21 сентября понедельник
СЕЙЧАС +6°С

«Врут и выкручиваются»: мать и дочь умерли с разницей в несколько дней, оказавшись в одной больнице

Южноуральские медики списали всё на вирус, но у следователей другой взгляд на случившееся

Поделиться

Виктория (справа) и её мать Светлана умерли весной прошлого года

Виктория (справа) и её мать Светлана умерли весной прошлого года

В Чебаркуле при странных обстоятельствах с разницей в полторы недели из-за болезни умерли мать и дочь. Они обе попали в одну и ту же больницу, при этом, по словам их родственницы, у женщин были похожие симптомы. Больше полутора лет семья добивалась объективного расследования их гибели. В результате история вылилась в два уголовных дела о причинении медиками смерти по неосторожности. Подробности — в материале 74.RU.

Пенсионерка Людмила Коркина из Чебаркуля весной 2018 года за несколько дней лишилась сначала дочери, а потом и внучки. Самое страшное, что это произошло в семье медиков. Её 49-летняя дочь Светлана работала фельдшером в лаборатории миасской больницы. Сама Людмила тоже много лет проработала в больнице — той самой, куда попали её дочь и внучка.

Светлана на здоровье не жаловалась. Но в середине апреля 2018-го вдруг внезапно заболела — у женщины поднялась высокая температура под 40 градусов, появился кашель. По словам её матери, женщина вызвала врача, и участковый терапевт поставил ей диагноз «ОРВИ».

— С ОРВИ ей предложили госпитализацию в инфекционное отделение. Но Света сказала, что туда не поедет, мол, если это ОРВИ, то с таким же успехом она дома пролечится. А если бы врач сразу же заподозрила пневмонию, то дочь бы в терапию отправили и, может быть, иначе к ней отнеслись бы, — рассказывает Людмила Коркина.

По работе Вика разъезжала по стране и в день смерти мамы была в командировке

По работе Вика разъезжала по стране и в день смерти мамы была в командировке

Когда состояние Светланы ухудшилось, её экстренно доставили в областную больницу в Чебаркуле. Через несколько часов она умерла. В заключении о смерти написали, что у женщины была эмболия (закупорка одного из сосудов — Прим. ред.), а в выписке, по словам Людмилы, указали, что всему виной пневмония. Но женщина, которая и сама по профессии медик, уверена — дочь умерла из-за действий врачей.

— В больнице Свете одну капельницу прокапали — она порозовела на глазах. А когда хуже стало, врач сказал: «Ну что я, молодильными яблоками её накормлю?!» В заключении о смерти Светы написали, что на губах у неё выступила розовая пена. Уже позже мне пояснили, что врач, видимо, толком не умея интубировать (во время этого процесса в трахею устанавливают трубку, чтобы обеспечить проходимость дыхательных путей — Прим. ред.), вероятно, проткнул ей какие-то сосуды в лёгких. Но сейчас уже не докажешь ничего. В её истории болезни уже всё переписано, — продолжает рассказ мать женщины. — У меня есть выписка из её медицинской карты, сделанная сразу после её смерти. У Светы была ипотека. И когда она умерла, мне из банка позвонили и сказали быстренько собирать документы для страховой. И тогда мне дали ксерокопию истории болезни. Так вот эта выписка и то, что потом в больнице написали, — небо и земля.

24-летняя внучка женщины Виктория в момент смерти матери была в командировке в Адыгее. Девушка работала в команде стартапа сети «Красное&Белое» — ездила по регионам и помогала открывать новые торговые точки. В Чебаркуль Вика вернулась на третьи сутки после смерти матери, но в квартире, где они жили, из-за шока не появилась — остановилась у бабушки. 

После возвращения домой у девушки стремительно развилась тяжёлая пневмония

После возвращения домой у девушки стремительно развилась тяжёлая пневмония

Девушка очень тяжело переживала смерть мамы. На своей странице в соцсети 21 апреля 2018 года она написала послание, адресованное матери и отцу, который умер за шесть лет до этого: «Я вас очень сильно люблю. Покойтесь с миром. Только зачем вы меня одну оставили, я до сих пор понять не могу». Спустя неделю после публикации этой записи у Вики проявились те же симптомы, что и у её мамы.

— Врач поставила ей пневмонию под вопросом. Ни рентген [не назначила], ни в процедурный [не отправила] — ничего. Выписала ей два антибиотика одного ряда. И где-то в уголочке [в карточке] написала «от госпитализации отказалась». И то я подозреваю, что это было написано уже после того, как Вика умерла. Потому что я тогда в шоке была и отдала им карточку на руки. А там они уже написали, что хотели, — говорит Людмила Коркина. — Когда её привезли в нашу больницу, я начальника по медицинской части чуть не на коленях умоляла отправить внучку в Челябинск. Прямо сказала, что не доверяю, так как девять дней назад они погубили мою дочь. Я была готова всё оплатить: санавиацию, реанимобиль. Мне отказали. Они её положили в больницу. Пока первую ночь один врач был, она ещё разговаривала, в сознании была, а как пришёл другой, при котором моя дочь умерла, Вике стало плохо-плохо, и она впала в кому.

Бабушка Виктории рассказала, что добиться выделения реанимобиля для транспортировки в Челябинск помогли коллеги внучки.

— Я когда пришла домой, так ревела. А потом подумала — что же я реву, надо что-то делать — и позвонила ей на работу. Связалась с коллегой Вики, описала всю ситуацию. Она сказала, что всё решат. К ночи в больницу приехал реанимобиль, но Вика уже была в коме на аппарате искусственной вентиляции лёгких, — вспоминает Людмила Коркина. — В Челябинске коллеги постоянно ездили к ней в реанимацию. Её начальница специально посылала сотрудника контролировать, как её состояние, не нужны ли ей какие лекарства. Они предлагали в больнице: «Давайте мы пригласим специалиста из Москвы». А им отвечали: «Ничего не надо, мы сами справимся». Ну вот и справились. А сейчас в отчётах врачи пишут, что это они реанимобиль отправляли.

Следователи полагают, что к смерти девушки привели действия сотрудников больницы. Но чьи именно — предстоит разобраться экспертам

Следователи полагают, что к смерти девушки привели действия сотрудников больницы. Но чьи именно — предстоит разобраться экспертам

Викторию в крайне тяжёлом состоянии доставили в челябинскую областную больницу в ночь на 1 мая. Там она почти неделю пробыла в реанимации, но в сознание так и не пришла. 7 мая девушка умерла. Патологоанатом заключил, что смерть наступила из-за септического шока и пневмонии неуточнённой.

— В Фонде обязательного медстрахования провели оценку качества оказания помощи, но дефектов не нашли. Лишь то, что врачи прокололи Вике крупный сосуд бедренной артерии, когда ставили капельницу, и она потеряла четыре литра крови. В экспертизе написали, что было воспаление, где катетер ставился. А при поступлении в стационар ей писали «тяжёлая внебольничная двусторонняя пневмония» и всё упирали на то, что она заразилась от матери. Но Вика с мамой два с половиной месяца не виделись, — уточняет бабушка девушки. — Если бы начмед её сразу бы отправил в Челябинск, Вика была бы жива. Когда начмеда вызвали на допрос в Следственный комитет, он сказал, что вообще отношения никакого к этой истории не имеет. Но там были свидетели, медперсонал, полицейские, которые в этот момент привозили пациента в больницу. Из медперсонала только одна медсестра порядочная оказалась и сказала, что я действительно просила начмеда, чтобы Вику госпитализировали в Челябинск. Как они врут и выкручиваются!

Людмила Коркина добивается объективного расследования гибели дочери и внучки уже полтора года и не теряет надежды довести это дело до суда

Людмила Коркина добивается объективного расследования гибели дочери и внучки уже полтора года и не теряет надежды довести это дело до суда

По факту смерти 49-летней Светланы возбудили уголовное дело по части 2 статьи 109 «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Аналогичного дела о смерти 24-летней Виктории её бабушка добивалась больше полутора лет. За это время она обращалась в прокуратуру, Минздрав, Росздравнадзор и другие инстанции. Но практически везде ей отвечали, что дефектов оказания медпомощи её внучке не обнаружили.

На днях Следственный комитет всё же квалифицировал действия медиков при лечении Виктории по части 2 статьи 109 Уголовного кодекса. Но фигурантов в деле пока нет — должностное лицо областной больницы Чебаркуля, действия которого привели к смерти девушки, предстоит установить по результатам экспертизы.

— Родственница просила провести проверку по факту смерти дочери и внучки. Изначально мы возбудили уголовное дело по факту смерти дочери. В рамках него пытались провести экспертизу и внучки. Но сейчас материалы по факту смерти девушки выделили в отдельное производство. Судебно-медицинская экспертиза по ней будет проводиться в рамках этого уголовного дела, — прокомментировал 74.RU руководитель следственного отдела СК по Чебаркулю Виталий Александров. — Сейчас у нас расследуются два дела по части 2 статьи 109 Уголовного кодекса. По предварительным данным, девушка умерла от пневмонии. У её матери в заключении стоит другой диагноз.

По данным 74.RU, следователи сейчас формируют комиссию для проведения судмедэкспертизы. Вероятно, проводить её придётся в другом регионе, так как один из местных экспертов принимал непосредственное участие в лечении девушки.

А тем временем в суде рассматривают гражданский иск о компенсации в связи с причинением вреда жизни и здоровью Виктории. Ответчики по нему — две областные больницы в Челябинске и Чебаркуле, в которых лечили девушку перед смертью. Иск от имени её бабушки Людмилы Коркиной подала юрист, к которому женщина обратилась за помощью. Суд назначил в рамках процесса проведение экспертизы. Делать её будут в Екатеринбурге.

Знаете подробности этой истории? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7–93–23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК12
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ5
  • ГНЕВ28
  • ПЕЧАЛЬ82

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!