Все новости
Все новости

Анатолий Гостев, директор лицея №11: «В старшем классе должна быть такая программа, чтобы у ребенка из ушей пар шел»

Поделиться

Анатолий Германович, вы же не коренной челябинец?

– Получилось так, что наша семья была эвакуирована во время Великой Отечественной войны из Калининграда на Урал, и мое детство прошло в Златоусте. Интересно, хотя в паспорте значится, что место моего рождения Златоуст, на самом деле это произошло в поезде, на подходах к Златоусту. Помню, что мы жили в частном двухэтажном доме, детство было тревожное, интересное. С раннего детства я был самостоятельным, потому что мама тяжело заболела, когда я был маленький. С пяти лет за мной была уборка всего нашего большого дома, где помимо нас жилье снимала еще одна семья. В шесть лет я остался без мамы. Потом в доме появилась женщина со своими детьми, в семье стало еще больше народу. Огород тоже был за мной, коль я был мальчиком, на мне был привоз воды в дом, приготовление обеда. Но я не считаю, что это плохо, я многому научился. Например, в настоящее время дочь и внук всегда ждут, когда я им приготовлю что-то вкусненькое…

А школьные годы были какие?

– Начальная школа была деревянная, с печным отоплением. И вот до сих пор у меня в памяти – когда я приходил, эти дрова в печке трещали, было так тепло в классных комнатах. Учился я нормально. Мою первую учительницу Евгению Ивановну я не забуду: она дарила мне душевное тепло, постоянно угощала меня то пирожком, то конфетками, всегда гладила по голове. Я очень хотел быть на нее похожим. Мне вообще везло с учителями. Когда я перешел из начальной школы и заканчивал школу №9, отношение ко мне со стороны учителей было какое-то особое, я это чувствовал. Я не обращался к ним с просьбами и не просил себе поблажек, но каждая пыталась в чем-то помочь, каждая была готова остаться и дополнительно позаниматься. Вот это добро от учителей, их тепло я чувствовал всю школьную жизнь. И поэтому я окончательно решил стать педагогом. Поехал в 1960 году поступать в ЧГПИ, сдал экзамены, но по русскому языку получил тройку. Меня приняли, но без стипендии. Жить было не на что, я вернулся обратно в Златоуст, где с этими же оценками поступил в местное педагогическое училище, мне дали комнату в общежитии.

Но вы все-таки стали студентом ЧГПИ?

– Да, в училище было такое положение, что те, кто успешно учится и выходит на диплом с отличием, могли поступить в ЧГПИ. Из пединститута приезжала комиссия, и на месте они принимали вступительные экзамены у желающих учиться на заочном отделении. Они приехали, я сдал экзамены, стал их студентом. В первый год заочного обучения в ЧГПИ на физмате я начал работать учителем начальных классов в Златоусте в школе №15. Помню, весь коллектив бегал и смотрел на меня, ведь чтобы молодой человек был учителем начальных классов… это так необычно.

А вы помните свой самый первый урок?

– Да, этот урок из памяти у меня не уйдет. На первом году работы в качестве учителя начальных классов мы с первоклассниками знакомились с буквой «я» . На уроке у меня сидела завуч. В букваре на букву «я» ребята читали слова по слогам. И вот было там слово «кипяток». Как сейчас помню, Алешка читает «ки-пя-ток». Прочитав по слогам, надо было сказать слово целиком. И он говорит: «Горячая вода». Я снова задаю вопрос: «Леш, ну-ка еще раз прочитай». Он твердит «горячая вода», и все. А завуч сидит, смотрит, как я методически веду урок. Ну, это было такое состояние, у меня была спина мокрая, я не знал, как из этой ситуации вырулить. Но потом все-таки ребята ему помогли.

А затем, так получилось, я проработал три месяца и меня забрали в армию. Служить пришлось в Калининграде в ракетных войсках. Но служба была недолгой: сказались быт и жизнь в общежитии, в общем, меня комиссовали с язвой желудка. И я вернулся в Златоуст в апреле месяце. Штанов нет, рубахи нет. Я снял только погоны и в этой форме пришел на работу в свой класс. И вы не представляете, сколько народу снова бегало на меня смотреть! Заканчивая учебный год, я подумал: где-то надо заработать, чтобы одеться на первое сентября. И, кроме этого, чтобы еще где-то покушать. И тут меня пригласили работать старшим пионерским вожатым в лагерь «Черная речка» мощного завода имени Ленина. Я был сыт, скопил деньжат.

А как вы попали в Челябинск?

