее можно выполнить сразу же. Если показаний нет, то следующий визит должен состояться примерно через полгода». Ограничений по количеству процедур нет, только нельзя делать узлы сразу с двух сторон, потому что это очень болезненно. Когда болит с одной стороны, то это терпимо, а когда с двух, то не очень.

«Риск возникновения новых узлов точно такой же, как и без лечения, – продолжает Николай Николаевич. – Если по каким-то причинам узлы уже образуются, то риск повторного их появления есть. Особенно если человек не меняет регион, рацион питания – оставляет дефицит йода. Важна еще и генетическая предрасположенность: если у предков были узлы, то и у потомков шансы получить их в наследство велики».

Тот узел, который обработан, может подрасти только в том случае, если по каким-то причинам прогрет был не весь его объем. Однако очень редко обработанный узел подрастает до тех размеров, которые были изначально. В случае если это все-таки произошло, то процедуру можно провести снова через 3-5 лет, не доводя опять-таки до крайности и не запуская процесс до необходимости проведения большой полостной операции. Осложнений как таковых после проведения обеих методик не зарегистрировано, настаивают специалисты.

«Чтобы определиться, нужна ли пациенту та или иная методика, и какая, необходимы результаты УЗИ, подтверждающее наличие узлов. Затем нужно прийти на консультацию к хирургу-эндокринологу, причем накануне сдать анализ на тиреотропные гормоны Т3, Т4, потому что хирург-эндокринолог все равно их назначит, чтобы выяснить, каково функциональное состояние щитовидной железы. Все это можно пройти в лечебно-диагностическом центре профессора Кинзерского, – отмечает Николай Яровой. – При наличии показаний – а ими будут являться узлы в щитовидной железе размером более 7 мм – выполняется тонкоигольная биопсия. По ее результатам выставляются показания для операции. Она выполняется амбулаторно и никакой специальной подготовки не требует. Анестезия местная, противопоказаний абсолютных для ее проведения нет, есть относительные. Это любые воспалительные процессы, особенно в стадии обострения на коже шеи: прыщики, гнойнички, пятна, аллергия на анестетики – в этом случае нужно будет просто подумать, как это провести без лишнего риска».

Лечебно-диагностический центр профессора Кинзерского А. Ю.,


г. Челябинск, ул. Воровского, 34а;
тел: (351) 778–15–91, 278–62–52, 260–94–10;
клиническое отделение: (351) 262-87-77, 777-91-68.

На правах рекламы

ПО ТЕМЕ
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления