Развлечения

Екатерина Волкова, актриса театра и кино: «Дочь мне сказала: «В следующий раз выбирай роли получше!»

Екатерину Волкову, которую страна знает по телесериалу «Воронины» и телепередачам, в Театре киноактера, где она служит, называют трудоголиком. Сегодня актриса очень много снимается в кино, но всегда готова выйти на сцену. «Я не скрываю, что жадна до работы, – смеется она. – Хочется все успеть, все попробовать!» Наш разговор состоялся во время гастролей Театра киноактера в Челябинске. Надо сказать, Екатерина Волкова в полном смысле этого слова блистала в комедии положений в духе итальянского кино времен Феллини и Антониони. Почти на каждую ее реплику зал отзывался то аплодисментами, то смехом, а кто-то и слезы ронял...

Театральные крылья

– Екатерина, как давно вы играете в Театре киноактера?

– С тех пор как окончила Щепкинское театральное училище в 2003 году. Как все выпускники театральных вузов, я ходила и показывалась во многих театрах. Но так случилось, что в то время именно Театр киноактера набирал молодую труппу, и фактически целым курсом мы попали в этот театр. С огромной радостью я служу там по сей день.

– Долго не давали главных ролей?

– Конечно же, молодняк, который приходит в театр, проходит сложный путь – и массовка была, и второстепенные роли. Только через год мне дали главную роль. (Смеется.) Ты-то думаешь: «Вот оно, вот оно! Сейчас все пойдет!» Да нет, не все так легко. Нас было много – молодых – мы все рвались работать, а работы не сразу много. Постепенно, постепенно, за 10 сезонов я и мои сокурсники наработали тот репертуар, который есть сейчас в нашем театре.

– Вы привезли в Челябинск два спектакля?

– Да, я играю в спектакле «Прекрасная жизнь». В его основе нет написанной пьесы, это две истории о любви, о взаимоотношениях мужчины и женщины. Они созданы по следам, если можно так сказать, итальянского кино 60-х годов ХХ века. В первой истории играют Карина Романюк и Миша Полицеймако, а во второй – я и Вадим Колганов. Нам очень нравится играть в этих спектаклях, а когда актеры получают на сцене удовольствие, купаются в материале, это дорогого стоит.

1 из 3

– Есть с чем сравнить?

– Конечно, я неоднократно участвовала в антрепризных проектах. Хотелось и это попробовать. Признаюсь, иногда это был материал, после которого, выходя на поклон, хочется опустить глаза. Сегодня я такого материала стараюсь избегать. А играя в спектаклях Театра киноактера, мы получаем только удовольствие. И от встречи друг с другом, и от того, что (!) мы играем. О спектакле «Прекрасная жизнь» зрители оставляют всегда очень хорошие отзывы, им нравится. А поскольку они так реагируют, то мы стремимся дать зрителю еще больше.

– Театр киноактера создавался в сороковые годы прошлого века для того, чтобы артистам кино было где хранить свои трудовые книжки. Эта история имеет к вам отношение? Ведь зарплаты в театре наверняка ниже, чем в кино или телепроектах?

– Знаете, когда молодая девушка или молодой человек собираются связать свою карьеру с театром и поступают в театральный вуз, меньше всего они думают о том, какой будет их зарплата. Театр – это призвание. Либо это твое, либо нет. Если ты гонишься только за высокой зарплатой, то нужно делать карьеру в финансовой сфере, юриспруденции, политике, где денег можно намного больше заработать. Идя в актерскую профессию, нужно понимать – тебе может и не повезти, ты можешь вообще остаться у разбитого корыта... И поверьте, за съемки в кино тоже не всегда платят столько, сколько хотелось бы, на сколько ты выкладываешься. А в театре лично я отдыхаю душой. В кино тебе дали текст, ты отыграл его и забыл, пережил эту ситуацию за два-три дубля. А в театре ты имеешь дело с живым зрителем, и каждый выход на сцену – это новый, не похожий на прежний спектакль. Сравнивать театр и кино невозможно, это абсолютно разные вещи. И у меня не просто трудовая книжка лежит в Театре киноактера, это основная моя работа. И это то место, куда я бегу с удовольствием. Я безумно рада, что мне удается совмещать и кино, и театр.

Работа, которую любишь

– Насколько это сложно?

– Очень сложно, и большое спасибо руководству театра, что они идут на уступки актерам и принимают во внимание расписание моих съемок. В прошлом сезоне я репетировала в театре сразу два спектакля – «Прекрасная жизнь» и «Хаос», но выпустилась только в одном, потому что халтурить не хочется, а как известно, за двумя зайцами погонишься... Поэтому я приняла решение работать только в одном спектакле, потому что параллельно шли съемки. А вот сейчас, с октября, готова играть и в «Хаосе». В театр люди идут не за большой зарплатой. Просто ты понимаешь, что не можешь жить без сцены.

1 из 2

– А что требует больших моральных затрат – сцена или киноплощадка?

– Кино, конечно. В театре ты живешь в атмосфере четко определенных репетиций, ты знаешь, сколько их будет, что будет сдача спектакля, и только потом – премьера. Поэтому к премьере ты уже на 90% уверен, что все получится, ты прочувствовал материал. А в кино, когда съемочный день переваливает не то что за 12 часов в сутки, но и за 24, когда ты работаешь и в холод, и в жару, когда никого не интересует, как ты себя чувствуешь, требуется огромная выдержка. Но ты принимаешь эти условия, потому что эта работа, которую ты любишь.

– По количеству сыгранных вами ролей кино побеждает?

– Да, у меня больше ролей, конечно же, в кино, потому что за год ты можешь сняться в нескольких проектах. А в театре – максимум две-три премьеры в сезон. В этом сезоне я занята в шести спектаклях в Театре киноактера.

– Часто ли сегодня отказываетесь от предлагаемых ролей?

– Когда предлагают играть в антрепризе, выбор есть всегда. Сейчас уже не соглашаюсь ради денег на роли, за которые просто стыдно перед зрителем. Отказываюсь. И слышу порой: «Зажралась». Да, пусть будет так – но я лучше поработаю в театре, как говорят, за три копейки, но получу удовольствие. Антреприза – это ведь проект по любви: либо ты сходишься с актерами, которые в ней участвуют, и согласен с предлагаемым материалом, либо нет... Нельзя соглашаться на то, что не нравится, это будет не работа, а настоящий ад. А в Театре киноактера у нас сложился прекрасный коллектив, он не такой большой, и мы все очень дружны.

– В вашем театре по-прежнему играют известнейшие артисты старших поколений, удается ли пересекаться с ними в спектаклях? И что дают вам такие встречи, ведь это люди другого времени и по сути другой школы?

– Когда я пришла в Театр киноактера, то сразу попала на сцену с Ларисой Анатольевной Лужиной и Геннадием Гавриловичем Юхтиным. Это было счастье! Ларису Лужину могу даже назвать своей театральной мамой, которая вывела меня на сцену. Мы выпускали спектакль «Ровно в семь», я играла молодую героиню и страшно нервничала. Мы правда очень разные: наше поколение все время куда-то спешит, боится чего-то не успеть, что-то упустить. А их поколение полно достоинства и выдержки, они неторопливы и обстоятельны. На первой же репетиции Лариса Анатольевна мне сказала: «Катя, спокойно, выдохни. Никто никуда не спешит!» Они с Геннадием Гавриловичем очень мне помогли обжить сцену, это дорогого стоит. Работа с опытными актерами на одной сцене – это еще одно театральное училище. И какое! У старых актеров до сих пор, например, сохранилось то, что наше поколение теряет, уже потеряло. Раньше, когда актеры начинали работать с новой пьесой, они ее не только читали, они переписывали свои реплики от руки! Я это делала в первый год своей работы в театре, сейчас физически не успеваю. Это неправильно. А вот Лариса Лужина и Геннадий Юхтин продолжают переписывать!

– Что это дает актеру?

– Считается, когда актер переписывает слова своей роли, он тем самым проникает в нее глубоко-глубоко, параллельно запоминает свой текст, и ему не надо выходить на сцену с бумажками. Но если раньше была возможность переписывать, то у меня сейчас это не получается, потому что одновременно я порой репетирую сразу три пьесы или сценария... Поэтому я завидую старой школе, мы сегодня все спешим-спешим-спешим... И опять же спасибо Театру киноактера, потому что там часто проходят мастер-классы наших самых знаменитых актеров, и мы учимся у них. Преемственность поколений очень важна, теперь я это не только понимаю, но и знаю.

Сколько ни дай, все мало

– Есть роль, о которой вы сегодня мечтаете?

– Есть. На самом деле мы, актеры, голодные до ролей – сколько ни давай, всегда мало. (Смеется.) Сколько бы я ни снималась, ни играла на сцене, мне все мало. Очень бы хотелось сыграть миссис Чивли в «Идеальном муже» Оскара Уайлда. Мечта-а-а-а-а... (Поет.)

– Обратила внимание, что вы заняты в Театре киноактера в нескольких спектаклях для детей.

– С удовольствием это делаю, потому что сама мама, дочке моей три с половиной года, и она смотрит эти спектакли. Но для детей играть очень сложно, ребенка не обманешь, он чувствует любую фальшь, с ним не забалуешь. В спектакле «Клочки по закоулочкам» я, например, играю Лису. Дочь моя в первый раз посмотрела эту сказку и так переживала за Зайчика! Поэтому я не стала ей говорить, что играю его обидчицу – Лису. И после спектакля выслушивала, какая плохая эта Лиса. Но во второй раз, когда она вновь увидела этот спектакль, она меня узнала! Пришла за кулисы и спросила: «Зачем ты Лиса? Она же такая плохая!» Пришлось объяснять, что это моя работа, что мне дали такую роль. Она подумала и строго произнесла: «В следующий раз выбирай роли получше!» (Смеется.)

1 из 3

– Желание все успеть не опустошает?

– Опустошает, да. Мое счастье в том, что для пополнения сил мне достаточно побыть несколько часов рядом с дочерью и мужем, в семье. Когда ты приходишь домой безумно уставшая, а дочь прыгает на тебя с криком: «Мамочка, как давно я тебя не видела, как я соскучилась!», – вот оно, счастье! Буквально на днях я мчалась домой со съемок, два дня не видела семью, но все как будто было против меня – рейс задержали, в Москве пробки... Прибегаю домой и узнаю, что дочь с бабушкой в магазине. Ждать уже не могу, бегу в магазин, и на весь зал крик: «Мамочка, где ты была?!» Все смотрят: «Что за мама такая, ребенка бросила?» И вот когда твоя дочь обнимает тебя и прыгает от счастья, ты понимаешь, какая все это ерунда, что ты три дня не спала, что был сложный перелет... Дом, семья всегда дают силы, заполняют все пустоты.

– То есть сегодня невозможно изменить этот жизненный ритм?

– К сожалению, невозможно. Конкуренция огромная, поэтому пока тебя приглашают, пока снимают – надо работать, развиваться, пробовать новое. Я всегда готова к работе. Я уже говорила: артистам всегда мало того, что есть.

– Но ведь не всегда после проб приглашают в работу? Как это пережить?

– Я всегда говорю себе: значит, ты плохо выглядишь, ты устала, тебе надо отдохнуть. И понимаю: зато будет время для семьи и для театра. Философски ко всему отношусь: что мое – будет моим, что не мое – никогда (!), как бы я за это ни билась.

– Как часто бываете на гастролях в российских городах?

– Благодаря антрепризе я покаталась по городам России и могу сказать, что зритель там удивительный. Вот вам яркий пример: сегодня перед началом спектаклей всегда просят выключить телефоны. В глубинке это делают, в столицах – не все. Не понимают люди, как эти телефонные позывные выбивают актеров. Поэтому если во время спектакля не прозвучал ни один звонок в зале, мне хочется сказать зрителям огромное спасибо за подарок нам, актерам. За уважительное отношение к нашей работе.

– Насколько важны для вас встречи со зрителем российских окраин?

– Лично я получаю от таких встреч только положительные эмоции. Как правило, это очень благодатный зритель, ты видишь в зале какие-то совершенно другие лица – благодарные, что ли. Помню, приехали мы в Тынду, на БАМ. Зал уже полон, а люди стоят на улице, хотят попасть на спектакль. Мы попросили администрацию, чтобы всех пустили. Люди сидели на ступеньках. И такое счастье было на их лицах, они так аплодировали потом! Это же прекрасно, что люди хотят попасть в театр! И они так счастливы увидеть «живых» артистов, которых видят только на экранах телевизоров. Мы поняли, что у нас есть в России свой зритель. Это очень важно, очень дорого нам.

– Есть ли время на гастролях, чтобы увидеть и понять, чем живет Россия?

– Стараюсь найти для этого время. И то, что вижу, помогает понять разницу между жизнью столиц и провинции. Мы ноем, что у нас на неделю воду горячую отключили, а есть города, где воду вообще дают только на час утром и на два часа вечером! Ты видишь, что люди одеты скромно и даже бедно, поэтому понимаешь, что у столичных жителей вообще все замечательно! Мне очень интересно, чем живут люди не только России, но и всего мира. Я поддержала акцию Ice Bucket Challenge, которая проводится в поддержку больных боковым амиотрофическим склерозом. Считаю, что известные люди должны привлекать внимание к таким проблемам.

Екатерина Волкова – российская актриса театра и кино. Стала широко известной после роли домохозяйки Веры в семейном ситкоме «Воронины».
Родилась 15 января 1982 года в Таллинне. 2003 году с отличием окончила Театральное училище имени Щепкина (художественный руководитель В. П. Селезнев) и была принята в труппу Государственного театра киноактера.
В 2006 году начала сниматься в телесериалах: «Кто в доме хозяин?», «Люба, дети и завод», «Монтекристо». Тогда же она окончила обучение в Академии бюджета и казначейства, действующей при Министерстве финансов РФ.
В 2009 году начала сниматься в сериале «Воронины». По итогам этого года Волкова вошла в тройку лучших актрис России.
Снималась в фильмах: «Любовь как любовь»; «Агентство «Алиби»; «Я остаюсь»; «Новогодняя засада»; «Человек в чёрном»; «Приговор»; «Люди Шпака»; «Шальной ангел».
В 2010 году стала героиней сериала «Отблески». В этом же году снялась для журнала МАХІМ.
Играет в Театре киноактера.
Муж – танцор Андрей Карпов. Дочь Лиза.

Фото: Фото Олега КАРГАПОЛОВА
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления