22 января пятница
СЕЙЧАС -18°С

Сады не слезут с нефтяной трубы

Поделиться

Четвертый год в поселке Новосинеглазово продолжается противостояние между СНТ «Факел» и компанией ОАО «АК "Транснефть"». Нефтяники выиграли суд, обязавший собственников пяти участков снести свои дома и капитальные строения, так как те находятся в охранной зоне трубопровода. Проблема дошла до Общероссийского народного фронта (ОНФ) и привлекла внимание Москвы. Комментарии сторон, заявления экспертов ОНФ и предыстория конфликта – в материале Chelyabinsk.ru.

Региональный штаб ОНФ пригласил противоборствующие стороны в четверг, 28 января, на заседание рабочей группы «Общество и власть». Собственница участка и дома в СНТ «Факел» Юлия Тихонова сразу заявила, что не собирается сносить свой дом, хотя ее к этому обязало решение суда, – это ее единственное жилье: «У меня были не очень хорошие жилищные условия, продала свою недвижимость в Долгодеревенском, мамину в Еманжелинске, подкопила денег и за 1,2 миллиона мы купили этот дом с землей, так как он благоустроенный полностью и пригоден для жилья. Я хотела получить прописку здесь, и когда начала готовиться к ее получению, узнала, что дом должны снести. Никто меня не предупреждал ни при покупке, ни после. Кажется, многие жители вообще не в курсе были до последнего».

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

По решению суда пять землевладельцев обязаны снести свои постройки и вырубить деревья на участках, но пока никто из жителей СНТ «Факел» не торопится исполнить судебное постановление.

«Если снесут, то "Транснефть" или судебные приставы, которые выписали уже несколько штрафов по пять тысяч, – подчеркнула Юлия Тихонова. – Я купила дом и землю 2011 году, никто не предупреждал, что это охранная зона, хотя я третий собственник. Первый собственник построила дом, получила "зеленку", там ничего не было указано, второй собственник купил у нее, тоже ничего не было сказано. Буду судиться с теми, кто "зеленки" выписывал, – должны же они нести ответственность. Но с администрацией смогу судиться только после сноса дома».

Замгендиректора АО «Транснефть – Урал» Александр Артемьев практически не отвечал на вопросы представителей ОНФ, утверждая, что точку в споре поставил суд: «Какое общение может быть после решения суда? Земли были самовольно захвачены, потому было такое решение принято о сносе построек. Это не выделенная была земля, как получали "зелёнку", не знаю, – заявил представитель компании. – Вся эта история тянется с 1992 года, у нас правовое государство, нужно руководствоваться законом и решением суда. Эти строения попали в охранную зону, там вообще ничего делать нельзя».

ОАО «Уралтранснефтепродукт» с 1992 г. в лице Уральского объединения нефтепродуктопроводов обращалось к руководству СНТ «Факел», в прокуратуру Советского района, а также к владельцам участков с требованием прекратить строительство.

Нефтепровод «Уфа–Петропавловск» в районе посёлка Новосинеглазово был построен еще в 1950-х годах, сады появились в 1980-х, когда первые участки выделил для своих работников завод «Трубодеталь», а в начале 1990-х годов администрация Челябинска нарезала 12 гектаров земли. В суд «Транснефть» обратилась в 2012 году, причем из хозяев 360 участков, находящихся в санитарной (100 метров от оси трубы) и охранной (25 метров) зоне, выбраны были только пять человек. Юлия Тихонова утверждает, что даже по замерам «Транснефти» ее дом находится не в 25-метровой зоне, а в 29,9 метра от нефтепровода. Также владелица участка заявляет, что ее соседей претензии нефтяников не коснулись, и не понимает такой выборочности.

Присутствовавший на заседании член регионального штаба ОНФ, глава свиноводческого хозяйства в Аргаяшском районе Александр Хворостухин призвал собравшихся высказать чёткую позицию организации: «Мы пытаемся быть буфером между обществом и властью. Не нужно говорить о сносе, надо обсудить компенсации – кто платит, сколько, кому».

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Его урезонил член регионального штаба ОНФ, гендиректор группы предприятий «Компаньон» Арсен Унанян: «Народный фронт ничего не решит. Наша задача – контроль за исполнением майских указов Владимира Путина. Мы предоставляем площадку для обсуждения проблемы и достаточно долго старались не обращать внимание на те обращения, которые к нам поступали, ведь мы не приемная и у нас нет задачи наказать кого-то из чиновников. Но "Транснефти" ведь не нужен взрыв трубопровода, тем более с жертвами, и никому он не нужен. Кроме того, в ближайшее время возможно возникновение нескольких подобных спорных ситуаций между собственниками и госкомпаниями».

В дальнейшем Арсен Унанян уточнил, что в этой ситуации целью «фронтовиков» было подвести стороны конфликта к компромиссу: «Мы собрали представителей противоборствующих сторон, попробовали их понять, но договариваться они не хотят. В «Транснефти» совсем не хотели идти на контакт, нам пришлось выходить на них через Москву, через администрацию губернатора, по другим каналам, но теперь мы опять на стенку натыкаемся: говорят про суд и на вопросы не отвечают, при этом уводят конфликт в другую сторону. Мы хотим помочь людям, которые ничего не нарушали, будем поддерживать Юлю и других садоводов всеми силами – и сопровождать в суды и предоставлять экспертов. Соберем всю информацию по проблеме и передадим в центральный штаб ОНФ: подобные конфликты могут разгораться и в других в муниципалитетах, и Москва возьмет ситуацию на свой контроль».

По словам Арсена Унаняна, помощь будет оказана всем собственникам в СНТ «Факел», но Юлия Тихонова имеет более шансов на успех, чем другие. При этом не до конца понятно, кто же будет выплачивать компенсации: «Правительство области и администрация города – не стороны конфликта, хотя виновники проблемы, безусловно, «Транснефть» и мэрия. Компания не платила аренду, а это несколько миллиардов рублей, лишь в последнее время поставили на баланс. Не была подана информация о границах, непонятно до сих пор, какая там труба, какого диаметра, какие там зоны».

Представители городской администрации на встрече старательно не принимали какую-либо сторону, указывая лишь на требуемые границы санитарной и охранной зон и заявляя о самозахвате земель жителями. Глава администрации Челябинска Сергей Давыдов еще в феврале 2013 года заявлял о поддержке СНТ «Факел», но в дальнейшем мэрия предпочла дистанцироваться от конфликта.

«Мы не обсуждаем, что строения подлежат сносу, но всех волнует вопрос компенсации, – подвел итог обсуждению замминистра экологии Челябинской области Андрей Новосёлов. – Вариантов зон много (природоохранные, санитарные и другие), и их соблюдение – это требование закона, который защищает общество. Может, диверсант какой купит участок под газовой трубой и подорвёт, а если это будет подготовленная серия таких диверсий? Для того и есть закон, который принят в интересах всего общества. Мы были в этом СНТ, там многие бабушки прячут головы в песок и ждут, когда пронесет... Но не пронесет, так что прав был Хворостухин: обсуждать нужно не снос, а компенсации – кто на них имеет право, кто будет их выплачивать, в каком размере».

Вблизи трубопровода расположены не только СНТ «Факел», но также садовые товарищества «Часовщик», «Политехник» и жилые дома поселка Исаково.

Истоки конфликта между СНТ «Факел» и «Транснефтью» уходят в 2012 год, когда южноуральское подразделение ОАО «АК "Транснефть" заявило о своих правах на стометровую санитарную и 25-метровую охранную зоны вдоль нефтепровода. В этот участок попал ряд домов садоводов. Многие владельцы построек имеют свидетельства о госрегистрации права на недвижимое имущество, тем не менее по решению суда они должны снести все постройки и вырубить деревья за собственный счет.

Проблема садоводов возглавила топ-10 массовых нарушений прав южноуральцев в 2013 году по версии занимавшего тогда пост уполномоченного по правам человека Алексея Севастьянова. Омбудсмен заявил в январе 2014 года, что дело садоводов СНТ «Факел» – наиболее показательный пример массового нарушения прав граждан: «Негативная судебная практика в поддержку транснациональной компании против садоводов привела к снижению уровня доверия граждан и к судебной системе. Это объяснимо, потому что Конституция утверждает приоритет прав человека. Человека, а не транснациональных компаний. Тем не менее суд, принимая решения, не предложил надлежащей компенсации за фактически изъятие имущества граждан ни со стороны государства, ни с ответчика по делу. Есть и еще один аспект. Граждане пытались защитить свое право на благоприятную окружающую среду: их обращения касаются загрязнения частной компанией скважин и уникального водного источника – озера Новосинеглазово. Но гражданская активность была подавлена».

Также Севастьянов отмечал, что действия компании похожи на месть: садоводы неоднократно жаловались, что идет несанкционированный сброс нефти на земельные участки и в озеро Синеглазово.

17 июня 2013 года порядка 200 садоводов собрались на пикет против требований ОАО «Уралтранснефтепродукт» снести садовые постройки в охранной зоне магистрального нефтепродуктопровода, но их протест не был услышан.

Фото: Фото предоставлено региональным отделением ОНФ

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...