– Судьба знаете что мне подарила? Тогда у студентов пединститута была обязательная летняя практика в загородных пионерских лагерях. И приехала в «Черную речку» Людмила Скобликова, сестра прославленной нашей спортсменки. Людмила училась на филфаке. У них же семья из Златоуста. Помню, как она удивилась, что я работаю без выходных, и спросила, почему я не переезжаю в Челябинск? А я говорю: куда я приеду в Челябинск? Мне где чемодан-то поставить? И она мне помогла. Я познакомился с Лидией Скобликовой, она мировая звезда, и она мне помогла устроиться лаборантом в пединститут к Николаю Андреевичу Томину, он был тогда завкафедрой трудового обучения. Я нашел комнату рядом с пединститутом. Но ставка у лаборанта была маленькая, поэтому я проработал недолго и ушел в школу №40 старшим вожатым. Потом в одном классе я стал классным руководителем, вел математику… Проработал год, и школу №40 решили сделать восьмилеткой. И как раз открывается новостройка – школа №80. И директора нашего Дмитрия Данилевича назначают ее директором. При этом ему разрешили из школы №40 позвать с собой несколько человек. Он позвал меня, поэтому я перешел в школу №80 учителем математики. А тот класс, в котором я был классным руководителем, решил перейти вслед за мной в новую школу, хотя их прежняя находится в конце улицы Доватора! И весь класс перешел в новую школу, и я их выпустил из 11 класса. Сейчас мои бывшие выпускники, конечно, взрослые люди и моя гордость. Они все прекрасно определились в жизни, многие получили хорошее образование. Есть среди них ученые, доктора технических наук. А вообще-то это у меня был единственный выпуск как у классного руководителя.

Как потом складывалась ваша карьера?

– Я шесть лет проработал математиком в школе №80. А потом заведующий районо Советского района Александр Аменд предложил мне работу заместителя директора в школе №56, тоже новостройке. Помню, как я целиком отдавался работе, которую люблю и которой дорожу.

А что входило в ваши обязанности?

– Я контролировал работу учителей, учебный процесс, вплоть до организации питания и прихода учащихся. То есть спектр такой большой. Через полгода Аменд опять приглашает меня работать директором школы №43, это в поселке Маяковского. Я, конечно, переживал, когда пришел в 43-ю школу, потому что она была очень слабая в плане учебного процесса. Потом школа очень преобразилась, все привели в порядок, ребята оделись нормально, стали даже ходить со второй обувью. Мои уроки всегда были открытыми – заходите-приходите! Еще во время работы в школе №43 мне присвоили звание «отличник образования».

А как вы стали заведующим районо Советского района?

– Через семь лет в один прекрасный день председатель исполкома Советского района и секретарь райкома партии пригласили меня на беседу. Я переживал, думал, что я не так сделал или, может, жалобы какие на меня поступили? А они мне предложили работать заведующим отделом народного образования в Советском районе. Мне, конечно, это было приятно, но коллектив школы №43 очень переживал.

Как вам работалось на новой должности?

– Работая в системе районо, я сделал для себя вывод, что есть проблемы в управлении районной системы образования. Тогда я поступил в аспирантуру в ЧГПИ на кафедру управления к Юрию Конаржевскому. И сочетал науку с практикой. Помню, что тема моей диссертации звучала так: «Педагогический анализ как фактор совершенствования управления районной системой образования». Что касается работы, по долгу службы я был во всяких комиссиях, связанных с детьми: комиссия по делам несовершеннолетних, межведомственная комиссия... Мы готовили документы в отдел опеки на лишение родительских прав или на усыновление. То есть я насмотрелся столько всего, что мне иногда было жутко. Когда, например, на комиссии по делам несовершеннолетних «разбирали» какую-то семью и наказывали мальчика или девочку. Я всегда думал: ну что их наказывать? Надо создать им условия. Ведь каждый ребенок интересен по-своему! Я анализировал и пытался понять, почему эти дети оказываются на таких вот комиссиях? И понял, что в школах появляются неправильные поведенческие действия со стороны ребят, когда кто-то грубит, а кто-то срывает урок, из-за неправильного подхода. В то время наши учителя строили всех в один ряд и требовали у всех одного и того же. А дети взрослеют и хотят выделяться, особенно среди своих сверстников. Если учитель не дает ребенку положительную характеристику по академическим предметам, он себя заявляет в другом, в негативном! И вот это заявление порождает разные поведенческие неправильные действия со стороны учеников. Мне хочется, чтобы каждый ребенок был индивидуален, имел успех, пусть даже в физической культуре, но надо дать шанс каждому показать свое «я» через особый вид деятельности. С этой мыслью в 1989 году я и пришел в школу №11.

Можно поподробнее об этом?

– Я пришел сюда директором, попал под выборы, стал рассказывать свою программу, и коллектив меня выбирал. Три года существовала система выборов: я должен был прийти в коллектив, рассказать свою программу; другой приходил, тоже рассказывал программу, потом было голосование. Мое видение было такое: создать в школе условия, чтобы каждый ребенок имел возможность реализовать себя в любом виде деятельности – учебном, прикладном, художественно-эстетическом, спортивном… Где-то год мы работали как общеобразовательная школа, и этот год я набирал материалы на эксперимент. В конечном счете эксперимент должен был завершиться и принести нам статус лицея. Опыт прошел удачно. Помню, я все время тогда проводил здесь, в школе.

Как отнеслись к такому трудовому подвигу ваши близкие?

– Я очень благодарен своей семье за поддержку, потому что в то время меня можно было только терпеть… Даже когда у дочери, она, кстати, учительница начальных классов в нашем же лицее, брали интервью, она честно сказала: «Папу я не видела. Он приходил ночевать – я уже спала. А просыпалась утром – он уже ушел».

Потом, когда эксперимент получил успешное развитие, я его описал и на базе этого достаточно богатого материала защитил докторскую диссертацию.

Анатолий Германович, какой предмет вам бы хотелось сегодня ввести в школьную программу?

– Культуру общения. Именно этого не хватает нынешним школьникам. Через академические предметы – литературу, историю – учителя, конечно, пытаются дать это, но на сегодняшний день ученик очень повзрослел. Я замечаю, что, когда приходят дети на первый год обучения, это дети на порядок выше по развитию по сравнению даже с прошлым годом. Такая тенденция год от года просматривается четко. Поэтому в познании академических дисциплин они достаточно успешны. В школе они полдня пребывают, потом их родители встречают-увозят, и они сидят дома или на даче, ведь сейчас во дворах дети не играют. Настало такое время, когда дети рвутся в школу, им хочется сюда, ведь основной круг общения оказывается у детей здесь.

Про запись в ваш лицей по городу ходят целые легенды. Развейте мифы.

– Вы знаете, есть Закон об образовании, который мы должны исполнять. А в Законе об образовании сказано, что классы наполняются по мере подачи заявлений.

Получается, кто первый, тот и успел?

– Да.

А приоритет кому отдается?

– Это незаконно. Сейчас есть всякие услуги платные, например, открытые подготовительные дошкольные курсы. И дети на сегодняшний день в школу приходят в основной массе уже читающие, считающие. У нас два условия обучения в начальных классах. Есть дети, которые принимаются в первый класс и обучаются четыре года, так как перешла вся Россия на четырехлетнее начальное образование. А есть дети, которые читают-считают, и когда они приходят, мы рекомендуем их на программу «один три». То есть мы их принимаем во второй класс. Нам говорят, мол, вы это незаконно делаете. А в Законе об образовании есть строчка про семейное обучение. И представьте, семья занималась ребенком. То есть мама и папа или дома, или куда-то, ходили-водили: они дали ему образование, научили читать, писать, считать, почти рука поставленная. Так оформляйте этих детей во второй класс сразу.

Признаться, я впервые слышу про такое.

– Знаете, мне было страшно стыдно, когда семь лет тому назад ввели такое обязательное четырехгодичное обучение. И мы приняли по нему детей. И ребятишки читающие-считающие, они в сентябре были лучше, чем в конце года. Мы их практически потеряли, можно сказать.

Почему?

– На первом году им было нечего делать. Начинается программа с букваря, а они буквы знают. И первый год они ничего не делали, не учились, просто ходили в школу. Ведь когда ребенок развивается? Тогда, когда ему постоянно необходимо поднимать планку, тогда ему некогда будет ни ручку ронять, ни в носу ковырять на уроках. Он будет постоянно получать нагрузку. Вот тогда он будет заниматься и развивать себя. Вы, наверное, слышали, говорят, что в лицее №11 тяжело учиться. Ну, как тяжело? Мы просто пытаемся сделать так, чтобы ребенку некогда было. Есть перемена, где он может отдохнуть, сменив вид деятельности. А в старших классах должна быть такая программа, чтобы у ребенка из ушей пар шел.

Какие ученики вам запоминаются больше – двоечники или отличники?

– Вы знаете, мне запоминаются больше ребята, которые проявляют себя в общественной работе, в любом виде деятельности, который приносит успех ему и, конечно, лицею.

Можете назвать лучших выпускников лицея №11?

– Вычленить вот так мне достаточно трудно. Мы, конечно, следим за судьбой наших ребят. На сегодняшний день 47 наших выпускников стали на стезю науки – получили ученые степени, стали кандидатами наук, все удачно состоялись как специалисты в технической, научной, предпринимательской, медицинской деятельности. В этом году уже восемь наших выпускников привели своих детей в первый класс. Это очень приятно. Одна из наших выпускниц даже двух мальчиков-двойняшек привела. И то, что выпускники доверили нам своих детей – это говорит о многом, это признание, они сами оценили то, что получили.

Анатолий Германович, а вам когда-нибудь срывали урок?

– Как-то стыдно, но я не припомню. Почему? Если проблема на уроке появлялась, я всегда из нее через игру выходил. Вот подтверждение этого. С января этого года приказом министра Российского образования я назначен председателем докторского совета по защите и по проблемам педагогики и психологии в ЮУрГУ. Недавно было первое заседание, и на нем защищалась старший преподаватель этого университета. На выступление отводилось примерно 10 минут по регламенту. Она время перебрала. Я представляю, как себя чувствует человек, когда ему говорят «ваше время истекло» или «у вас осталось две минуты». Я пошел по другому пути: когда закончилось выступление, я сказал: «Надежда Ивановна, вы время перебрали. Давайте теперь договоримся, что это время вы сократите в ответах на вопросы». И все, обстановка разряжена.

Знаю, что вы участвовали в VIP-дефиле на фестивале моды «Платье города-2008». Но оно-то как пересекается с педагогикой?

– Оно пересекается. Я себе не позволю никогда прийти в джинсах. Джемпер, пиджак обязательны. Вы посмотрите, какие красивые у нас ребята ходят! Это культура. Что в начальной школе, что в среднем звене, что в старшем. Все гости нашего лицея отмечают уровень культуры ребят. Так вот, когда имидж-клуб «Светлана» меня пригласил участвовать в дефиле, я, конечно, удивился и поинтересовался, почему. Оказалось, что «виноваты» мои бывшие выпускники. В неформальном кругу общения они сказали, что всегда ориентировались на то, как одевается их директор Анатолий Германович. Представляете? Бывает, что ребята-старшеклассники спрашивают, где я покупал такой красивый галстук. Или подходит старшеклассник и говорит: «Папа не умеет завязывать галстук, не носит, мама не знает, как это делать, научите, как завязать галстук!». Ну разве это плохо?

За время своей деятельности вам приходилось решать самые разные вопросы. С какими просьбами к вам приходят сегодня как к директору?

– У нас 5–8 классы по графику вынуждены ходить на занятия с 11:30, я понимаю, как тяжело родителям. А это связано с тем, что для начальной школы у нас один спортивный зал, а для 5–11 классов – другой. Столько часов, что мы через один зал не проходим, а хотелось бы, чтобы все учились только с восьми часов утра. И вот нестандартное решение: мы сейчас готовим к новому учебному году очень интересный гимнастический зал, пуск которого позволит разгрузить спортзал и нормально провести все уроки. В этом гимнастическом зале будет круглогодичная 50-метровая беговая дорожка для детей, гимнастические стенки, на 25 метров пневматика, стрельбище. На мой взгляд, такого уровня гимнастических залов в школах города нет. А мы его сделаем, сейчас идут отделочные работы. В итоге у нас будет такой комплекс: спортивный зал, в прошлом году мы запустили тренажерный зал, сейчас запускаем гимнастический. Пользуясь вот этими площадями, мы сможем там, где необходимо, ставить в расписание два урока физкультуры, то есть два класса сразу. Также с июля мы начнем строительство большого спортивного комплекса на улице на территории лицея. Площадка большая, в одном месте она будет крытая, чтобы ребята там переодевались, прежде чем выйти играть в хоккей или футбол. То есть это очень интересный спортивный комплекс.

Анатолий Германович, у вас есть медаль Ушинского. Вы солидарны с Константином Дмитриевичем, что надо делать упор на воспитательное обучение?

– Мною написано два методических пособия по воспитательной работе, несколько статей в местных журналах. Я освещаю этот аспект, выступая на конференциях. И в свое время ученый совет УралГУФКа посчитал, что за наработанные материалы я достоин награждения.

Вам эта медаль очень дорога? Или у вас есть более ценные награды?

– Конечно, душу греет каждое поощрение. Мне также приятно, что я нахожусь в энциклопедии «Лучшие люди России».

Как вы любите отдыхать?

– По большому счету, свободного времени у меня не остается. Даже жена перестала на меня обижаться, что я не помогаю ей в саду. Вот в субботу до трех дня я еще работаю, а вечером у нас совместная уборка квартиры. В воскресенье во второй половине дня я снова на занятиях. Иногда внук попросит: дедушка, сделай блины, они у тебя очень вкусные. Ну как ребенку откажешь? Бывает время, когда хочется своим близким что-то приготовить. У нас семья-то маленькая – дочь, внук, жена, я да любимая теща.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter