О проекте

В Челябинском политическом и бизнес-сообществе в течение последних пяти лет отчетливо наблюдается смена элит. Поколение 20-40-летних челябинцев, уже почувствовавших вкус власти и денег, все активнее заявляет о себе в коридорах власти и на бизнес-сцене. У

Поделиться

Поделиться

В Челябинском политическом и бизнес-сообществе в течение последних пяти лет отчетливо наблюдается смена элит. Поколение 20-40-летних челябинцев, уже почувствовавших вкус власти и денег, все активнее заявляет о себе в коридорах власти и на бизнес-сцене. У кого из них есть шанс стать новой элитой города, кого уже сейчас можно отнести к этой категории, почему некоторые молодые персоны неохотно идут на контакт с прессой – ответы на эти и другие вопросы мы постарались дать в нашем новом проекте. Основываясь на собственных знаниях и экспертных оценках и руководствуясь такими критериями, как объем капитализации и вес на рынке компании, работая в которой, управленец отличился, опыт успешной деятельности в органах власти, достойное образование, лидерские качества и харизма, потенциал человека, способного влиять на развитие города, мы выявили 100 самых перспективных молодых представителей бизнес-сообщества и политиков Челябинска. (Тор-100. Новая элита Челябинска).

Конечно, этот список неоднороден. В нем можно выделить как минимум три группы. Одна из них – так называемая золотая молодежь. Дети влиятельных родителей, которым родственный ресурс помогает делать карьеру (Андрей Гартунг, Станислав Луцет, Григорий Ройзман и другие). Мы не стали автоматически включать в наш список всех отпрысков высокопоставленных родителей, с помощью экспертов определив лишь тех, кто на сегодняшний день уже проявил себя в бизнесе или политике и чьи перспективы представляются нам наиболее весомыми. Вторая группа – люди, «сделавшие себя сами». В этом списке вы найдете несколько фамилий, которые пока не на слуху (Александр Гриневич, Сергей Селещук, Борис Раскинд), но велик шанс, что с течением времени они станут звучать чаще. И наконец, третья группа – люди, которые, несмотря на свой молодой возраст, уже сейчас входят в мегаэлиту Челябинска, например Алексей Александров и Дмитрий Вяткин.

Мы намеренно исключили из списка несколько персон, которые также относятся к мегаэлите города и при этом достаточно молоды. Речь идет об Евгении Редине (заместителе губернатора в администрации Петра Сумина и в администрации Михаила Юревича), известном челябинском бизнесмене Дмитрии Еремине и, наконец, новом губернаторе Челябинской области Михаиле Юревиче, которому 13 февраля 2010 года исполнился 41 год. Их сверхуспешная карьера – главное доказательство того, что смена поколений во власти и бизнесе идет полным ходом. Они не новая, а уже состоявшаяся элита Челябинска и Челябинской области.

Почему в названии проекта указан 2012 год, спросите вы. Это время очередных президентских выборов в России. И на ситуацию в Челябинске, безусловно, повлияет результат этой избирательной кампании – кто через два года встанет у руля страны. Нынешний президент Дмитрий Медведев последовательно проводит политику, направленную на омоложение чиновничьего аппарата, продвигает на всех уровнях талантливую и амбициозную молодежь.

Chel.ru отдает себе отчет в некоторой субъективности проекта, которой сложно избежать при работе с такого рода материалом. Но, на наш взгляд, сильной стороной предложенного вам «золотого» списка является его неангажированность. Мы не ставили перед собой целью перечислить в алфавитном порядке детей и молодых родственников известных чиновников, политиков и бизнесменов. Не планировали пиарить и топов, мелькающих в глянцевых и других изданиях и находящихся у всех на слуху. Напротив, нашей задачей было прежде всего вытащить на поверхность тех, чьи имена большинству читателей ни о чем не говорят. Конечно, некоторых «знаменитостей» мы тоже не стали игнорировать. Но лишь тех, кто, по оценкам разных независимых экспертов, не являются просто «мажорами», а соответствуют большинству перечисленных выше критериев.

В заключении главки хотим рассказать небольшую «сказку». В некотором царстве – некотором государстве жил-был царь. И было у царя три сына: двое умных, а третий, как водится, дурак. Отгадайте с трех раз: кто в итоге унаследует все царство и в придачу женится на красавице-царевне? То-то и оно. Даже в детских сказках открытым текстом говорится, насколько непредсказуемым порой и туманным может быть будущее власти, если она плохо представляет потенциал своих кадров. Но бог с ней, с властью. Новую элиту, которая придет на смену нынешним «отцам города», определить действительно непросто. Люди, которые, казалось бы, сегодня имеют все предпосылки для бурного карьерного роста, через несколько лет могут остаться на прежних позициях, а то и вовсе, лишившись важного ресурса (папиного, партийного, чиновничьего), – потерять все свое влияние.

Вокзал – чемодан – Москва

Поделиться

Наш топ-100 мог бы выглядеть совсем по-другому, если бы в него вошли молодые люди, которые еще совсем недавно связывали свое будущее с Челябинском, а сегодня успешно строят карьеру в Москве. Один из тех, кто уехал в столицу брать новые высоты, – бывший директор челябинских команд КВН «УЕ» и «ЛУНа» Дмитрий Табарчук (родился в Челябинске 26 августа 1973 года). Сегодня он является исполнительным продюсером компании «КОСТАФИЛЬМ», входящей в группу компаний «СТСMedia».

Дмитрий явно скромничает, считая, что путь к профессионализму в этой сфере бизнеса только начат. Сейчас он рассматривает варианты получения дополнительного образования, чтобы по праву называть себя профессиональным продюсером. Но объем его продюсерского портфолио с 2006 года говорит сам за себя: телесериалы «Кадетство», «Я лечу», «Ранетки», а также телепрограмма «Слава богу, ты пришел».

Самым любимыми «детьми» стали сериалы «Кадетство» (потому что был первым) «Я лечу» – о студентах-медиках и врачах. Почему второй – догадаться нетрудно. Дмитрий – сын известного спортивного врача и ученого Александра Табарчука – сам окончил челябинскую медакадемию. По признанию Дмитрия, в его жизни было три поворотных момента. Первый – поступление в медакадемию, хотя собирался учиться в институте культуры. И он такому повороту очень благодарен, потому что медицинское образование уже не раз пригодилось ему в жизни, и наверняка это будет продолжаться.

Второй судьбоносный момент – уход из медицины в КВН, чтобы сделать челябинские команды чемпионами. В свою очередь, КВН сделал Дмитрия Табарчука известным не только в Челябинске и открыл путь в новую профессию – Александр Масляков пригласил Дмитрия поработать в качестве исполнительного продюсера спецпроектов телекомпании «АМиК». Это была первая удачная проба на ТВ. После того, как челябинская команда КВН стала чемпионом, костяк команды попал на тренинг к Сергею Ивановичу Быкову, который предсказал ребятам, что вероятен их переезд в Москву.

 

И это был третий поворотный момент в жизни Дмитрия Табарчука, он еще раньше понял, что реализоваться как продюсер сможет только в столице. В 2007 году была создана компания «КОСТАФИЛЬМ», генеральным директором которой стал Константин Кикичев, исполнительным продюсером – Дмитрий Табарчук. Сегодня, по словам Дмитрия, все идет как надо, и сбегать из Москвы он не собирается. К тому же у исполнительного продюсера телесериалов и телепрограмм СТС, как у любого киношника, есть мечта – снять свой фильм.

Чувствует ли Дмитрий себя москвичом? Никто не шипит ему во след – «понаехали», и все-таки домом для него остается Челябинск. Возможно, потому что своего жилья в столице пока нет, Москва все еще кажется «длительной командировкой».

В столице появилось много новых знакомств. Однако Дмитрий Табарчук из тех людей, которым удается сохранять старую дружбу и старые связи. Когда его семья жила в Алжире, Дмитрий дружил почти со всеми одноклассниками, многие из которых были коренными москвичами. Сегодня они охотно помогают и поддерживают своего давнего товарища. Среди друзей-земляков Дмитрия Табарчука, которые ныне живут в Москве, не только бывшие кавээнщики. Это также политики и бизнесмены, с которыми он познакомился близко, когда «делал» КВН. Они также готовы помочь Дмитрию советом и делом. Чаще всего челябинское землячество встречается на хоккее, когда в Москве играет «Трактор».

Удачно складывается жизнь в столице у другого известного челябинского кавээнщика – Стаса Ярушина (родился в Челябинске 14 января 1981 года). Бывший актер команд КВН «УЕ» и «ЛУНа» сегодня востребованный ведущий на российском event-рынке. До недавнего времени вел на СТС передачи «Большой город» и «Все по-нашему». Сейчас у Стаса в работе новые – совместные с товарищами по «ЛУНе» – проекты, которые он пока предпочитает держать в секрете. Стас также остается шоуменом профессиональной баскетбольной команды ЦСКА и собирается выпустить пару новых треков в You Tube. Так что скучать не приходится. В Москве он чувствует себя вполне своим, и все-таки родным домом столицу пока не считает, потому что покупка собственной квартиры – также вопрос будущего. Когда-то Стас мечтал стать хоккеистом, но вовремя понял, что его место на сцене. И ни о чем не жалеет, потому что без КВН его жизнь была бы совсем другой.

В последние годы Челябинск стал для столицы настоящим поставщиком журналистских кадров. Лиана Качеишвили, Артем Андриянов, Светлана Стешкова, Евгения Бугас... Это далеко не все известные челябинские журналисты, которые переехали в Москву и сумели там закрепиться. Лиана Качеишвили сейчас преподает в частной школе журналистики и занимается политическим консалтингом. Ее супруг Артем Андриянов работает на одной из местных телестудий. У Светланы Стешковой свой телепроект. Но, пожалуй, самый серьезный карьерный взлет получился у Евгении Бугас. Она директор по развитию одного из крупнейших информационных агентств страны – РИА Новости. «После шести лет работы в столице я все еще не считаю себя москвичкой, а скорее проживающей в Москве, – говорит Лиана Качеишвили, – Я горжусь тем, что родом из Челябинска. Сейчас в столице челябинцы нашего поколения (30-40 лет) буквально нарасхват. Они успешно проявляют себя во многих сферах».

Представители челябинской диаспоры есть и среди самых известных политологов страны – Евгений Минченко, и среди депутатов Мосгордумы – бизнесмен Вадим Кумин, выдвиженец КПРФ. Даже на Рублевке регулярно появляются бывшие челябинцы. Например, Юлия Тертышная, ставшая известным специалистом по коучингу. Некоторые бывшие челябинцы ведут в Москве небольшой бизнес, как Марат Закиров, владеющий юридической фирмой, которая сопровождает сделки с недвижимостью. Многие их тех, кто сделал карьеру в столице, выпускники 31-го лицея Челябинска. Среди них есть даже полковник космических войск России Сергей Васьков.

Еще один пример «сверхзвукового» карьерного роста показывает топ-менеджер ОАО «Мечел» Евгений Михель. Сегодня наш земляк, родившийся 12 апреля 1974 года в Кыштыме, занимает пост первого заместителя генерального директора одной из крупнейших компаний России. А еще в 1998 году он трудился скромным юрисконсультом в муниципальном предприятии «Тракторозаводское», имея за плечами учебу в Челябинском юридическом техникуме и Уральской юридической академии (Екатеринбург). Далее были несколько лет работы в челябинском отделении Сбербанка, а затем Евгений Валерьевич вернулся на «Мечел», где начинал свою карьеру, и вернулся очень удачно. Менее чем за 10 лет он прошел путь от юрисконсульта на Челябинском металлургическом комбинате до самой верхушки руководства Группы «Мечел». Карьера Евгения Михеля наглядно показывает, что, не имея изначально больших связей и высокопоставленных родителей, можно достичь заоблачных по челябинским меркам высот.

Золотая молодежь

Поделиться

В проекте «Новая элита» мы не ставили перед собой цель напомнить читателям о челябинских «мажорах». В нашу сотню «самых», если говорить о группе «Золотая молодежь», вошли лишь те дети, племянники и другие родственники влиятельных и высокопоставленных персон, которые не ведут беззаботную жизнь, а используют предоставленные им ресурсы (административные и финансовые) для профессионального развития, движения по карьерной – деловой, политической, общественной – лестнице и в результате не только лично обогащаются, но и вносят вклад в экономику города. В общем, те, кто не просто с чьей-либо помощью добился серьезных результатов в своем профессиональном росте, но и доказал при этом свою самодостаточность и способность в перспективе влиять на развитие Челябинска.

Может быть, поэтому никто из детей богатых и влиятельных родителей не хочет считать себя представителем золотой молодежи. «Ну какая я золотая молодежь! – удивляется заместитель гендиректора ОАО «Трест Уралнефтегазстрой» Алексей Караманов. – Спросите всех, кто меня знает, как я пришел к тому, что имею сегодня, как я отношусь к работе. Я не прожигаю жизнь, как некоторые». И подобные возмущения могут слететь с уст практически каждого, кто вошел в наш список, в том числе по критерию «сын, племянник, брат и сват».

Юрий Фишер, Илья Мительман, Сергей Вайнштейн, Анатолий Федоров, Константин Фрейман, Григорий Ройзман, Вячеслав Сафронов, Денис Карликанов, Илья Машкауцан, Станислав Луцет... Вот далеко не полный перечень тех, по отношении к кому понятие «золотая молодежь» применимо лишь наполовину: да, их будущее определили родители, являющиеся большими людьми, но эти дети не прожигают жизнь, «устроенную» папами и мамами. Понятно, что каждому из них были в свое время предоставлены ресурсы, которые помогли перепрыгнуть через несколько ступеней в движении по карьерной лестнице (с «низов» мало кто из этого списка начинал свой путь), и некоторые этими ресурсами не гнушаются до сих пор. Но вряд ли кто-то поспорит с тем, что эти люди уже что-то из себя представляют, независимо от родителей.

Золотой молодежью называют молодых людей, чью жизнь и будущее в основном устроили их влиятельные или высокопоставленные родители, из-за чего она стала лёгкой и беззаботной, а сами они стали её прожигателями. Близко по значению просторечному слову «мажор».

Большинство «золотых» детей – все, кого мы перечислили выше, – явно продолжают дела своих отцов, и реже – матерей. Хорошо или плохо продолжают – это уже второй вопрос. Ведь речь в нашем проекте идет о новой элите, о перспективной молодежи, способной на большее в будущем, и станут ли после 2012 года настоящей элитой, например, Валерий Мякуш и Владимир Дятлов-младший, пока говорить рано. Иные отпрыски богатых и влиятельных идут по пути своих родителей не напрямую – совершают поступки «в стиле» родителей. Так, например, Александр Сербинов, компания которого «замешана» в создании технопарка на базе ЧАМЗ, очень напоминает своего отца, занимавшего некогда пост вице-губернатора области. В свое время Сербинов-старший построил технопарк на базе ЧТЗ, получив контроль над имуществом предприятия.

Однако всегда ли для того, чтобы считаться золотой молодежью, нужно иметь «золотых» родителей? Наверное, нет. В нашем списке есть и те, кому явно не помешала поддержка не столь близких и не всегда кровных, но тем не менее родственников. Так, светская львица, владелица кафе «Ваниль» Елена Беленькова является внучкой влиятельного бизнесмена и депутата гордумы Виталия Рыльских. А например, руководитель «Гольфстрима» Алексей Биушкин женат на Елене Максимовой, отец которой руководит «Кузнецкими ферросплавами», входящими в группу компаний Александра Аристова и Юрия Антипова. Но и это родственное «соседство» не умаляет личных достоинств и заслуг «самых перспективных молодых».

Поделиться

В этом свете интересен подход к определению понятия «золотая молодежь» генерального директора УК «Стройком» Ивана Петриди. «Если уйти от общепринятого определения прожигателей жизни, то Золотая молодежь с большой буквы – это новое поколение молодых бизнесменов, находящихся в постоянном развитии, – считает один из представителей нашего топ-100. – Они готовы изменяться в зависимости от стоящих перед ними задач и менять мир вокруг себя. Именно такая молодежь сегодня буквально на вес золота».

Если рассматривать понятие «золотая молодежь» в таком необычном ракурсе, то «золотых», с этой точки зрения, топ-менеджеров и бизнесменов в нашем списке наберется много. Конечно, не всё то золото, что блестит, и если папа доверил своему сыну руководить крупным предприятием (как было, например, в случае с Андреем Гартунгом), то это еще не значит, что сын оправдает доверие отца. Но, согласитесь, перспективы у нашей новой, в некоторых случаях лишь потенциальной, элиты определенно есть.

«Новая элита»: прямая речь

Поделиться

Юрий Фишер: «Меня привлекают масштабные задачи»

Цепкий взгляд, манера отвечать вопросом на вопрос и неожиданная улыбка, выдающая взрывной характер. В жизни ему часто приходится говорить «нет». Он не любит лентяев, дураков и бюрократов. Безудержен и бескомпромиссен в желании достичь поставленной цели. Однажды даже подал заявление в прокуратуру на… самого себя.

Зачем молодому человеку, имеющему возможность продолжать семейный бизнес, работа в крупной госкомпании? Каковы критерии элитарности? И в чем главный урок отца? Об этом мы беседуем с Юрием Фишером, генеральным директором ООО «Челябинскрегионгаз», сыном одного из первых и самых успешных челябинских бизнесменов Григория Фишера.

Раннее взросление

Когда вас впервые назвали Юрием Григорьевичем?

– Еще в детстве – в шутку, конечно. Если же говорить о деловом обороте, то… достаточно давно. Я же еще до Челябинскрегионгаза занимался развитием семейного бизнеса. Есть люди, которые знали меня с малых лет, всю жизнь называли Юрой. Потом постепенно перешли на вы. Но это в основном на встречах и переговорах – там, где присутствует расширенный круг людей. Если честно, первое время такое обращение ухо резало. Я же шесть лет прожил в Англии. А там вообще нет такого понятия, как отчество. Просто: mister Yury Fisher.

Какое будущее видел для вас Григорий Аркадьевич? Как готовил к участию в семейном бизнесе, что советовал?

– Вопросы образования и бизнеса – это две разные самодостаточные вещи. Нельзя же сказать: пойдешь учиться, потому что это надо для бизнеса. Хорошее образование нужно получить в любом случае, а нюансы уже зависят от выбранной профессии. Признаюсь, я не видел себя дворником, плотником, электриком и так далее. Мне сразу же был интересен бизнес, а значит, нужно развивать управленческие, менеджерские качества. Бизнес – это синоним дела. Это понятие охватывает широкий круг вопросов: финансы, менеджмент, экономика, маркетинг, управление ресурсами и так далее. Естественно, мы с отцом беседовали на эту тему. Он четко объяснял, что будет полезно, мы даже разбирали предметы, которые стоит изучать в университете, их количество. В этом смысле отец принимал самое активное участие в моей жизни.

Вы рано остались без отца. (Григорий Фишер был убит киллером в своем кабинете, причем преступление до сих пор не раскрыто. – Прим. ред.) Каково это – в 18 лет стать наследником бизнеса и встать у руля нескольких крупных компаний?

– Наследник – это в данном случае некорректное определение. Существует формальное понятие наследства, и есть понимание семейного бизнеса. Ты уже здесь трудишься, работаешь на интересы семьи. Так что я не унаследовал, а скорее продолжил, может быть, более усиленно заниматься общим семейным делом. Возглавил оперативное управление компанией.

Закрадывалась мысль бросить учебу в Англии и вернуться домой?

– Приоритетом в тот момент было образование. Мой отец организовал в принципе работоспособную, действующую систему. Каких-то хирургических, экстренных действий не требовалось. Где-то решением вопросов занималась мама, где-то – я. Прилетал, улетал, мотался между двумя странами… Были, конечно, и сложности, непростые времена – приходилось бороться за имущество. Но о том, чтобы делать что-то в ущерб образованию, даже речи не было.

Во многих семьях на роль преемника выбирают старшего сына. А у вас обсуждались такие вопросы?

– Нет. Это все-таки вопрос семейного уклада и воспитания. Да, наверное, где-то мир воспринимается по принципу «твое – мое». У нас совершенно другой подход. Если кому-то в моей семье понадобятся какие-то активы, возражений у меня не будет. Мы с Михаилом (младший брат – Прим. ред.) не делим доли или проценты, нет такого, мол, это твоя часть, а это моя... Просто есть понятие семейного бизнеса – то, что зарабатывалось многими годами, усилиями, здоровьем моего отца и родных. Поэтому если возникает необходимость каких-то целесообразных решений шагов, то они осуществляются без лишних слов и комментариев.

Какой главный урок отца вы запомнили?

– Отец часто употреблял формулу чувства меры. Она должна быть во всем, в том числе во взаимоотношениях с людьми. Никого нельзя обманывать. А самый большой и самый грустный урок для меня – это отсутствие отца. Скоро исполнится 12 лет, как его нет с нами. И эту утрату ничем не компенсировать.

Сферы влияния

Юрий Григорьевич, в университете вы защитили диссертацию под названием «Персонал как ресурс для формирования конкурентных преимуществ предприятий». Почему выбрали эту тему?

– Как известно, кадры решают все и всегда. Сильная команда дает соответствующие результаты. Я разбираюсь в финансах, бухгалтерии, юриспруденции, но не могу одновременно работать и финансистом, и бухгалтером, и юристом, и генеральным директором. Если хвататься за все подряд, качество будет заведомо хуже. Каждый должен заниматься своим делом.

Расскажите о вашем главном принципе в бизнесе.

– На мой взгляд, главное – детально изучить сферу деятельности, которой занимаешься, и выделить самое важное. Когда я попал в газовую отрасль, полгода работал семь дней в неделю по 12 часов. Стремился разобраться во всем, получить новые знания и опыт, чтобы разговаривать со специалистами в газовой отрасли на одном языке. На мой взгляд, сделать это удалось. Способность в человеке увидеть его суть, собрать объективные мнения как можно большего количества людей, выявить, а где-то интуитивно почувствовать, что необходимо компании.

А кто вы сейчас – бизнесмен, работающий на себя, или топ-менеджер госкомпании?

– Мое основное место работы – региональная компания по реализации газа. Я менеджер, работающий в интересах участников общества, на крупнейшую газовую компанию, контрольный пакет акций которой принадлежит государству. Со 2 апреля 2007 года я не вхожу в число учредителей другого бизнеса. Оперативное управление семейным бизнесом закреплено за другими менеджерами, здесь я принимаю участие только в решении стратегически важных задач.

С какими итогами семейный бизнес вышел из кризиса?

– Успешно развивается ООО «Стеклостиль», предприятие по праву считается лидером на рынке светопрозрачных конструкций. Финансовые результаты оптимистичны, за последние два года удалось сохранить все, что имели. Продолжает динамичное развитие ООО «Алькор», сейчас расширяем производство. ОАО «Ремстройбыт» занимается сдачей недвижимости в аренду. Одним из новых направлений стало открытие сети ресторанов быстрого питания Subway, ее курирует мой младший брат.

Трудности наемного менеджера

В 2007 году с вами как с директором Челябинскрегионгаза заключили годовой контракт. А когда он закончился, предложили подписать долгосрочный договор. Как вы оцениваете этот факт?

– Продление контракта считаю высокой оценкой работы всей региональной газовой компании. Руководство ООО «Межрегионгаз» оказало мне доверие, предложив продолжить работу на этом посту.

А что было самым трудным в новой должности?

– Всегда подчинялся лишь самому себе, а тут стал зависимым человеком – наемным менеджером. Сложнее всего было контролировать эмоции. Они мешали думать. А когда что-то мешает думать, уменьшается количество эффективных решений, которые способствуют достижению результата. Пришлось немало поработать над собой, научиться быстрее отделять важное от второстепенного.

Семейный бизнес, то есть поле для деятельности, у вас есть. Зачем еще эта хлопотная должность руководителя региональной газовой компании? Приходится менять ритм жизни, отказываться от каких-то привычек, выполнять чьи-то указания…

– Все измеряется масштабом твоей деятельности, тем, на что ты способен. Результат, безусловно, важен. Но не менее важен, во всяком случае для меня, и сам процесс. Человек может чувствовать себя абсолютно счастливым, управляя шиномонтажкой или небольшим магазинчиком. Что касается меня, то уверен, что способен на большее. Меня всегда привлекали масштабные задачи. В этом смысле региональная газовая компания – это ощущение совершенно другого масштаба.

Какова степень лично вашего влияния на экономику Челябинска и области?

– Здесь стоит сказать о тех прецедентах, когда мы (Челябинскрегионгаз – Прим. ред.), закрывали задвижку. Могли отказаться дать второй-третий или четвертый шанс должникам. Но не делали этого, наоборот шли навстречу. Вспомним тот же Златоустовский металлургический завод. Была ситуация, когда мы общались с губернатором чуть ли не каждый день – по ограничению поставок газа. И продолжая подавать его, по сути спасали предприятие от остановки. Что значит выставить на улицу десятки тысяч человек? Да еще проживающих в моногороде...

Вас считают очень жестким руководителем.

– Кто считает? Те, кто сам чего-то не просчитал, недодумал, а теперь ищет оправдание своей бездеятельности? Когда с руководителем невозможно ни о чем договориться, отключения неизбежны. Но это последний этап. Ему всегда предшествует целый ряд мероприятий: письма, встречи, попытки договориться. Что касается жесткой политики в отношении должников, то эту задачу я поставил с первого дня работы в Газпроме. Все очень просто и понятно. Газ – жизненно важный для людей и страны продукт. Купил – будь добр, заплати.

В поисках элиты

Продолжите фразу «Элита – это…»

– …Люди, приносящие пользу обществу, способные изменить жизнь людей и мир к лучшему. Чем выше эта планка, тем ближе человек к понятию элита. И неважно, кто он по профессии – поэт или композитор, производственник или политик.

А себя вы относите к элите нашего общества?

– Думаю, рано пока говорить об этом, подводить какие-то итоги. Все познается в сравнении. Масштаб моих действий пока не позволяет причислять себя к элите, людям, от решения которых зависит жизнь людей.

Как далеко простираются ваши амбиции?

– Война план покажет. (Улыбается.) Если руководство скажет: «Вперед!», отказываться не буду.

Год назад вы собирались в экспедицию. Удалось покорить Гималаи?

– Нет, к сожалению, хотя люблю познавать все новое. К экспедиции специально готовился: активно занимался спортом, запасся горным оборудованием. Но проблемы в конце отопительного сезона заставили отложить поездку. Последнее из ярких впечатлений о путешествиях – поездка в Исландию. Горы, леса, свежий воздух – очень красивые места. Очень рад, что побывал там. Самый большой плюс в таких поездках – возможность отключиться от повседневных проблем, разобраться в самом себе.

Сильно раздражает, когда вас называют одним из самых завидных челябинских женихов?

– Всем так любопытно… (Улыбается.) Скажу так: у меня все в порядке с семейным положением. Хорошая, состоявшаяся семья.

Лучшие или успешные?

Поделиться

Кого все-таки можно считать новой элитой Челябинска? Какие заслуги дают право войти в эту «когорту избранных»? Что думают о своем включении в наш список сами представители нового поколения челябинского бизнеса и политики? Сайт Chel.ru попросил порассуждать на эти темы нескольких экспертов.

«Смена поколений в челябинском бизнесе и политике действительно идет. Но люди, вошедшие в ваш список, в своем большинстве это не та элита, которая будет управлять Челябинском после заявленного вами 2012 года, – считает сопредседатель некоммерческого партнерства «СоPRано» Артем Перехрист. – Я уверен, что городом и областью в это время будет руководить нынешняя команда во главе с губернатором Михаилом Юревичем. «Новой элите» придется подождать следующего цикла выборов: в Законодательное собрание, Госдуму, президента. При этом нужно оговориться, что в вашем списке есть ряд представителей действующей элиты, которым никому ничего доказывать уже не нужно. Это, в частности, Алексей Александров и Дмитрий Вяткин».

По мнению Артема Перехриста, чтобы окончательно состояться и в бизнесе, и в политике людям, вошедшим в наш список, необходимо обладать серьезными финансовыми и организационным ресурсами, иметь грамотную команду и поддержку одной из групп влияния. «Без собственной команды человек сегодня не игрок, – говорит Артем Перехрист. – А определяющим фактором в карьерном росте станет другой ресурс – так называемые неформальные связи с властными структурами. Прошли те времена, когда все решали деньги. Сейчас выигрывает тот, кто больше дружит с властью».

Особенно такие неформальные связи будут нужны людям, которые «сделали себя сами». «Я бы разделил вашу «новую элиту» на три категории: наследники, топ-менеджеры крупных предприятий и бизнесмены, сделавшие себя сами, – продолжает Артем Перехрист. – Наследники во власть рвутся не всегда, тем более если их бизнес процветает, топ-менеджеры действуют строго по указанию «головы» – если партия скажет: «Надо», пойду в думу. А вот многие из тех, кто создал бизнес с нуля, сегодня уперлись в потолок. Чтобы развивать свое дело, они будут вынуждены стать политиками. И вероятно, скоро мы увидим их в новом амплуа».

Своим мнением о том, кого сегодня можно называть элитой, с сайтом Chel.ru поделились и некоторые представители нашего топ-100.

«Элита. В самом слове слышится какая-то исключительность, значимость, недостижимость, – рассуждает руководитель департамента банковского аудита ООО «Листик и Партнеры» Дмитрий Лукьянов. – Это понятие традиционно трактуется двумя несколько разными способами. В первом случае элита – это люди, которые в силу своих незаурядных качеств или компетенций существенно выделяются в обществе. В развитом обществе в культурном отношении к элите в этом смысле можно было бы отнести заметных деятелей искусства, чьи произведения вызывают восхищение или по крайней мере нравятся людям, политиков, чьи усилия сделали мир безопаснее, ученых, решающих трудные задачи, врачей, спасающих безнадежных больных. Второе толкование понятия «элита» включает в себя ту часть общества, которая в силу своих финансовых возможностей или положения может оказывать влияние на жизнь членов этого общества. Сюда можно отнести высокопоставленных чиновников и бизнесменов.

Общий низкий культурный уровень приводит к тому, – продолжает Дмитрий Лукьянов, – что под словом «элита» в нашем обществе начинают подразумевать не тех, кто своим трудом делает общество лучше, а тех, кто чаще мелькает на экране телевизора, или того, кто имеет большую власть в силу своего состояния или занимаемой должности. В нашем обществе элитой становятся высокопоставленные чиновники, политики, чье имя на слуху, и преуспевшие бизнесмены». В связи с этим наш собеседник надеется, что никогда не станет частью элиты «второго сорта».

«Есть культурная элита, бизнес-элита, политическая элита, – уточняет директор отеля «ПаркСити» Марина Карелина. – В своё время я изучала теории элитарности. Главное – то, что представители элиты обычно обладают яркой индивидуальностью с харизмой и являются самостоятельными персонифицированными субъектами социального действия. Мне близко, что это лица, получившие высшие показатели в своей деятельности, обладающие интеллектуальным или моральным превосходством над массой, наивысшим чувством ответственности. Следовательно, я бы не относила к элите просто обеспеченных людей, которые не связывают свой бизнес с общественной жизнью, а рассматривают как средство зарабатывания денег... Наверное, представители элиты так или иначе пытаются устанавливать господство своей сферы в общественной жизни. Более того, в результате общество явно должно замечать их присутствие.

Представители элиты, – продолжает директор «ПаркСити», – обладают качествами, которые позволяют управлять обществом либо оказывать существенное воздействие на процесс управления им, влиять на ценностные и поведенческие стереотипы в обществе и в конечном счете более активно и эффективно, чем все другие слои, участвовать в формировании тенденций развития общества. Элита обладает куда большим суверенитетом в формировании собственного положения, в выборе своей групповой ориентации».

Генеральный директор компании «Леонар Авто» Евгений Вецель полагает, что «элита, – это люди, которые активно двигают за собой массы, дают им работу, средства для существования и развития, выращивают себе смену, налаживают диалог с правительством, дают толчок всему новому и полезному».

«Элита дает понять, – отмечает наш собеседник, – что активность, помноженная на опыт, неминуемо приводит к успеху в жизни. Элита бизнеса – это практики и хозяйственники, а не теоретики, которые знают, как должно быть, но им постоянно что-то мешает. Элита бизнеса обычно приходит на пустое место, изучает исходные данные, изучает методы изменения системы и начинает развивать бизнес, основываясь на реальном спросе либо создавая его».

По мнению управляющего челябинским филиалом АКБ «Связь-Банк» Андрея Минченко, элита – это некий термин, излишне подчеркивающий социальное расслоение в обществе. «В данном контексте, – говорит Андрей Минченко – под элитой подразумеваются люди, в высокой степени реализовавшие свой талант и лидерский потенциал, при этом достигшие благодаря своему упорству и целеустремленности достаточно значимого положения и достатка. Я искренне уверен, что при должном стремлении и отсутствии лени любой человек имеет такие возможности».

«Если смотреть на происхождение самого слова, то элита – это «лучшие», «избранные», – рассуждает владелец ООО «АртОптика» Камиль Габбасов. – Без элиты не может полноценно существовать социум». А Дмитрий Довженко, тоже напомнив нам о том, что слово «элита» в переводе с французского означает «лучшее», заметил при этом, что когда-то аристократы придумали это слово для того, чтобы называть так самих себя. «А вообще, – говорит он, – к элите относится большое количество талантливых людей, тех, кто добился высокого социального статуса благодаря своим индивидуальным достоинствам, личным качествам, пассионарности и определенному стечению обстоятельств».

«Мне кажется, это слово «элита» пустили в тираж, – считает руководитель подразделения Группы ЧТПЗ по связям с органами государственной власти Илья Ананьев. – Если говорить о человеке, входящем в элиту, то это прежде всего профессионал, умеющий достигать той планки, которую сам себе задал. Если получается – все остальное приходит к тебе само, в том числе и с приставкой "элита"». А директор по туризму «Пегас-тура» Александр Юдович полагает, что элита – это «люди, которые не сидят на месте, не жалуются на трудности, а что-то постоянно делают», это «люди, которые меняют мир».

Управляющему челябинским филиалом ИнвестКапиталБанка Дмитрию Рейдману «близко мнение, согласно которому элиты нет и быть не может». «Если вы соберете трех человек, и один из них выделится в качестве лидера, он и будет элитой», – отметил он. А директор по коммерции и развитию ОАО «Макфа» Дмитрий Мешков на вопрос о том, что он вкладывает в понятие «элита», вообще ответил так: «Элита – это сорта пшеницы и порода лошадей».

Бизнес с нуля

Александр Коробченко: «Нас выручила работоспособность и уверенность в своих силах, я бы даже сказал, здоровая такая наглость»

Поделиться

Как-то известный в Челябинске педагог Иван Иоголевич (также вошедший в наш список) сказал о выпускниках 31-го физико-математического лицея, что в большинстве своем это люди успешные. Генеральный директор компании «Пегас-Тур» Александр Коробченко, определенно, из этого большинства. В конце 90-ых ради турбизнеса он оставил аспирантуру и работу на кафедре ЮУрГУ. Бизнес начинал с нуля. Сегодня «Пегас-Тур» занимает седьмое место в России по продаже авиабилетов и первое – в Уральском регионе. Его успехи в области технологий по продаже туристических услуг высоко оценила одна из крупнейших в мировом турбизнесе компания «Трэвелпорт», вручив челябинцам «Оскар» в области туризма. В пятерку крупнейших региональных компаний турбизнеса в России включило «Пегас-Тур» информационное агентство «Туринфо». Мы говорим с Александром Коробченко о том, как все это начиналось.

Вы окончили известный физико-математический лицей № 31 и поначалу выбрали предсказуемый путь: ЮУрГУ, аспирантура, работа на кафедре... Что произошло? Почему изменили физике и математике?

– Я бы не сказал, что изменил. В бизнесе математики очень много. Меня хорошо учили моделировать любую действительность, любой физический процесс или механическую систему. Для того, чтобы организовать бизнес-процессы и управлять ими, умение правильно смоделировать происходящее очень пригодилось. Первые несколько лет после ухода из университета я не то, чтобы жалел, но все время пытался анализировать – правильно ли поступил, что было бы, останься я в науке? Но потом это прошло. Просто бизнес захватывает всего человека. Он требует порой даже сверх твоих сил и возможностей.

С чего началось ваше вхождение в туристический бизнес?

– Я учился в аспирантуре, преподавал в вузе, но параллельно мы с моим товарищем Александром Юдовичем занимались организацией вечеринок в «Мартин-хаусе», «Багире». Все началось с прикола, который вырос в 2Sashas Entertainment group. И это было важно, потому что позволило заработать, пусть относительно небольшие, но деньги, которых хватило, чтобы реализовать свои желания. Главным из которых было – увидеть мир. Но таким, каким его не видят обычные туристы. Мы отправились по Европе совершенно самостоятельно, купив проездной на поезд. Ехали с востока на запад, останавливались в студенческих хостелах, что стоило очень дешево. Никто тогда так не делал. А когда вернулись, стали взахлеб рассказывать о том, как надо путешествовать.

Это стало началом «Пегас-Тур»?

– У нас не было тогда денег для создания собственной компании. Наши рассказы дошли до людей, у которых уже был свой туристический бизнес, идеи их заинтересовали. Нас хорошо знали, понимали, что мы не пустозвоны и если беремся за что-то, то делаем это неплохо. Поэтому предложили организовать проект в существующей туристической компании. Как это ни странно, хорошим толчком для создания собственного бизнеса послужил дефолт 1998 года, который на туриндустрии сказался намного сильнее, чем последний кризис.

Парадокс. Почему вас не испугали возможные риски?

(Смеется.) Мы их по молодости не очень боялись. Если бы мне пришлось делать это сейчас, то я все сделал бы по-другому. Но тогда нас выручила наша работоспособность и уверенность в своих силах. Я бы даже сказал, такая здоровая наглость. Мы не видели многих препятствий, потому что просто о них не знали. И это помогало не бояться. Знали бы больше, больше было бы и сомнений. В 1998 году из Екатеринбурга в Прагу начали летать самолеты, и уже через месяц на этом рейсе треть пассажиров была наша. Для новой компании обеспечивать треть трафика – это практически нереально.

Правильно сказать, что бизнес был начат с нуля? У вас ведь не было состоятельных родителей, покровителей, кредиторов?

– Никакой финансовой опоры. Только небольшие деньги, которые удалось скопить, работая в клубах. Мы ими рисковали, конечно. Но это были не такие деньги, чтобы их потеря стала крахом для нас. В бизнесе, который связан с информацией, с одной стороны, и с услугами, с другой, финансовые ресурсы не столь важны. Здесь важна сверхидея, которая выделяет компанию из ряда других.

Сверхидеей были молодежные туры?

– (Улыбается.) Которые мы предлагали не только молодым людям. Мы селили приличных людей в хостелы за семь долларов в сутки и предлагали им экскурсии, например, по ночным клубам. И им нравилось! Получались потрясающе недорогие туры, раза в полтора дешевле, чем те, что традиционно предлагались турфирмами. При этом они выбивались из привычного ряда, люди видели другую Европу, и им это было интересно.

На что потратили свой «первый миллион»?

– Все заработанные на первом своем проекте в туризме деньги мы в то же лето потратили на путешествия, потому что не строили в то время далеко идущих планов.

А первые деньги, заработанные в собственной компании?

– Способ их потратить не изменился. (Улыбается.) Продолжаю путешествовать. Конечно, они позволили уже не думать о крыше над головой и о бюджете вообще. Но мировоззрения моего деньги не изменили, я не стал нуворишем, который тратит их на черт-те что и с боку бант. Воспитание, наверное, такое. (Смеется.) Сами по себе деньги не являются для меня целью. Но у меня, конечно, теперь больше возможностей путешествовать, и я получаю от этого удовольствие.

Что дает бизнес кроме финансовой свободы?

– Бизнес – скорее, самовыражение, попытка доказать себе, что ты чего-то стоишь, попытка создать свой мир, в котором ты устанавливаешь правила. Это как семья. Когда человек один, ему трудно доказать самому cебе, что он чего-то стоит. Но когда появляется семья и он видит, что его интересы разделяют, видит, что что-то получается – совсем другая тема. То же самое компания. Это непередаваемый драйв, особенно, когда все получается.

Много примеров, когда люди начинают бизнес вдвоем, но заканчивается это «разводом». Как вам удается сохранять давний тандем с Александром Юдовичем?

– Нам, наверное, помогает то, что мы достаточно разные люди. И каждый по-своему полезен для бизнеса. Мы не делим чего-то одного, работы достаточно для двоих и каждому есть к чему приложить силы.

У вас равные доли в бизнесе?

– Да. Я руковожу организацией, технологией, механизмами управления, всей внутренней системой компании. А также увязкой технологий и направления развития бизнеса сегодня и в будущем. То есть я такой человек, который все раскладывает по нужным полочкам и понимает, по какому принципу эти шкафчики-полочки открывать и каким образом они должны располагаться по отношению друг к другу.

Люди, как правило, создают бизнес в одной сфере, но постепенно обрастают активами в иных направлениях.

– О нас тоже так можно сказать. Сегодня «Пегас-тур» уже не просто туроператор и турагентство. Достаточно давно освоили смежный бизнес – продажу авиабилетов. Но постепенно из продавцов превратились в системообразующую компанию – предлагаем нашим партнерам инструмент, который позволяет им продавать авиабилеты. Это, скорее, технологический бизнес, чем туристический или авиационный. Ко всему добавились программы молодежного обмена, образовательные программы – здесь мы тоже стали серьезным игроком на рынке. Сейчас начали реализацию новых проектов, например, online технологий. Новые технологии вообще оказывают огромное влияние на туристический бизнес, меняют его. Поэтому наша генеральная линия – именно технологии.

Приходится заботиться о безопасности своего бизнеса?

Проблема безопасности выходит на первое место тогда, когда приходится ввязываться в войну, расталкивать кого-то локтями. Мы неконфликтные люди, делаем свою работу и ни у кого не отбираем хлеб, никого не обманываем. И потом туристический бизнес – это не «поля нефтяные», из которых можно качать и качать. Турбизнес требует идей и постоянной кропотливой работы. Любой здравый человек понимает, что, отбирая такой бизнес, он отнимает лишь работу, которую придется делать самому.

Сложно было зайти на рынок Екатеринбурга?

– Парадокс, но мы на рынке Екатеринбурга были с самого начала, с 1999 года. Половина туров в Чехию продавалась в Екатеринбурге, потому что оттуда летали самолеты в Прагу. Поэтому не существовать на рынке Екатеринбурга было невозможно, и с самого начала мы смотрели на уральский рынок в целом: Магнитогорск, Тюмень, Пермь, горнозаводская зона. То есть все потенциальные клиенты, которые могут летать из Кольцово. Конечно, некоторые психологические препятствия были. Екатеринбургские компании по традиции могли покупать турпродукт либо в Москве, либо за границей, либо у своих коллег. Идея покупать что-то у челябинской компании для них тогда была нова. Но мы преодолели это в конце концов. Если ты делаешь интересный продукт, который конкурентен, то им обязательно воспользуются.

Возможна для бизнесмена формулировка: «устал от бизнеса»?

– Наверное, да, если бизнес остается неизменным. Изо дня в день одни и те же задачи. Но наш бизнес иной – он меняется постоянно. Раньше я продавал путевки туристам, организовывал связь с партнерами, считал прайсы, комбинировал туры, договаривался с компаниями... это одна тема. Потом потребовалось поставить учет, усовершенствовать технологии. Через несколько лет содержание работы изменилось совершенно. Надо все время думать, решать и действовать. Уставать не успеваешь.

Вы наверняка относите себя к числу людей, которые сделали себя сами?

– Да, но задирать нос – не вижу в этом смысла. Я знаю себе цену и понимаю: сделать то, что сделали мы, без внешней финансовой поддержки сложно. Многие люди, известные и богатые, сделали это с использованием серьезного финансирования или им здорово «свезло». И мне этого достаточно для чувства уверенности в себе.

В заключение хотим пригласить читателей к активной дискуссии: кто, по вашему мнению, мог бы войти в этот ТОП-100, у кого из «золотой сотни», составленной редакцией, больше шансов повысить уровень своей влиятельности в ближайшие годы. Ваша точка зрения очень важна для нас. Познакомиться с ТОП-100 самых перспективных молодых представителей бизнес-сообщества и политиков можно здесь.

Над проектом работали Сергей Крапивин, Полина Потапова, Светлана Симакова, Алла Скрипова, Александр Королев, Роман Грибанов, Мария Шраменко.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter