25 февраля четверг
СЕЙЧАС -23°С

ИГИЛ добралось до южноуральцев

Поделиться

За 2015 год возбуждено десять уголовных дел по фактам терроризма, из них пять – по случаям участия южноуральцев в сирийском конфликте на стороне ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России и ряде других стран). Об этом на пресс-конференции 3 февраля сообщил старший помощник прокурора Челябинской области Анатолий Сараев. Подробности – в материале Chelyabinsk.ru.

Вербовка в Сети и за чашкой чая

По итогам прошлого года прокуратура выявила около 240 нарушений закона о противодействии экстремистской деятельности. И если пять-семь лет назад это были единичные случаи, то теперь зафиксировано 23 преступления экстремистского характера и десять – террористического.

«Половина этих преступлений совершаются с использованием глобальной сети, где распространяются призывы к этой деятельности. Возбуждено было 17 уголовных дел, раньше было меньше, так как законодатель не мог определиться с Интернетом. За прошлый год возбуждено десять уголовных дел по преступлениям террористического характера, половина из них – по отъезду наших земляков на боевые действия в Сирии, – отметил Анатолий Сараев. – Затем один человек, которого завербовали и который там побывал, вернулся через Казахстан и очень просил принять его назад, в Россию. Образование у него высшее, достаточно обеспеченный человек, но попал под влияние вербовщиков. В итоге дело в отношении него было закрыто. По оставшимся четверым дела возбуждены, они продолжают воевать, следственные действия проводятся. Ждем их возвращения или сведений о их смерти. Едут воевать в основном не ради денег, а за идею».

По информации муфтия Челябинской и Курганской областей, ислам исповедуют 14% южноуральцев, всего в нашем регионе зарегистрировано 129 общин. «Надо учитывать, что не все ходят в мечеть регулярно, но часто мечети переполнены и даже на улице молятся, несмотря на морозы, – отметил Ринат Раев. – В Магнитогорске в ежедневных молитвах 300 человек собираются. 87% всех молящихся – молодежь, и они не ради моды идут, а искренне».

Представитель УФСБ по Челябинской области подчеркнул на пресс-конференции, что Челябинская область всегда была интересна для террористов и экстремистов своей многонациональностью и поликонфессиональностью: «В регионе раскрыт ряд ячеек организации "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", есть южноуральцы, которые выехали на боевые действия в Сирию и афгано-пакистанскую зону. Вербуют их под видом интернет-знакомств. Общение переходит в религиозную плоскость, вербовщик убеждает жертву в неправильности убеждений, склоняет к принятию ислама в его радикально-сектантстком варианте, где нормы в гипертрофированной форме, исповедуются идеи нетерпимости, в том числе религиозной».

Другой вариант вербовки – очный: «После пятничного намаза к верующим могут подойти, пригласить на общение за чаем. С бытовых вопросов разговор переходит на веру, потом дают книги почитать. И книги начального уровня не проповедуют сразу радикальный ислам, а зарождают в человеке сомнения. А надо понимать, что все, кто уезжает воевать в Сирию, намереваются вернуться, чтобы устанавливать халифат на территории Челябинской области и России», – отметил представитель спецслужб, уточнив, что деятельность центрального и регионального духовных управлений мусульман помогает держать ситуацию с радикальным исламизмом под контролем.

Регион стабильности

«Челябинская область – одна из самых стабильных в смысле экстремизма. В перспективе радикальный исламизм здесь возможен, если органы власти и местного самоуправления не будут поддерживать общины ханафитского ислама и не будет налажена система подготовки религиозных кадров, – отметил начальник управления национальной политики министерства культуры Челябинской области Илья Аносов. – До 1917 года имамы получали жалование из министерства юстиции, большевики отменили эту инициативу мудрой Екатерины II. В 1998 году руководство области заключило соглашение с верховным муфтием, сегодня губернатором даны очень жесткие указания по восстановлению медресе в Троицке. И если решим вопрос подготовки кадров, эту проблему снимем с повестки».

Нехватка кадров очень беспокоит и муфтия Челябинской и Курганской областей Рината хаджи-хазрат Раева: «Периодически имамами становятся люди без богословского образования, если только умеют молиться традиционно – не хватает образованных служителей... Конечно, без богословского образования трудно отличать радикальные течения и пресекать зачатки экстремизма среди верующих. Потому и говорим о подготовке кадров, ведь не зря сказано "кадры решают всё". Мы должны восстановить систему духовного образования, если будут выученные здесь служители, будут на нашей земле мир и порядок. Наша задача – просвещать население и также мигрантов из Средней Азии, которых у нас достаточно. Мы из их среды выбрали кандидатов, они учились в исламском университете, теперь работают у нас имамами».

Муфтий отметил, что очень важна совместная работа с органами власти и представителями других религий: «Многое в области профилактики религиозного экстремизма делается благодаря совместной работе власти и духовенства, не только с губернатором, но и с 90% муниципалитетов подписаны соглашения. Традиционный ислам во все времена уживался со всеми конфессиями и народами. У нас с христианами и иудеями одни ценности, мы авраамические религии, в Коране написано, что самые близкие нам – иудеи и христиане».

Религия и радикализм

Руководитель немецкого культурного центра Александр Нахтигаль в контексте затронутой на пресс-конференции темы «радикального исламизма» отметил, что это некорректный термин – есть ислам и его радикальные формы: «Увы, борьба за умы людей выходит на передний план. Экономический кризис, политическая нестабильность – всё это благодатная почва для вируса радикального ислама. Наша задача – создать избыточное давление, которое делает общество невосприимчивым к радикальным формам, которые пропагандируют разрушение государства и межнациональных, межгосударственных связей».

В январе сотрудники ФСБ задержали в Усть-Катаве членов межэтнической группы горожан, придерживающихся идеологии радикального ислама. В местах, где они жили, на городском рынке и в молельной комнате было найдено более 50 экземпляров религиозной литературы. Около 20 из этих книг внесены в федеральный список экстремистских материалов и запрещены. У неформального лидера общины, ранее судимого за убийство, нашли компоненты, с помощью которых можно изготовить взрывчатое вещество в кустарных условиях.

Поскольку возник вопрос о радикальности религий в целом, Анатолий Сараев сообщил, что «есть факты привлечения к уголовной ответственности участников признанной Верховным судом экстремистской организации «Духовно-родовая держава Русь», в отношении одного из участников которой дело направлено в еманжелинский суд». Представитель ФСБ также отметил, что радикальные течения бывают во всех религиях и идеологиях, но «ислам более всеобъемлющ касательно всех сфер жизни человека, и этим пользуются радикалы, которые подменяют понятия».

Илья Аносов определил «Исламское государство Ирака и Леванта» (деятельность организации запрещена в России и ряде других стран) как разновидность деструктивной идеологии: «ИГИЛ – тот же троцкизм: разрушение государственности и установление нового мирового порядка».

«Надо называть вещи своими именами, не нужно говорить о каком-то "Исламском государстве", – высказался муфтий Ринат Раев. – Если организация называется ДАИШ – значит ДАИШ, это переводится как "разрушитель, варвар". Люди привыкают слышать про ИГИЛ и думают, что если война идет против "Исламского государства", то она ведется против ислама, а это неверно. Нужно разъяснять и правильно подбирать слова».

Говоря в дальнейшем о словах, муфтий пояснил, что Коран называет джихадом: «Священная война, джихад, – это борьба со своими пороками, самая великая и священная война. И это превыше всего – бороться со своими недостатками. А убийство даже одного человека равноценно убийству всего населения земного шара. Верить или нет – это Богом дано, и когда ставят автомат к голове и принуждают принять ислам – это неправильно, это противоречит нашей вере. В Коране прописано, что будут перед последними временами ходить с черными флагами и от имени ислама, сердца у них каменные и веры никакой нет, и ничего человеческого в них нет».

Не смог обойти священнослужитель и нашумевшей темы сирийских беженцев в Европе, а также «ночи длинных рук» в Кёльне: «Почему из Сирии бегут, не защищая свои государства? Если они мусульмане, должны взять оружие и защитить свою родину, а не приносить проблемы окружающим. Мусульмане всегда защищали родину, даже несмотря на преследования государством, в Первой и Второй мировой до Парижа доходили. Правоверные забыли обиду на государство за гонения и встали на защиту отечества. А в Коране много говорится о достоинстве женщин, даже посланник сказал, что рай находится под ногами наших матерей».

Фото: Фото автора, с сайта Shutterstock.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...