29 января среда
СЕЙЧАС -19°С

Евгений Хавтан, певец, композитор, лидер группы «Браво»: «Сумасбродным коллекционированием гитар я уже переболел»

Поделиться

Евгений Хавтан в группе «Браво» – абориген. Именно ему группа обязана своим существованием длиною в четверть века. О том, насколько нелегко переживать смену состава, каких денег ему на гитару не жалко и о мистических моментах в своей жизни Евгений рассказал нашим читателям спустя пару месяцев после выхода последнего, долгожданного альбома «Мода».

Евгений, в октябре у вас был юбилей. Как отметили?

– В кругу родственников, близких друзей и музыкантов. Компания была не очень большая, но очень дружная. Никакого пиара из этого дня рождения я не делал, это абсолютно не мой «жанр»

А как отмечали день рождения группы «Браво» в ноябре 2008? Все-таки четверть века!

Евгений Львович Хавтан родился в Москве 16 октября 1961 года. Играть на гитаре начал в школьном возрасте, под влиянием общей моды. Окончив школу, поступил в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта.
В 1983 году Хавтан, будучи уже опытным гитаристом, присоединился к группе Гарика Сукачёва «Постскриптум». Сильные различия в увлечениях, стиле и профессионализме музыкантов привели к тому, что «Постскриптум» после этого практически распадается, а Хавтан и ударник группы Павел Кузин создают свой коллектив, играющий музыку в стиле 60-х. Чуть позже безымянная группа стала называться «Браво». Это название придумала подруга Жанны Агузаровой.
У Евгения Хавтана имеется целая коллекция инструментов, насчитывающая порядка 100 единиц, преимущественно это «винтажные», старые инструменты. У гитариста есть даже свой личный сайт, где он подробно рассказывает о своих инструментах.
Хавтан женат, воспитывает дочь Полину.

– Устроили большой концерт в ГКД. Пригласили Жанну Агузарову и Юрия Башмета с оркестром.

У «Браво» закончился долголетний период существования без единого записанного альбома… Все это время шла работа над последним альбомом?

– Сама запись альбома была достаточно быстрой – все записали в течение трех месяцев. Долгой была сама подготовка к записи, поскольку было непонятно, где все это записывать, не было хорошего аранжировщика, который мог бы качественно смикшировать запись… А до этого не было достойных песен, которые можно было бы поместить в альбом. Как только все появилось – появился и сам альбом.

Почему снят клип только на заглавную песню альбома – «Мода»? Для вас неважно сопровождение песни клипом?

– Клип действительно снят только на «Моду», причем снят тоже достаточно быстро – за пару дней. Сопровождение песни клипом сегодня важно только по той простой причине, что он является средством достижения цели. Например, если ты размещаешь в Интернете просто песню, без видео, то у нее гораздо меньше шансов быть прослушанной, чем у песни с видео. Наверное, это закон музыкальной индустрии. Хотя, когда я слушаю альбом какой-то группы, мне совершенно безразлично, на какие песни из альбома есть клипы, а на какие – нет.

Тем не менее бывает так, что сама песня не очень, зато шикарный клип ее вытягивает…

– …А иногда видео бывает хуже, чем песня. Хорошо, когда они являются партнерами. Это, конечно, самый лучший вариант. Но это бывает достаточно редко и называется удачей. Режиссерской и музыкальной. За историю нашей группы таких песен было достаточно много.

Планируете ли издать сборник всех видеоклипов?

– Планируем ближе к лету выпустить концерт-презентацию альбома «Мода», а также видео-сборник наших клипов. В принципе, все эти клипы есть в очень приличном качестве на YouTube. Думаю, что при желании это все можно там найти.

Евгений, сегодня модно писать автобиографические книги. У вас никогда не было желания заняться этим – написать историю группы «Браво», например?

– Есть мысли написать такую книгу, но пока я не знаю, как именно это сделать и нахожусь в поисках формы. Я читал автобиографические труды некоторых российских музыкантов, но они меня не впечатлили. Все-таки музыкант и писатель – профессии разные. А в любой книге, даже в исторической, должна быть какая-то художественная ценность. История должна быть рассказана каким-то определенным языком, в каком-то одном стиле. Мне, например, хочется изложить историю группы «Браво» в жанре трагикомедии, чтобы был смех сквозь слезы.

А как вы оцениваете вклад группы «Браво» в развитие отечественной культуры, если сравнивать ее с другими популярными группами-долгожителями?

– Я не очень люблю такого рода рейтинги и соревнования. Наверное, мы бы вошли в десятку групп, внесших свою лепту в историю российской культуры. В нашем жанре у нас до сих пор нет конкурентов, поэтому нас трудно оценивать.

Вы ни разу не сожалели о том, что группу когда-то покинули Жанна Агузарова, Валерий Сюткин?

– Не вижу никакого смысла думать сейчас об этом. Все это уже в прошлом, а я не люблю туда возвращаться. И Жанна, и Валера, и все те, кто когда-то был в группе, были замечательны, каждый в свое время. Вся прелесть нашей многолетней истории в том, что постоянно что-то менялось. Мне трудно представить, как группа может существовать в неизменном составе с самого начала, по-моему, они должны ненавидеть друг друга через такое количество времени.

Вы поддерживаете отношения с теми, с кем когда-то начинали – с Агузаровой, Осиным, Сюткиным, Сукачевым?

– Только с Жанной. С остальными иногда видимся на концертах, причем чаще всего в зрительном зале. Но вообще наши отношения закончились после того, как мы расстались. Я считаю, что тем, кто любит «Браво» в разных составах, лучше взять и послушать пластинки, где все были в полном порядке, уме и здравии. Уверен, это будет намного интересней.

Какая атмосфера в нынешнем коллективе – вы друзья или просто коллеги?

– Друг – слово очень личное. У нас с ребятами из группы хорошие отношения. Скорее всего, мы коллеги. Но коллеги не обычные, не те, которые говорят «Здрасьте» в начале рабочего дня и «До свидания» в его конце. Нет, это нечто большее, потому что нас связывает музыка. Ее же нельзя сравнить с обычным производством, здесь по-другому. С некоторыми парнями из группы я знаком уже больше двадцати лет. Не знаю, как это назвать …

Может, и так. А как думаете, почему чаще всего приходится подыскивать замену бас-гитаристу?

– Не могу объяснить этот феномен. За все время в группе поменялось порядка пяти бас-гитаристов, то есть больше, чем вокалистов. Это такой же необъяснимый фактор, как и то, что у нас у всех в группе дети – девчонки, ни у кого нет ребят.

Евгений, в свое время вы закончили музыкальную школу. А, на ваш взгляд, из гитариста-самоучки может получиться звезда?

– Почему нет? Нужно только наличие нескольких вещей: первое – талант, второе – желание и третье – терпение. Тогда что-то может и получиться. А образование тут не имеет никакого значения.

Как так случилось, что вы увлекались музыкой, а поступили в институт инженеров железнодорожного транспорта? Зачем?

– Так у многих людей в жизни случается: планируешь одно, а занимаешься в итоге совершенно другим. Это нонсенс нашей жизни. Я не был уверен, что поступлю в музыкальное училище после школы. А профессия инженера-строителя считалась в те годы престижной. Кроме того, поступить в институт инженеров железнодорожного транспорта «за компанию» предложил мой брат. Я очень рад, что закончил институт, хотя в реальной жизни мне это образование совершенно не пригодилось. Единственное – за время институтской учебы я познакомился с людьми, благодаря которым через меня прошло большое количество хорошей музыки, и это было, наверное, самое яркое время в моей жизни.

На чем еще вы умеете играть кроме гитары?

– Чуть-чуть на клавишах, если только это можно назвать игрой.

Обладание гитарой в подростковом возрасте делало вас авторитетом в глазах сверстников?

– Еще бы! Люди, играющие на гитаре, были абсолютными лидерами во дворе, в подъезде и на лестничной клетке. Даже местная шпана относилась с уважением к людям, которые умели играть несколько заветных аккордов.

Как часто вы берете в руки гитару?

– Практически каждый день, и каждый день пытаюсь что-то сочинять Вопрос – что из этого получается. Это, конечно, практика и труд. На самом деле, сочинение песен – это достаточно сложный и тяжелый труд. Может, у кого-то это и с легкостью происходит, не знаю, у меня это происходит достаточно тяжело, редко когда бывало, чтобы песня получилась легко. Я читал интервью Леонарда Коэна, он одну из своих лучших песен (Hallelujah) писал около семи лет. Я просто обалдел, как можно семь лет писать песню?! Но она стоит того.

Евгений, а есть среди ваших работ такие, которые вы считаете слабыми или неудачными?

– Есть, и таких за историю группы наберется немало. Мало того, что у меня есть нелюбимые песни, есть те, которые плохо сделаны. Они были в разные времена. Допустим, одни у нас не было возможности записать качественно, другие недоделаны или сделаны в спешке. Сегодня я стараюсь тщательней относиться к творческому процессу, чтобы лет через 10, 15 или 20 мне бы было не стыдно слушать свои песни.

Зимой 2010 года вы предложили «адекватным» поклонникам группы «Браво» сочинять тексты песен. Что из этого получилось?

– Получилась песня «Нет предела». Она вошла в альбом «Мода», текст песни сочинил москвич.

Как вы воспринимаете песни с ненормативной лексикой? И предлагались ли вам такие тексты от фанатов?

– Мне кажется, глупо было бы нам предлагать такие тексты: мы такие никогда не пели и петь не будем. Не наш стиль. А вообще если использование ненормативной лексики в репертуаре артиста уместно, то почему бы и нет? Но, как правило, у большинства артистов ненормативная лексика все-таки звучит пошло.

Евгений, кого бы вы выделили из современных отечественных исполнителей?

– Земфиру.

Вас впечатляют тексты, исполнение или все вместе?

– Все вместе, там все очень правильно, даже слишком правильно для женщины.

Вы знакомы лично?

– Да.

Евгений, на вашем сайте в разделе «Гитары» я насчитала 47 инструментов. Сколько из них вы берете с собой в тур?

– В тур нет физической возможности брать больше двух-трех гитар. Потому что, во-первых, я боюсь, что их расшибут в аэропорту. Во-вторых, это постоянный перегруз, инструменты возят в жестких кейсах, каждый из которых весит по 40-50 кг. В Москве на наших сольных концертах я использую 5-6 гитар.

Где вы храните коллекцию своих гитар?

– В разных местах – часть в студии, часть – дома. Они не собраны вместе в некоем музейном зале.

Что вы сделаете с этой коллекцией потом?

– Когда меня не будет в живых? Я еще об этом не думал.

Каких денег на гитару не жалко? Есть ли какой-то лимит, которым ограничивается ваше желание обладать тем или иным инструментом? Например: сто тысяч долларов.

– Ну, знаете, таких денег на гитару у меня нет. А если б они были, я бы потратил их на что-нибудь другое. Я, конечно, больной гитарами, но не настолько. Есть какой-то предел. Сейчас это можно назвать здоровым коллекционированием. Практически все инструменты, которые я хотел приобрести, в моей коллекции уже есть.

Много ли гитар у вас было украдено?

– Краж было несколько. Один раз мы забыли гитару после концерта, и ее украли. А второй раз одну из гитар украли у наших техников. Но каким-то образом обе гитары ко мне вернулись, не знаю, может в этом есть какая-то мистика.

Как скоро вернулись?

– Одна ровно через два месяца, а другая, по-моему, через два года.

Милиция постаралась?

– В первом случае – да.

Евгений, а супруга никогда не ревновала вас к гитаре, к творчеству?

– Мне кажется, что нет. Хотя все может быть.

Говорят, вы поклонник китайской кухни…

– Да, но я не большой специалист. И могу что-нибудь попробовать из нее лишь раз в месяц: невозможно ведь каждый день есть даже самое вкусное блюдо.

Читала, что вы патриот. Это правда?

– Я как коренной москвич, естественно, патриот этого города. Особенно люблю ту старую Москву, которую еще не удалось уничтожить и залить пластиком и бетоном. Кое-что еще осталось. Мне очень нравится здания соц-арта, большие высотки на Котельнической набережной, такого нигде в мире нет, может быть, только в Китае есть что-то похожее.

А как вы думаете, почему многие покидают Россию, выбирая в качестве ПМЖ другие страны? Может, чего-то им не хватает?

– Вероятно, им не хватает того, зачем они едут в другие страны. Вероятно, кому-то над этим стоит задуматься. Но вообще я считаю, что мы с вами не вправе рассуждать на эту тему, это личное дело каждого.

Евгений Львович, каково ваше мнение по поводу общественно-политической ситуации в стране? Чья точка вам ближе – Юрия Шевчука или Иосифа Кобзона?

– Я не знаю точки зрения Иосифа Кобзона, но точка зрения Шевчука мне симпатична. Это один из немногих отечественных музыкантов, которого можно назвать рок-музыкантом в прямом понимании этого слова, который живет по человеческим принципам и говорит то, что он думает. Поэтому я с большим уважением к нему отношусь и солидарен с каждым его словом, сказанным относительно того, что происходит в нашей стране сегодня.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!