27 января среда
СЕЙЧАС -4°С

Что нужно, чтобы спасти Женю?

Поделиться

Десятилетний житель миасского поселка Северные печи, на прошлой неделе пострадавший при попытке разжечь костер, находится в Областном ожоговом центре №6 в искусственной коме. Его состояние врачи оценивают как очень тяжелое, но не безнадежное. Родители и друзья объявили сбор средств в социальных сетях. О том, на какие цели нужны деньги, чем опасны такого рода травмы у детей, о чем предупреждают специалисты, читайте в материале на ChelDoctor.ru.

По словам близких, трагедия произошла 19 июля. Женя Цыбин и его сводный брат решили втихаря от взрослых развести костер – во дворе частного дома обложили будущее кострище камнями, насобирали щепок и зажгли огонь. Кто-то из взрослых в этот момент вышел из дома и спугнул озорников, и костер не успел разгореться, ребята потушили его. Однако это не остановило мальчишек. Немного подождав, они снова попытались развести костер, но это уже не удавалось им. Тогда дети нашли во дворе пластиковую бутылку с бензином. По словам мамы пострадавшего ребенка Анны Боталевой, Женя плеснул в кострище часть горючего, резко взметнулось высокое пламя. Мальчик от испуга уронил бутылку, в которой еще находился бензин, и случайно наступил на нее. Бензин попал прямо на одежду, которая тут же вспыхнула. Где и как мальчишки раздобыли горючее и другие обстоятельства произошедшего выяснит следственное управление СКР по Челябинской области.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Пострадавшего ребенка немедленно доставили в Областной ожоговый центр, где ввели в искусственную кому, подключили к ИВЛ и системе внутривенного питания. По словам специалистов, мальчик получил ожоги III степени порядка 60% тела, его состояние стабильно тяжелое, он получает все необходимое лечение.

Поделиться

Но тут вокруг трагедии стали появляться разного рода странности и кривотолки. В некоторых СМИ появилась информация, что ребенку назначено применение якобы «новых экспериментальных», или «пробных» препаратов, требующее больших материальных затрат. Главный врач больницы Михаил Вербитский опроверг эти данные. «Никакими экспериментальными препаратами никто не позволит лечить ребенка, это надо понимать, – подчеркивает Михаил Григорьевич. – Ожоги пламенем, к сожалению, в практике наших врачей случаются достаточно часто, и этот случай – не редкость, пожаров в регионе случается, увы, достаточно много. Да и нет таких ожогов, травм, которые наши специалисты не знали бы, как лечить, с которыми бы не сталкивались – в этом и уникальность нашего ожогового центра, что наши хирурги имеют уже колоссальный опыт лечения любых ожогов как у взрослых, так и у детей. Тариф ОМС на лечение таких детей достаточно высок и позволяет обеспечить больного всем необходимым».

Однако в соцсетях немедленно появился призыв о помощи и сборе средств для Жени и его семьи. Были выложены и названия препаратов, и сканы чеков о потраченных суммах, и якобы прогнозы о будущих «миллионных» тратах на последующие операции. Пытливые читатели тут же стали узнавать, что за лекарства, зачем они нужны и сколько стоят. Развернулась нешуточная дискуссия с обвинениями с обеих сторон. «Мы приехали (в больницу. – Прим. авт.), нам сказали, что в течение месяца никаких улучшений не будет, нам дали рецепт, мы выкупили лекарства. Что выкупили, тем и лечат. Завтра снова поедем в Челябинск, может, снова что-то напишут, может, и нет, потому что шумиха поднялась большая, – волнуется Женина мама Анна Боталева. – Я вообще не рассчитываю на бесплатную медицину, пусть лучше мой сын будет лечиться хорошими препаратами, чем будут его марлей бинтовать, потом отдирать, как написали на сайте, это очень больно. Это дорогостоящее, и очень много нужно будет операций. Мне на деньги наплевать, деньги я достану, вытащите мне только сына».

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Желание родителей Жени обеспечить сына самым лучшим лечением можно понять: они переживают жесточайший стресс. Когда ребенок попадает в реанимацию, мама, папа, друзья, близкие да и просто неравнодушные люди готовы сделать что годно, чтобы помочь и спасти его. «Вокруг этой больницы крутится очень много информации, – добавляет Анна Валерьевна. – С одной стороны, все хвалят ее. Ожоговый центр – очень хороший центр. Пока мы ждали заведующую реанимацией, разговаривали с еще одной мамой. У нее сына тоже буквально вытащили с того света. Извините, но лекарств на всех не хватает, говорит, естественно родители покупают. В любую аптеку приди, даешь листочек, говорят – вы из шестой больницы? Да, много из этой больницы сюда идут за лекарствами. Тут какая-то деятельница из Интернета позвонила заведующей в отделение, пишет, что все препараты в больнице есть. Так, если они есть, зачем они нам выписали, чтобы мы выкупили?»

Речь идет не о том, что чего-то не хватает для оказания медицинской помощи в больнице, а о том, что в медицине, как и во всем остальном, всегда есть что-то просто хорошее и действенное, а есть наилучшее и дорогостоящее, отмечают специалисты. И понятно, что бюджетные средства распределяются так, чтобы оказать медицинскую помощь всем нуждающимся, но без изысков. От качества лекарственных и перевязочных материалов, которые будут применяться при лечении, конечно, зависит дальнейшее восстановление и реабилитация мальчика, тот уровень качества жизни, который удастся обеспечить ребенку в будущем, но не сам факт оказания медицинской помощи. По словам главного врача, родителей никто не принуждал покупать медикаменты – они предложили свою финансовую помощь, чтобы обеспечить своему ребенку более высокий уровень качества медикаментов, на что им и были даны рекомендации.

Поделиться

Дальнейшее лечение также может проводится по ОМС. «В нашем центре больных не бросают – все реконструктивные и пластические операции, которые могут потребоваться после того, как место ожога зарубцуется, тоже выполняются нашими специалистами по программе ОМС, – добавляет главный врач ГКБ №6 Михаил Вербитский. – Такие трагедии лучше предотвращать, чем потом бороться с последствиями. Хочу призвать родителей быть очень внимательными к детям, особенно маленьким, и не оставлять их без присмотра. Объяснять им, как надо обращаться с огнем, со спичками, что это не игрушки. Быть внимательными и не оставлять на полу включенные электроплитки, самовары, кастрюли с кипятком. К сожалению, много поступает обожженных кипятком детей, особенно до года. Бабушка или мама занимаются заготовками, кипятят рассол, заливают в банки – ребенок рядом крутится. Банка взрывается – он получает ожоги кипятком».

Помогать родителям больного мальчика или нет, каждый решает для себя сам. Однако при этом не стоит огульно обвинять и больницу в каких-то незаконных поборах и нагнетать лишнюю напряженность. Думаю, все стороны заинтересованы в том, чтобы маленький укротитель огня поскорее поправился и вернулся домой.

P.S. На момент выставления материала реквизиты для сбора средств были скрыты со страницы в соцсетях, осталось только личное обращение.

Фото: Фото с сайта Shutterstock.com, предоставлены родственниками Евгения Цыбина

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...