Все новости
Все новости

Александр Борок, главный режиссер Челябинского областного театра кукол: «Я все детство играл в куклы»

ds

Поделиться

Поделиться

Все, кто знаком с Александром Владимировичем Бороком, главным режиссером Челябинского областного театра кукол имени Вольховского, относятся к нему с глубокой симпатией и уважением. «Он замечательный человек и прекрасный режиссер!» – отзывается о нем главный администратор театра Александра Осипова (работающая тут уже более 20 лет). А как же может быть не замечательным человек, создающий сказку?

– Александр Владимирович, как вы выбрали такую необычную профессию – актера кукольного театра?

– Так получилось, что я все детство проиграл в куклы. (Улыбается.) И это были куклы, которых мы с друзьями мастерили сами. Мы им вырезали одежку, выковывали из алюминиевой проволоки различное оружие. Нас было четверо. И у каждого – свое государство, где жили президенты, спортсмены, существовали театры. И этим мы занимались до десятого класса! Жил я тогда в Омске. Вообще, я собирался поступать на кинорежиссера во ВГИК. Но прежде решил приобрести жизненный опыт и поработать. А так как у меня очень плохое зрение, то получилось, что меня никуда не взяли, кроме одного места: театра кукол, где я стал работать монтировщиком сцены. Именно там понял, по какому пути идти, и поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии.

– А в Челябинске как оказались?

– В Челябинск приехал целенаправленно в 1984 году, когда кукольным театром еще руководил Валерий Вольховский. В то время в Советском Союзе, по нашему мнению, мнению студентов театрального института, работало три выдающихся режиссера, одним из которых как раз был Вольховский. У меня была возможность остаться в Питере, но я поехал за большим искусством сюда, в Челябинск.

– Кого можете назвать своим учителем, наставником?

– Одного человека сложно назвать. Я учился у всех по чуть-чуть. У всех режиссеров, что приезжали в театр и ставили спектакли. Конечно, прежде всего, у Валерия Вольховского – человека, с которым я больше всего работал. Еще у Рейна Агура, Михаила Хусита. Заочно – у Виктора Шраймана, с которым я лично не работал, но наблюдал его спектакли. А это тоже очень много значит!

Что воздействует на вас как на человека творческого?

– На меня воздействует очень многое в этом мире, все его многообразие! Очень на меня влияет киноискусство, потому что я любил и до сих пор люблю кино. Оперное и балетное искусство, современная хореография… Изобразительное искусство, естественно. И, конечно же, музыка. Мне все интересно!

– Помните свой актерский дебют?

– Конечно! Как только я приехал в Челябинск, тут началась подготовка спектакля «Аистенок и Пугало». Это и был мой первый спектакль!

– И кого играли?

– Пугало. (Смеется.) Кстати, этот спектакль идет здесь до сих пор. В этом году ему исполнится уже 25 лет!

– Какие куклы для вас интересны? Трудно ли управлять куклой?

Поделиться

– Для меня, чем сложнее кукла, тем она и интереснее. Куклу надо осваивать. Такого, что взял куклу – и она сразу «пошла», не бывает. У меня был такой момент в жизни… когда я в спектакле «Мертвые души» Гоголя играл второстепенные, вводные роли. Мне досталась кукла-марионетка «Петух» у Коробочки. Вот с этой куклой я очень долго бился! Голова болталась отдельно от ног, необходимо было добиться специфичной такой «петушиной» походки. (Изображает руками.) Я очень долго с ней работал и, в конце концов, добился результата!

– В куклах как-то проявляется личность актера?

 

– Как говорят, собака похожа на своих хозяев… Так и в театре: куклы очень часто похожи на своих актеров, либо актеры становятся похожими на персонажей. Но это только в спектаклях! Потому что героев очень много и не может актер быть похожим на кого-то одного. В театре, кстати, можно сделать куклу, которая будет один в один похожа на человека, но это совсем не значит, что у них совпадут характеры!

 «Главное – сделать первый шаг»

– Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать хороший актер и хороший режиссер?

Основные качества для хорошего актера – гибкость и умение понимать режиссера. А для режиссера, в свою очередь, очень важно понимать актера. То есть, не ломать его, не тянуть на свою сторону, а отталкиваясь от него, от его возможностей, создавать с ним вместе образ, который должен быть в спектакле. Самое главное – это понимание, но не в банальном смысле… Нужно, чтобы актер понимал, что от него хочет режиссер, а режиссер понимал, что может сделать конкретный актер.

– Какое место занимает профессия в вашей жизни?

– Как и у многих творческих людей, у меня нет разделения на быт и на театр. Режиссерская работа, она круглосуточная. Как и актерская тоже. Когда я прихожу домой, в голове все равно вертятся какие-то задумки… Музыку слушаю такую, которая может пригодиться в спектакле. Книги читаю те, которые могут пригодиться в постановках. Все вокруг работает на дальнейшее создание чего-то. Я очень не люблю повторяться и делать одинаковые спектакли. И поэтому стараюсь, чтобы каждый новый спектакль отличался от предыдущего.

– У вас есть свой любимый спектакль?

Поделиться

– У меня нет такого, чтобы я что-то любил, а что-то нет. Я очень тепло, хорошо отношусь ко всему что сделал. Ведь с каждым творением связан какой-то период жизни, работа с конкретными людьми… И чаще всего это приятные воспоминания. Другое дело, что есть спектакли, которые кем-то отмечены, и есть те, которые остались в тени - они разделяются по известности. Но от этого мое отношение к ним не меняется.

С какими сложностями приходится сталкиваться в жизни? Как вы с ними справляетесь?

– Сложности разные бывают: и бытовые, и творческие. К примеру, бывает, что не придумывается спектакль. Не получается, не происходит… «что-то такое» не приходит. (Улыбается.) Тогда приходится заставлять себя этим заниматься, заставлять думать и тогда, чаще всего, достойно выходишь из положения. Когда первый шаг сделан, материал начинает работать уже на тебя, и даже подбрасывает какие-то идеи.

– Правда ли, что, работая некоторое время в кукольном театре Екатеринбурга, вы участвовали в голодовке, отстаивая свою позицию? Чем дело кончилось?

– Там был случай… очень редкий в моей жизни. В театре появился директор, который устраивал меня, труппу, абсолютно всех! И этого директора без объяснения причин уволили. Поэтому поводу мы и возмущались. Закончилось все нашим полным фиаско. А женщина, которую назначили новым директором, оказалась отличным руководителем. Так что зря голодали… Хотя хорошим директором она, возможно, и стала благодаря тому, что был организован такой прием!

«Смех помогает мне в работе»

– Считается, что кукольный театр – это для детей. Но есть же и спектакли для взрослых.

– Это советская власть придумала, что театр кукол только для детей. На самом деле театр кукол всегда был для взрослых. Даже, к примеру, в театре Образцова шли спектакли для взрослых. И в Челябинск я приехал именно потому, что здесь ставились такие спектакли. Я очень люблю спектакли для взрослых, в моем багаже их очень много! Режиссера и судят, в основном, по взрослым спектаклям.

– В Челябинске в свое время вы с Сергеем Плотовым создали так называемый «Черный театр»… Почему такое название?

– Да, он просуществовал десять лет. Когда ушел из театра Валерий Вольховский, репертуар стал беднеть, взрослые спектакли исчезали. А нам, с моим коллегой Сергеем Плотовым, этого не хватало. И мы решили поставить четыре спектакля. «Черный театр», «черный кабинет» – это терминология театра кукол. К тому же нам казалось, что такое название заинтересует, привлечет зрителя. Конечно, мы никакого отношения не имели ни к черному юмору, ни к «чернухе». Но юмора там была масса! Кстати, смех и сейчас очень помогает мне в работе!

– Вы оптимист?

– Наверное, да! Существует много разных определений типа: «Пессимист – это хорошо информированный оптимист» и так далее. Но я все-таки веселый человек. Конечно, не скрою, что иногда подвержен депрессиям. Но, как мне кажется, у меня получается с этим справляться.

– Что вы цените в людях?

Поделиться

– Честность. Главное, чтобы человек был честным. Отношения людей строятся на взаимности. Нужно честно и хорошо относиться к окружающим – тогда и они ответят тем же.«Создаю спектакли для маленького Саши Борока»

– Как вы считаете, отличаются ли сегодняшние дети от предшествующего поколения?

– Не вижу разницы. Какими они детьми были, такими и остались: чуткими, нежными, добрыми.

– Учат ли их чему-нибудь кукольные спектакли?

– Раньше говорили, что спектакли должны чему-то учить… Я, честно говоря, не знаю, учат они или не учат, но какие-то добрые истории они должны рассказывать. Театр – это прежде всего добро и волшебство для ребенка. Он, конечно же, верит, что куклы живые. И мы не должны разрушать эту сказку.

– Что вас радует в жизни?

– Меня радуют люди прежде всего! Отношение людей ко мне. Вещи – это краткосрочные радости. А самые настоящие – это люди и их поступки. Еще радует искусство: музыка, например. И – все живое, что есть на Земле! Животные вызывают очень радостные эмоции.

– А дети у вас есть?

– Да, дочь Василиса. Она меня очень сильно радует! (Улыбается.) Я счастлив, что у меня есть такая замечательная дочка! Это мое главное достижение.

– Она пошла по вашим стопам?

Поделиться

– Собирается. Будет поступать в театральный институт. Но я бы не хотел, чтобы она конкретно пошла в театр кукол. Можно взять другое направление.

– Передаете ли вы кому-то свое мастерство?

– В данный момент нет. Но у меня была такая практика. Я когда-то работал в детской театральной школе, которая находилась в театре ЧТЗ. И там занимался с ребятами актерским мастерством. Сейчас многие из них уже закончили театральные институты. Я их всех помню и очень люблю. Такие все необыкновенные! Так получилось, что одному из них – Володе Рудневу – я, будучи уже в Екатеринбурге председателем экзаменационной комиссии, вручал диплом о высшем образовании. Вот так интересно получилось.

– Что вам помогает создавать спектакли для детей? Представляете ли себя на месте маленьких зрителей?

– Вспоминаю себя маленького и то, что в детстве меня интересовало. По этому материалу я создал уже много спектаклей, и он не заканчивается, к счастью. Спектакли я делаю для себя маленького, того мальчика – Саши Борока. Например, свой последний спектакль я создал по повести Успенского «Гарантийные человечки». Эта повесть мне страшно нравилась в детстве. Я всегда мечтал поставить ее в театре. И вот, мечта осуществлена!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter