Роман Грачев, журналист, писатель: «Раньше друзьям дарили книжку, сейчас – электронную ссылку»

Этот человек в отличие от некоторых стучит по утрам. Стучит практически каждый день. Стучит удачно, даже, скажем так, очень талантливо. Раз, два, три… несколько ударов по клавишам, и пошло поехало – возникают конфликты и проблемы, неожиданные повороты, стремительно меняются человеческие судьбы… Роман Грачев – журналист, писатель, автор доброго десятка книжек, изданных на бумаге и выставленных в Интернете. Принято считать, что журналистика – это ремесло, а литературное творчество – это судьба. Так о чем же мы будем говорить? Пожалуй, о ремесле писателя. Тем более что и я к этому некоторое отношение имею…

Агата Кристи писала свои романы, опустив ноги в тазик с теплой водой. Иван Бунин во время работы держал в ящике письменного стола антоновские яблоки. Роберт Льюис Стивенсон вешал в комнате корабельный фонарь. Что помогает писать книги Роману Грачеву?

– Мне помогают Фрэнк Синатра и группа Dire Straits. Я завариваю крепкий чай, достаю из холодильника банку с вишневым вареньем, надеваю наушники, и всё – часа на 3-4 полностью отключаюсь. Так что можно сказать, что все события в моих книгах происходят на музыкальном фоне, который, конечно, остается за кадром.

Только чай? А как обстоят с напитками покрепче?

– Иногда… приходится. Но в этом случае всякий раз заставляю себя заклеивать клавиатуру компьютера скотчем. Символически, конечно. Это твердое правило. Во время «допинга» нельзя общаться с друзьями по Интернету и уж тем более писать книги, чтобы потом не было мучительно больно и оглушительно стыдно. А ты как?

Поделиться

Я пробовал. Сначала это ускоряло процесс, но затем я стал напиваться быстрее, чем заканчивал очередную главу. Говорят, что талант не пропьешь, но можно спиться, так и не получив признания. Допинг должен сидеть внутри тебя, а не приходить извне, в виде какой-то инъекции.

– Стивен Кинг написал несколько романов – «Куджо», «Сияние», «Томминокеры» – пользуясь, мягко говоря, стимуляторами. Впоследствии он жалел, что не помнит, как радовался, когда наносил слова на бумагу или экран компьютера.

Роман, некоторые говорят, что творят в муках. Так, что кровь из-под ногтей выступает…

– Муки – вставать в семь утра и тащиться на работу. Творческих мук не бывает. Ты либо пишешь, либо нет. Я не мучаюсь, я наслаждаюсь. Титанические усилия до крови из-под ногтей, наверное, уместны, когда пашешь землю плугом. Когда работаешь радостно, легко, а не вымучиваешь каждое слово, и результат получается соответственный. У меня по крайней мере получается так…

Поделиться

– Ты пишешь сразу набело или как Лев Толстой – с бесконечными правками?

– Ну, ты, конечно, загнул насчет классика! Я правлю и переделываю. Оставляю готовую рукопись отлежаться пару недель. Затем снова читаю, и если что-то не нравится, безжалостно уничтожаю.

Кто-то из классиков советской литературы сказал, что писатель должен иметь чугунную… Джек Лондон, Эрнест Хемингуэй и многие другие писатели устанавливали для себя жесткую норму.

– Я пишу по 8-10 тысяч знаков в день. В хорошие дни – по 15-20. Да, это, пожалуй, много. Но писатель, как спортсмен, должен держать себя в форме. Если долго не пишешь, вещь теряет темп и ритм. Литература, по большому счету, тоже ремесло. Я его осваивал лет 10. Жаль, что опыт не пришел раньше. Я издал на бумаге три книги – «Экстрасенс», «Тринадцать» и «Ведьма». К сожалению, выпуск книг в привычном для нас бумажном варианте значительно сокращается. Такое вот наступило время: раньше можно было подписать и подарить друзьям свою книгу, а сейчас – сбросить по почте электронную ссылку.

Поделиться

Когда ты получил свой первый гонорар?

– О, это было 100 лет назад. Я учился в школе, опубликовал в областной газете заметку, за которую мне заплатили 6 рублей 50 копеек. Было здорово увидеть свою работу напечатанной и еще получить за это какие-то деньги. В тот момент я, амбициозный и наивный юноша, решил стать великим и богатым писателем. Со временем выяснилось, что не все так просто.

Да, на литературных гонорарах сильно не разжиреешь. Я как-то читал, что даже Борис Акунин заработал за год где-то около двух миллионов рублей. Заглядывать в чужой карман – дурной тон, и все же… сколько тебе платят за книжки?

– Так, капает помаленьку. Дочке на мороженое хватает. Я это серьезно тебе говорю, без всякого там кокетства.

Каким образом Диана стала литературным персонажем?

– Дети довольно часто говорят удивительные вещи. Я начал размещать цитаты своей дочери в «ЖЖ». Народ стал это почитывать и довольно активно комментировать. Потом я стал эти цитаты связывать в небольшие истории. Все это как бы подталкивало меня к созданию новой книжки. Однажды в супермаркете мы купили Диане дорогие солнечные очки. Она их надела и стала кривляться. Я подумал: добавить шляпу, пистолет, и получится девочка-сыщик! Вот так и родилась идея романа с названием «Томка, дочь детектива». Шестилетняя девочка-сыщик – это приторно пошло, поэтому я сделал так, что детективом является ее папа, причем не просто папа, а папа, который воспитывает ее в одиночку.

Поделиться

Можно сказать кратко: о чем роман?

– Давай я облегчу тебе задачу – скопируй вот эту аннотацию к книге. Итак… «Частный детектив, 38-летний Антон Данилов, в одиночку воспитывает шестилетнюю дочь Тамару. Жена и мать их оставила. Томка – подвижная, шустрая, невероятно жизнелюбивая и стрессоустойчивая девчонка; занимается танцами, любит Майкла Джексона, тяжелый рок и фильмы ужасов. Антон трудится в своем детективном агентстве, распутывая дела различной степени сложности, общается с дочкой, открывая для нее мир и одновременно постигая что-то важное для себя.

Каждый роман серии – это и детектив, и мелодрама, и комедия, и даже триллер. Калейдоскоп событий и эмоций, хроника взросления и энциклопедия счастливого отцовства! Итак, история первая. Воспитывать в одиночку шестилетнюю девочку нелегко, но для мужчины это достойный вызов. Антон верит, что справляется. Однако устоявшееся равновесие нарушено. Знакомство с очередным клиентом агентства переворачивает всю историю семьи Даниловых с ног на голову. И далеко не последнюю роль в этой истории играет она – Томка, дочь детектива!».

Сколько книг вышло в этой серии?

– Три уже в продаже в электронных магазинах, сейчас готовится к изданию четвертая, запущена в работу пятая. Когда проект по разным причинам не был реализован проявившими к нему еще три года назад интерес столичными гигантами «Астрель-СПб» и «Олма Медиа групп», меня подхватило независимое канадское издательство Accent Graphics. Оно размещает мои вещи на электронных книжных ресурсах, кое-что переводит на английский язык. Так что в будущем еще все может быть…

Какой шанс сейчас имеет молодой человек, мечтающий издать свою книгу в столичном издательстве?

– Очень маленький, я бы сказал – ничтожный. Кажется, что сейчас пишут все, и если уж не талантливых, то способных авторов не так уж и мало. Но если десять или даже пять лет назад издательства принимали рукописи у начинающих авторов и активно обращались к ним с призывом к сотрудничеству (я, например, попал в АСТ элементарно «с улицы»), то сейчас они эту лавочку прикрыли. Видимо, в издательствах скопилось такое количество рукописей, что редакторам пришлось решительно дернуть ручку стоп-крана. Пробиться к издателю трудно, почти невозможно.

Поделиться

Рома, я сейчас нахожусь в таком возрасте, когда приходится чаще оглядываться назад, чем пытаться рассмотреть через очки какую-то туманную перспективу. Однако в этом тоже есть свой плюс, ведь опыт в писательском творчестве дело незаменимое – я столько пережил, столько видел, что ничего уже выдумывать не надо. Я знаю, что ты в своей жизни сменил немало занятий – продюсер, шоумен, радиоведущий, автор двух музыкальных альбомов. Так что сюжетов на твою жизнь хватит. Кстати, дочка читает твои книги?

– Заглядывает. Обсуждает, спорит, иногда что-то советует. Она ведь растет и меняется, ей сейчас уже девять, а книжной Томке пока только шесть, но они обе меняются… Я написал около десятка книжек, но важнее «Томки» пока для меня сейчас нет. Когда я над ней работаю, чувствую себя в тонусе. Целительная сила писательства. Безусловно, целительная сила отцовства…

Я тоже писал книгу для дочери, а когда закончил, она уже выросла, и уже пишет сама. И, признаюсь, что пишет даже лучше меня.

– А почему нет? Они шустрее нас. И слава богу.

Фото: Фото Григория СОТНИКОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter