Здоровье

Беби-боксы попали под санкции

Страсти вокруг беби-боксов вновь обострились. Госдуме предлагается рассмотреть очередные два взаимоисключающие друг друга законопроекта: один – в поддержку беби-боксов, второй – предполагающий жесткие санкции за их размещение и использование. О внесении последнего было заявлено ни раньше, ни позже, как в День защиты детей. В Челябинске во время обсуждения этой общественной инициативы почти год назад мнения также разделись на диаметрально противоположные. Попробуем разобраться, почему.

«Окна жизни», или babybox специальные приемники для нежеланных новорожденных подкидышей. Анонимно и без последующих карательных санкций родившая женщина с помощью этого приемника может передать ребенка на попечение государства, не причиняя ему вреда. Инициатором размещения таких приемников стал пермский благотворительный фонд «Колыбель надежды», которым руководит Елена Котова.

Законопроект, запрещающий беби-боксы, в Госдуму намерена внести член Совета Федерации Елена Мизулина. Она предлагает интерпретировать помощь в организации беби-боксов как правонарушение и внести соответствующие поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Так, в КоАП РФ должна появиться новая статья: «создание юридическим лицом условий для анонимного оставления детей после их рождения, выразившееся в организации специализированных мест для анонимного оставления ребенка после его рождения, содержании таких мест или в предоставлении помещений для указанных целей». За нарушение на юридическое лицо будет налагаться штраф в размере от одного до пяти миллионов рублей с обязательным приостановлением деятельности на срок до 90 суток.

По мнению сенатора, наличие беби-боксов поощряет отказы от новорожденных детей, а также увеличивает «риски торговли детьми и иных сделок с ними». Вместо создания «окон жизни» госпожа Мизулина предлагает «сместить акцент на усиление поддержки женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации». Стоит напомнить, что в 2011 году, будучи депутатом Госдумы, госпожа Мизулина была инициатором другого законопроекта – о легализации деятельности беби-боксов. Тогда в пояснительной записке указывалось, что «необходимость принятия законопроекта обусловлена многочисленными случаями нарушения прав и законных интересов новорожденных детей», в том числе указывались и случаи их гибели.

На данный момент деятельность беби-боксов в России не регламентирована, их существование не противоречат федеральному закону об опеке и попечительстве. Однако в прошлом году войну общественникам и беби-боксам объявил уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. По его мнению, беби-боксы не являются решением проблемы. «Выбрасывают детей у нас по другой причине, – считает он. – Те, кто хотел это сделать, делают это в любом случае, и ничто им не мешает». После его вмешательства на социальный проект началась настоящая травля. «Мы неоднократно приглашали Павла Алексеевича (Астахова. – Прим. авт.) на встречу, предлагали все показать и рассказать, самому увидеть, как все работает, но он нам ответил, что ему некогда заниматься такой ерундой, – недоумевает руководитель благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова. – Беби-боксы – это только часть той работы, которую мы ведем на протяжении уже почти шести лет. Только в Перми у нас открыто три кризисных центра, в которых мы помогаем женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, чтобы они могли оставить младенца в семье». По словам Елены Юрьевны, это совершенно другой контингент женщин, которые, условно говоря, «нормальные», но в силу каких-то жизненных обстоятельств оказались на грани, загнаны в угол. Им надо помочь, а не разыскивать с собаками, чтобы покарать по всей строгости закона.

За пять лет с момента открытия первого беби-бокса было принято всего 49 малышей, восемь из которых затем вернулись в свою биологическую семью, двоих забрали близкие родственники, а остальных в последствии усыновили приемные семьи.

На решение этой задачи и был направлен другой законопроект. Сторонники беби-боксов в декабре прошлого года на рассмотрение Госдумы направили документ, предполагающий легализацию беби-боксов. С такой инициативой выступили сенаторы Вадим Тюльпанов, Елена Афанасьева и Лилия Гумерова. Закон должен был разрешить установку беби-боксов при медицинских и социальных организациях, определить нормы их организации и эксплуатации и закрепить финансирование беби-боксов на региональном уровне. По мнению авторов законопроекта, «окна жизни» не только дают возможность сохранить жизнь новорожденному, но и спасают матерей от уголовной ответственности. Этот документ почему-то до сих пор не рассмотрен.

«В Общественной палате единого мнения по поводу беби-боксов нет, – говорит член Совета Федерации Юлия Зимова. – Однако прежде чем спорить, лучше послушать врачей, которые откачивают детей, найденных на улицах, в парках, на ступенях и в помойках, замороженных или покалеченных. У них самые ясные аргументы». По мнению сенатора, беби-боксы имеют право на существование по двум причинам. Во-первых, они существуют не за государственные, а на общественные деньги, частные пожертвования. Второе – система профилактики отказов среди родивших и оказавшихся в трудной ситуации женщин в стране не отлажена. И если брошенные младенцы есть, значит эти женщины почему-то не дошли до кризисного центра, и система работает не идеально. Именно на этот случай пусть и будет беби-бокс. «Есть женщины, которые прячут беременность от своих родных до последнего, рожают дома или где-то еще, или даже если рожают в роддоме, то не признаются же, что потом оставят в беби-боксе, – добавляет Юлия Зимова. – К сожалению, анонимно у нас в стране рожать сложно, если не невозможно, а кроме того, к матерям-«кукушкам» медперсонал зачастую относится очень предвзято, с пренебрежением, а то и попросту неадекватно, и женщины этого боятся».

По данным Следственного комитета РФ, в 2014 году в России было зарегистрировано преступлений и уголовных дел по ст. 106 УК РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка»: в 2013 г – 132, 2014 г – 119, 2015 г – 98. Посчитать общее число погибших младенцев не представляется возможным, потому что не все тела находятся. Последний случай такой «находки» произошел в Челябинской области в начале мая. На территории кладбища в Долгодеревенском (Челябинская область, Сосновский район) тело мертвого младенца обнаружил местный житель. Руководитель пресс-службы СУ СКР по Челябинской области Владимир Шишков пояснил, что фрагменты тела младенца имеют следы воздействия животных. По данному факту проводится доследственная проверка, судебно-медицинское исследование по установлению причины смерти младенца, устанавливается его личность.

В телефонном разговоре Елена Котова призналась, что «победит добро, иначе просто быть не может». «Безусловно, я против бросания детей, – подчеркивает Елена – Профилактика инфантицида (убийства матерью новорожденного ребенка. – Прим. авт.) – это большая кропотливая комплексная работа, а не жесткий запрет. Все говорят о профилактике, а на деле только красиво отчитываются». И приводит десятки историй, даже выдумать такие перипетии – не хватит фантазии. «У меня был случай: позвонила девушка, хорошая такая, перепуганная до смерти, на последнем месяце беременности, из другого города, родным ничего не сказала, что делать не знает: на учете не стояла, никаких анализов. Повезла в роддом, за ручку держала, помогала к груди приложить, а она потом сбежала. Ну, думаю, вот ведь... Через 18 часов звонит, просит разрешения забрать малыша. Когда я смотрю на такого малыша, которого чуть не бросили, думаю – он не может убежать, он не в курсе, что есть Конституция, он понятия не имеет, что почему-то оказался источником всех бед, он даже не знает, что какая-то тетя или дядя всерьез придумывают новый закон, чтобы его спасти, а ему всего-то нужно, чтобы рядом была мама, и этой маме просто-напросто надо помочь».

Фото: Фото с сайта Shutterstock.com
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления