Как блондинка обивала пороги службы занятости

После неудавшейся попытки устроиться консультантом в страховую компанию гламурная блондинка Тонечка приуныла. Обаятельной и в общем-то неглупой девушке хотелось найти хорошее место с достойным заработком и необременительным...

Поделиться

Поделиться

После неудавшейся попытки устроиться консультантом в страховую компанию гламурная блондинка Тонечка приуныла. Обаятельной и в общем-то неглупой девушке хотелось найти хорошее место с достойным заработком и необременительным кругом обязанностей. Чтобы к вечеру под глазами не было синих кругов от усталости, днем находилась свободная минутка, чтобы посмотреть свежие фото друзей в «Одноклассниках», а на обеденном перерыве успевать в салон на маникюр. Разочаровавшись в сайтах, предлагавших «горячие вакансии» только в сомнительных конторах, Тоня обзвонила всех знакомых, однако подходящего предложения для «смышленой, коммуникабельной и привлекательной студентки старшего курса, умеющей обращаться с офисной техникой», в разгар кризиса так и не нашлось. «Офисный планктон» – так презрительно теперь называли сотрудников компаний с похожими характеристиками.

Признаться, до последнего времени Тоня была убеждена: служба занятости – удел сирых и убогих. А человека с позитивным жизненным настроем, широким кругом знакомств и хорошими рекомендациями с прошлого места ТО САМОЕ «предложение на миллион»: интересный проект, стабильный заработок, блестящие перспективы карьерного роста – само найдет. Но в связи с кризисом ожидание грозило затянуться на долгое время, и гламурная блондинка решила: чем черт не шутит, стоит рискнуть – в биографиях всех известных миллионеров, которые печатают в глянцевых журналах, всегда есть абзац о тяжелом труде и нищете в молодости: за кусок хлеба приходилось соглашаться на самую грязную работу. Итак, Тонечка решилась переступить порог службы занятости в надежде, что удастся найти приличное место, а если нет – то хотя бы знать, что она сделала все, что было в ее силах.

К крыльцу районной службы занятости Тонечка подкатила не по-пролетарски – на такси (по пути таксист исповедался Тонечке, что до недавнего времени был торговым представителем крупной компании, получал хорошую зарплату, купил в кредит «авто мечты» и в один миг оказался на улице. Теперь вот вынужден таксовать, чтобы расплатиться с банком). На крылечке стояли люди, тихо переговаривались, курили, время от времени с чувством сплевывали. Когда яркая блондинка выпорхнула из престижной иномарки, в светлом плащике и на провокационных шпильках, вялые разговоры пресеклись. До дверей Тоню провожали тяжелые взгляды.

В помещении блондинка осмотрелась. В коридоре уже собралось человек двадцать. Все в чем-то сером, бесформенном и с лицом, как будто умер дальний родственник: наследства не оставил, но приличия соблюсти нужно. Вдоль стен стояли стулья для ожидания, столы для заполнения анкет (образцы лежали тут же), очередь в окошко «приемной» двигалась быстро. По коридору из кабинета в кабинет переходили улыбчивые сотрудницы службы занятости с посудой в руках: то ли обедали вместе, то ли отмечали чей-то день рождения.

Оглядевшись, Тоня обратила внимание на телевизор, висевший на противоположной стене. На экране женщина неопределенного возраста рассказывала, что в службе занятости имеется штатный психолог, который подскажет, как вести себя на собеседовании, поможет оправиться от шока после потери работы. Блондинка подумала, что самое тяжелое в такой ситуации – это пустой кошелек. Интересно, как психолог может решить эту проблему? Под гипнозом внушить, что чувство голода – это замечательно, а новые сапоги к весне – необязательные затраты? Тонечке даже захотелось сходить на прием – наверное, это забавно.

Вдоль другой стены располагался стенд с информацией «Служба по контракту». Тонечка загрустила – неужели из-за отсутствия нормального заработка молодые перспективные ребята наденут кирзовые сапоги и откажутся от всех радостей жизни, а может, даже будут рисковать своей головой в далекой «горячей точке» на карте? Блондинка перевела взгляд на распечатку «Вакансии в других городах». Тонечку удивило, что в большинстве предлагаемых вакансий оговаривалось, что у соискателя должно быть не только профильное образование, но и опыт работы на аналогичной должности от пяти лет. «Скоро, наверное, появятся объявления: «Требуется ветеран труда не старше 35 лет», – подумала блондинка... Ситуация как-то неуловимо и быстро изменилась: еще пару лет назад найти хорошую работу не составляло проблемы, кадровые агентства перекупали «перспективных специалистов» за сумасшедшие деньги, а сегодня компании «оптимизируют штаты» и выбрасывают людей на улицу...

Тонечка заняла очередь к окошку справочной. Уставшая немолодая женщина рассказывала, что она пытается встать на учет уже третий месяц – все время не хватает то одной, то другой справки. Вторым в очереди был прилично одетый гражданин средних лет – просил срочно выдать справку о том, что стоит на учете по безработице. По его словам, срочность вызвана тем, что через неделю в банке назначено разбирательство о предоставлении отсрочки погашения ипотечного кредита.

«Мне и пособия-то не нужны, только справку выдайте! Ипотека, будь она неладна…Банк квартиру отберет.... А у меня дети…», – давил на жалость гражданин. «Нельзя на учет поставить прямо в день обращения – компьютер не даст», – убила надежду сотрудница центра занятости.

Тонечка чуть не прослезилась и, чтобы отвлечься, в сотый раз перечитала «Перечень документов для постановки на учет»: паспорт, трудовая книжка, справка о средней заработной плате, документы об образовании, страховое свидетельство, ИНН. «По истечении 10 дней с момента предоставления всех необходимых документов» безработному предписывалось вновь явиться в центр занятости и ознакомиться со свежими вакансиями. Если поиски успехом так и не увенчались, безработному полагалось ежемесячное пособие. Вот только если гражданин оказывается слишком разборчивым и дважды отказывается от предложенного места, он лишается и статуса безработного, и денежного пособия, размер которого в первые три месяца после увольнения составляет 75% от среднемесячной заработной платы на последнем рабочем месте, в следующие четыре месяца – 60%, а затем – только 45% привычного заработка. При этом установлены и верхняя и нижняя границы: от 977 до 5600 рублей с копейками.

У Тонечки защемило сердце, и она судорожно схватилась за деревянную стойку справочной, на которой ключом было выцарапано «КРИЗИС». Наконец, подошла и ее очередь: «Мне хотелось бы устроиться на работу. Я студентка, челябинской прописки нет, но учусь и живу здесь». «Встать на учет можно только по месту прописки», – разочаровала сотрудница центра занятости. «Но я не собираюсь возвращаться в родной город, я уже пять лет почти живу в Челябинске и уже три месяца пытаюсь найти работу», – настаивала Тонечка.

Блондинке предложили посмотреть вакансии на компьютере службы и заверили, что в базе только реальные предложения, обновляемые чуть ли не каждый день. У компьютера, похожего на терминал для оплаты сотовой связи, стояла растерянная женщина, которая уступила Тонечке в надежде понять, как пользоваться «банком вакансий». Интерфейс терминала до смешного прост – кнопки «вниз», «вверх», «возврат» и «подробнее». Тонечка быстро освоилась. Зашла в раздел «Служащие» и … ужаснулась. В графе «зарплата» были указаны странные цифры – 3 тыс. руб, 4,5 тыс. рублей. На общем фоне выделялись зарплаты в страховых компаниях – 7 тыс. рублей. Более высокий заработок предусматривался только в вакансии на заключение договоров аренды: требовалась девушка с приятной внешностью старше 32 лет. «Странно, с приятной внешностью и старше 32 лет, – подумала Тонечка. – Какое-то скрытое противоречие». Карьера страхового агента не привлекала: 7 тыс. рублей – это, конечно, не оклад, а некий процент от возможных продаж. «Многие ли готовы в кризис потратиться на страховку?» – резонно задумалась блондинка. Тонечке хотелось определенности. Стабильного заработка.

Напоследок заглянула в раздел «Общественные работы» – там предлагалось множество вакансий, но, опять же, с ничтожно низкой зарплатой. К примеру, требовались курьер (зарплата – 2 тыс. рублей); диспетчер (4,5 тыс. рублей); кассир (5 тыс. рублей), помощник воспитателя (4,3 тыс. рублей). Как оказалось, острее всего в кризисное время чувствуется нехватка воспитателей в детских садах: в терминале предлагалось 15 вакансий, и бухгалтеров – требовалось 7 специалистов. Тонечка опечалилась: для педагогической стези талант нужен и призвание, а бухгалтером гламурной блондинке по складу ума не бывать. У Тонечки остался еще запал и амбиции, так что подметать улицы за 2300 рублей в месяц гламурной блондинке не хотелось.

Тонечка смотрела вакансию за вакансией и мотала головой: «Какой кошмар, неужели люди готовы работать от зари до зари за такие деньги? Почему же на сайтах в Интернете в подобных вакансиях предлагается 10-20 тысяч рублей в месяц?». У банка вакансий между тем уже образовалась небольшая очередь, и блондинка уступила место у экрана: вдруг им повезет, и они найдут работу.

Кстати, для зарегистрированных безработных служба занятости организовывает курсы профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации. Направление обучения – востребованные профессии: учитель, слесарь, газосварщик, врач, электросварщик, резчик металла, станочник, формовщик, прессовщик, штамповщик, водитель, сотрудник правоохранительных органов, машинист транспортных средств, плотник, столяр, маляр, асфальтобетонщик, дорожный рабочий и прочие. Блондинка даже представить себя не могла за рулем троллейбуса или за токарным станком.

Вспомнилось почему-то из глубокого детства: «На заводе хорошо, а в трамвае – лучше, я б кондуктором пошел, пусть меня научат». Пока Тоня в задумчивости стояла, не зная, куда податься, снова невольно услышала душещипательную историю безработного: «На заводе платили голый оклад, без надбавок и премий – мол, и так вкалывать будете, податься-то некуда. Написал по глупости заявление по собственному желанию и вот оказался на улице», – громко делился наболевшим мужчина в очереди.

Тоня вспомнила двоюродную сестру, которая нашла «противоядие» от произвола работодателей – быть в вечном декрете: собирается второго ребенка заводить пока в отпуске по уходу за первенцем сидит – благо, российское законодательство матерей защищает. Временное затишье нарушил молодой парень: он раздраженно объяснял в телефонную трубку, что опаздывает на встречу, потому что снова заполняет анкету в службе занятости, так как прошлая потерялась. «Не потеряли! Она в архиве», – высунулась из окошка работница службы. «Потеряли, потеряли»! – кричал парень уже не в телефон.

Тонечка решила, что ей больше нечего здесь искать и, прихватив со стойки пару брошюр, вышла на свежий воздух. Только на улице блондинка поняла, что это вовсе не издание типа «Куда пойти работать?», а агитационная листовка Свидетелей Иеговы...

Фото: Коллаж Фариды НИЯЗОВОЙ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter