15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -11°С

Мила Йовович, актриса: «Обитель зла» убила во мне русскую лень»

Поделиться

17 декабря этого года актрисе Миле Йовович исполнилось 37 лет. К этому времени она успела трижды выйти замуж, родить не менее очаровательную, чем она сама, дочь, сняться в сорока картинах и стать мировой известностью. При этом улыбчивая Мила разительно отличается от нынешних обитателей Голливуда. Быть может, потому, что, став настоящей звездой за океаном, она никогда не забывала о своих русских корнях?..

– Мила, давайте начнем наш разговор с «Обители зла»: все-таки у российских зрителей вы больше ассоциируетесь именно с этим фильмом…

– Ну и хорошо! Но предупреждаю вас: в 90 лет я в черном латексе сниматься не буду! (Смеется.)

– Если не Лилу из «Пятого элемента», то роль Эллис уж точно сделала вас мировой знаменитостью. Что она значит для вас?

– Очень многое. «Обители зла» отняли у меня много времени и сил. Чтобы сниматься, мне приходилось отдавать спорту четыре часа каждый день. Это было невероятно, потому что раньше самым тяжелым спортом для меня было переворачивание страниц книги или выкуривание сигареты. Я вообще не спортивная, а мне пришлось заниматься боксом, карате, балетом, джаз-танцами, аэробикой. Мне даже приходилось поднимать штангу! Временами мне казалось, что я умру. Но вообще это было здорово, потому что я смогла перебороть в себе врожденную русскую лень!

– Научившись драться на съемочной площадке, вы способны защитить себя в реальной жизни?

– Надеюсь на это. Все-таки почти десять лет изучаю рукопашный бой для ликвидации зомби – это что-то да значит!

– Как бороться со злом, когда зла гораздо больше, чем добра?

– Сейчас попробую объяснить… Нужно выбрать для себя одну точку и смотреть только в нее, нужно быть целеустремленным человеком. Нужно иметь эмоциональное ружье, а не настоящее. Есть одно но: в жизни гораздо тяжелее разглядеть монстра.

– А кто для вас главный монстр в жизни?

– Не знаю. Мы все люди, которые делают плохие вещи.

– Мила, вам приходится работать под руководством мужа. Этот факт не удручает?

– Что вы! Напротив, мне приятно осознавать, что на площадке мною руководит человек, который любит меня больше всего на свете. А уйдя со съемок, мы продолжаем говорить о фильме.

– Но тем не менее ваша кинокарьера пошла в гору благодаря Люку Бессону…

– И я признательна ему за это. Люк стал первым, кто поверил в меня. Но ему потребовалось время, чтобы сделать актрису из супермодели. Лилу из «Пятого элемента» останется ролью моей жизни. Люк также предложил мне и другую большую роль – Жанны д’Арк, и я этого никогда не забуду. Бессон оказал большое влияние на мою жизнь – не только как актрисы, но и как женщины, ведь мы с ним были влюблены друг в друга. Он изменил всю мою жизнь!

– Мила, а вы, наверное, подсознательно с детства мечтали стать актрисой?

– Нет, не мечтала… Так больше хотела мама. Я сама иногда думаю: «Господи, неужели, это происходит? Я – актриса?!» Я мечтала быть певицей и только певицей. Без всех этих тире: модель-тире-певица-тире-актриса…

– В модельном бизнесе вы с 11 лет, а в 13 уже снялись в первом фильме. У вас детство-то было?

– Было, но очень особенное: я с детства знала, что нужно работать. В 17 лет я стала основным кормильцем в своей семье. Маме было очень дискомфортно, я знаю это. Но все равно именно она воспитала меня с мыслями о том, что моя жизнь неразрывно связана с карьерой. Если честно, это помешало мне иметь много друзей. Я и теперь считаю себя человеком необщительным.

– Зря вы так, у вас очень открытая, невероятно располагающая улыбка! И ваша мама вами очень гордится!

– Спасибо, я знаю. Но на самом деле у меня есть недостаток: я очень худая, дизайнерам даже приходится делать мне грудь на некоторых фотографиях для рекламных постеров.

– Мила, роль в картине «Выкрутасы», которая вышла в 2010 году, стала настоящим подарком для зрителей, привыкших видеть вас в роли супервумен из «Обители зла», обладающей нечеловеческими способностями!

– Да уж, я все время там такая… деловая колбаса! И руки у меня на самом деле все время заняты пистолетами. Но накануне премьеры картины «Выкрутасы» меня позвали на вашу юмористическую передачу «Прожекторперисхилтон», и там светловолосый мужчина по фамилии Светлаков сказал, что оружие мне очень идет. Представляете, он даже заметил, что иногда цвет моих платьев подходит под цвет моего оружия!

– Смешно! Скажите, а вам понравилось сниматься в комедии?

– Ну да! Комедии делать всегда веселее и легче, чем драматические ленты или экшены! Мы на съемочной площадке тогда все время дурачились… Правда, полный дурдом был! Уставали очень сильно, но все равно было весело! Когда-то мне было интересно попробовать экшен, а теперь больше тянет к камерному. Мечтаю о такой роли, чтоб моя героиня сидела два часа на кухне и о чем-то говорила с мужем. И не двигалась почти, а только говорила и говорила…

– Меня, кстати, перед интервью предупредили, что вы не очень хорошо говорите по-русски. А вы владеете языком совершенно уверенно! Признаться, приятно удивлена!

– Но я же практикую это, значит, мой русский словарный запас растет! На съемки «Выкрутасов» у меня из-за плотного графика было только десять дней. Я каждую ночь учила тексты своей роли. Она, конечно, небольшая, но я там даже пела! В общем, учила-учила до того, что чувствовала, как у меня мозг устает. Но считаю, мне повезло: я играла с Ваней Ургантом, с Хабенским, это великолепные артисты! С ними я должна была быть быстрой. И кажется, мне удалось преодолеть языковой барьер. Правда, не получилось избавиться от акцента. Чтобы не вызывать недоумения у зрителей, режиссеры придумали для моей героини Нади такую историю: она – очень культурная девушка, 10 лет училась в Лондоне и вдали от родины стала забывать язык.

– В «Выкрутасах» вам досталась роль невесты. Вы почувствовали, чем американская свадьба отличается от российской?

– Да, пожалуй. В Америке все девочки – подруги невесты на свадьбе одинаково одеты. Русские девочки, пришедшие на свадьбу в одинаковых платьях, наверное, застрелили бы друг друга. Американцы репетируют свои свадьбы – накрывают столы, веселятся, но при этом делают вид, что пьют. В России такое отрепетировать невозможно: у вас если пить – так пить! И вообще в России водочку ты можешь когда угодно пить, а в Америке это бы назвали алкоголизмом.

– Мила, а вы сами выпиваете?

– Очень редко!

– А как начет сигарет?

– В юности я закурила, но мама была, конечно, против этого. Нашла у меня в кармане сигареты, порвала и выкинула.

– У вас часто случались конфликты с Галиной Михайловной?

– Случались. Мама как-то сказала мне, что чаще всего люди плачут из-за своих детей. Я лишь недавно осознала смысл этих слов. В 17 лет я ушла из дома и считаю это логическим завершением своего взросления.

– А какие отношения у вас с отцом?

– Очень доверительные и близкие отношения, он всегда был моим лучшим другом. Папа был первым мужчиной, который подарил мне бриллиант. (Смеется.)

– Вы любите бриллианты?

– Я, как и любая женщина, люблю любые украшения. У меня есть коллекция старинных украшений. Я вообще очень люблю все старое – бижутерию, мебель... В юности у меня был один бойфренд, фотограф, он узнал от моей мамы, что я люблю украшения, и подарил мне колечко с жемчугом невероятной красоты. А я, дурная девочка, пошла в ресторане мыть руки и оставила колечко на раковине. Когда вспомнила о нем, его там, конечно, уже не было. Помню, рыдала несколько дней. Кстати, это было в Париже, в отеле «Кост». Это достаточно дорогой отель, мы просили объявить постояльцам о пропаже, предложили вернуть кольцо за вознаграждение. Но его так никто и не вернул.

– Грустная история… Давайте сменим тему. Сегодня в киномире наблюдается тенденция: многие актеры пытаются проявить себя еще и как режиссеры картин. А вы?

– Меня и так практически не бывает дома, я все время где-то разъезжаю. Это учитывая, что я не ставлю карьеру во главу угла. Моя мама делала карьеру, но всегда была со мной рядом. И если у меня появляется свободное от актерской работы время, я предпочитаю проводить его с семьей.

– Пять лет назад вы стали мамой. Ваша жизнь сильно изменилась с рождением дочки?

– Не то слово! Все кардинально поменялось! В моей душе произошел настоящий переворот, пересмотр всех жизненных ценностей. Это отразилось и на творчестве: роли в картинах, где я играю мать, стали мне легче и лучше даваться. А раньше, когда мне нужно было сыграть чью-то маму, я фальшивила.

– Вы бы хотели, чтобы Эва пошла по вашим стопам и тоже снималась в кино?

– Ни в коем случае! Я хочу, чтобы моя дочь выросла и сама выбрала то, что сделает ее счастливой. Мне важно не то, какую профессию она выберет, а то, как она будет к этому относиться. Главное, чтобы ей нравилось то, что она делает! Сейчас она хочет быть помощником дантиста, завтра, может, захочет быть актрисой… Она растет в семье актеров, естественно, эта среда на нее влияет. И если дочь действительно остановит свой выбор на актерстве, что ж, хорошо. Только этот выбор должен быть осознанным. Повторюсь, я не хочу навязывать ей свои желания и предпочтения.

– Как часто вы нынче бываете в России?

– Каждые год-два. Когда-то мы с мамой жили в Москве, потом уехали. Я вернулась в Россию после долгого перерыва, когда мне было уже 17-18.

– Где вы любите бывать в нашей стране?

– В ресторанах!

– Вы читаете в Интернете новости или смотрите передачи о том, что происходит в России?

– Вы смущаете меня, мне стыдно отвечать на этот вопрос. Я даже про Америку новости-то не смотрю! Понимаете, я мама, я жена, я актриса, у меня довольно-таки насыщенная жизнь, поэтому я не успеваю читать газет и не в курсе происходящего…

– Мила, 21 декабря 2012 года человечеству племенем майя предречена кончина. Эта дата близка. Где вы будете прятаться?

– Я бы спряталась в Монголии: там никого нет. (Смеется.) Но мне уже не успеть, к тому же в мои планы на этой неделе дальние поездки не входили. Собственно, и конец света в мои планы не входит!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!