13 августа четверг
СЕЙЧАС +20°С

Дауншифтинг по-уральски: как семья интровертов бросила всё и уехала в глухое село варить сыр

Их пригласил бизнесмен, пытающийся вдохнуть в родное село новую жизнь

Поделиться

Роман и Олеся променяли мегаполис на вот такую симпатичную жёлтую избушку. Жёлтого тут вообще много: сыр ведь тоже такой

Роман и Олеся променяли мегаполис на вот такую симпатичную жёлтую избушку. Жёлтого тут вообще много: сыр ведь тоже такой

В декабре, когда коронавирус только надувал щёки, семья Романа и Олеси из Екатеринбурга перебралась в глухое село в Челябинской области, где от вида весенних просёлков хочется затянуть «Э-эх, дороги...», а из достопримечательностей есть мечеть, симпатичное озеро Сагишты и новая сыроварня. Ради неё они и приехали. Вот как живётся дауншифтерам в башкирской деревне, где их поначалу считали «залётными».

Не делайте поспешных выводов: в России грязь и красота всегда идут рука об руку

Не делайте поспешных выводов: в России грязь и красота всегда идут рука об руку

Вот, например, восход

Вот, например, восход

И снег тут — не чета городскому

И снег тут — не чета городскому

Село Султаново, куда приехали ребята, любопытное: это в него пытается вдохнуть жизнь питерский бизнесмен Камиль Хайруллин, сам бывший султановец. Его философия — дать людям не рыбу, а удочку — материализовалась здесь в виде нескольких ярко-жёлтых срубов, оптоволоконного интернета, самой сыроварни, а также желания инвестировать в проекты, необходимые для роста. Например, в скотоводов.

Роман и Олеся на фоне своего домика

Роман и Олеся на фоне своего домика

Камиль Хайруллин (справа) обсуждает строительство дома. Снимок сделан в феврале прошлого года

Камиль Хайруллин (справа) обсуждает строительство дома. Снимок сделан в феврале прошлого года

Проект идёт не так что бы очень гладко. Несколько человек, приехав и попробовав, уезжали по разным причинам. Фельдшер Миляуше, которую здесь все хвалят, вынуждена была уехать из-за личных обстоятельств, а ещё потому, что не получила тот самый «фельдшерский грант», который положен медикам в глубинке. А один фермер из Волгограда привёз сюда на фуре целое стадо коров, но пробыл лишь пару месяцев. Версии, почему он сбежал, расходятся: одни говорят, мол, не сошёлся характером с Камилем, другие — что приехал в долгах и с надеждой, будто «богатый дядя» погасит кредит в 600 тысяч рублей.

В Султаново делают несколько сортов сыра, включая довольно экзотические, например, инжирный

В Султаново делают несколько сортов сыра, включая довольно экзотические, например, инжирный

Что касается сыра, то варить его начали ещё пару лет назад, сначала — в домах, а потом в специальном помещении, которое пока состоит из небольшой варочной и камеры для выдержки сыров, где они зреют до полугода и больше. А рядом — фундамент нового помещения, рассчитанного на кратно большие объёмы.

Фундамент будущей «большой сыроварни» уже залит. Снимок на память — внукам показывать. Нынешняя сыроварня на фоне

Фундамент будущей «большой сыроварни» уже залит. Снимок на память — внукам показывать. Нынешняя сыроварня на фоне

— Слушай, как ты стал сыроваром? — спрашиваю я Рому. — Ты вроде молодой? Сколько тебе?

Роме 28 лет, и сыроваром он стал отчасти случайно: говорит, поступил в сельскохозяйственный вуз, где была специальность пищевого технолога. Колебался, пойти ли на «молочку» или на мясное отделение, но выбрал первое. Никакого сверхплана не было, но постепенно профессия затянула — Рома производит впечатление человека цепкого, желающего во всё вникнуть.

Рома демонстрирует сыры, зреющие в специальной камере, где стоит очень характерный кисловатый запах

Рома демонстрирует сыры, зреющие в специальной камере, где стоит очень характерный кисловатый запах

— После вуза я устроился на мясное производство, но четыре года просидел на складе в качестве «кадрового резерва», — вспоминает он. — Но потом я понял, что нужно двигаться дальше, а Олеся поддержала меня. Я недолго работал на колбасной фабрике в Екатеринбурге, а потом в частной сыроварне, где сыр делали по итальянским технологиям.

Работа сыровара Роме сразу понравилась: как и Уолтер Уайт, он считает, что двух одинаковых варок не бывает.

— Сырьё разное, рецепты разные: здесь всё нужно контролировать в ручном режиме, — объясняет он, пока мы идём до сыроварни. Это пять минут хода.

До сыроварни мы добрались без пробок

До сыроварни мы добрались без пробок

Но на предыдущем месте итальянцы были настолько в авторитете, что творец внутри Ромы почувствовал себя в темнице:

— Там на них все молились, что ограничило возможности для роста.

В то время на Рому и вышел Энвер, менеджер султановского проекта. Поначалу и Роме, и Олесе идея показалась слишком авантюрной, чтобы думать об этом всерьёз, но засела где-то внутри и дала ростки. Примерно через год, осенью, они приехали в Султаново, огляделись и решили переезжать.

Несмотря на определённые страхи, Олеся поняла, что готова поддержать мужа. И женой декабриста себя не ощущает

Несмотря на определённые страхи, Олеся поняла, что готова поддержать мужа. И женой декабриста себя не ощущает

Рабочее место Олеси. Пока мы разговаривали, возникли срочные дела: SMM сам себя не сделает

Рабочее место Олеси. Пока мы разговаривали, возникли срочные дела: SMM сам себя не сделает

— Кто был застрельщиком?

— Скорее, Рома, — смеётся Олеся.

Когда-то она работала эйч-аром (специалистом по кадрам. — Прим. авт.) в крупной сети по продаже мобильной техники, потом — занималась SMM на фрилансе, в общем, была вполне себе интегрирована в интернет-бытие, определяющее наше интернет-сознание. Но идея сбежать в глухомань имела свои плюсы:

— Мы — два интроверта, нам по большому счёту хорошо вдвоём, разве что иногда не хватает родственников, если не удаётся выбрать к ним слишком долго, — рассказывает она.

А вот третий интроверт: фотографироваться кошка Косьма не хотела от слова совсем. Но пришлось

А вот третий интроверт: фотографироваться кошка Косьма не хотела от слова совсем. Но пришлось

Что касается Ромы, проект султановской сыроварни привлёк его невероятными творческими возможностями.

— Это касается не только самих рецептов и варок: я влияю на технологию, на закупку оборудования, на проект новой сыроварни, — рассказывает он. — На прежних работах я многое узнал и освоил, и теперь у меня есть возможность это применять на практике.

На днях Рома и его команда сварили первый пармезан, и, по его словам, всё прошло достаточно успешно, за исключением того, что подтвердить эту успешность удастся лишь через полгода — столько будет зреть сыр. Я отметил крестиком дату в середине августа.

Сыровары живут вот в таких домах

Сыровары живут вот в таких домах

Проект «Сырная юрта» постепенно обрастает командой: Рома «выписал» из Екатеринубрга сыровара, который занимает дом уехавшего фельдшера, за хозчасть отвечает Рим, уроженец Султаново, есть менеджеры-продавцы, есть специалист по SMM — собственно, это Олеся. Пока варят по 320 литров молока в день — это немного, но готовят плацдарм для значительно наращивания выпуска. Сыр не залёживается: его продают в магазинах Челябинска и Екатеринбурга.

Площадь комнаты, совмещённой с кухней, наверное, метров 25

Площадь комнаты, совмещённой с кухней, наверное, метров 25

Живёт молодая семья в одном из домов, построенных на деньги Камиля. Помещение небольшое, метров 40, но обстановка довольно милая: по планировке нечто вроде студии в спальном муравейнике, только пахнет деревом, а за порогом — такая тишина, что хочется пощёлкать и проверить, не оглох ли.

Это спальня. Стеснительную Косьму удалось поймать, но она всё равно вышла нечётко

Это спальня. Стеснительную Косьму удалось поймать, но она всё равно вышла нечётко

Платит семья только за электричество. Из удобств есть почти всё, что вы найдёте в упомянутом муравейнике, кроме лифта. Есть водопровод (из скважины), стиральная машина, микроволновка, душевая кабина и, конечно, быстрый интернет. Интровертам без него никуда.

В центре села — мечеть

В центре села — мечеть

Султаново находится примерно в 60 километрах от Челябинска и 170 километрах от Екатеринбурга, но если дорога до Кунашака и Муслюмово вполне годная, то последние 8 километров — ухабистая грунтовка. А поскольку село спряталось в своеобразном тупике, транзита через него нет: из гостей — только неистребимые рыбаки.

Есть тут и такие виды

Есть тут и такие виды

Не пугает ли эта уединённость, помноженная на тот факт, что в башкирском селе Рома и Олеся выглядят почти иностранцами?

— Не знаю, мы любим уединение: у нас вот кошка есть, — рассуждает Олеся. — А люди поначалу смотрели на нас так: чего с вами знакомиться, если вы завтра уедете? Не верили, что мы решим остаться.

Косьма — член семьи 

Косьма — член семьи 

Но когда серьёзность намерений подтвердилась, местные жители переменились:

— Они очень классные, открытые, душевные, — рассказывает Олеся. — Недавно Рома купил новые сапоги, мы идём с ним, а сосед кричит через всю улицу: «Рома, эгей, как сапоги?» В городе такого не встретишь. Здесь все друг другу ближе.

Рома и его крутые сапоги. Без таких тут в самом деле утонешь 

Рома и его крутые сапоги. Без таких тут в самом деле утонешь 

Сыроварение даёт хороший толчок молочному скотоводству

Сыроварение даёт хороший толчок молочному скотоводству

Впрочем, удалённость всё равно ощущается: Олеся говорит, что ей не хватает семьи, которая осталась в Екатеринбурге, тем более два месяца подряд не удавалось вырваться в город.

— Моя бабушка отнеслась с таким интересом, что теперь всё время звонит, спрашивает, советы даёт, — говорит Олеся.

Единственная проблема — удалённость от близких. Хотя при наличии интернета — не такая уж проблема

Единственная проблема — удалённость от близких. Хотя при наличии интернета — не такая уж проблема

Какие планы на будущее? Варить больше сыра, осваивать новые сорта, продвигать бренд «Сырная юрта».

— А может так быть, что вы осядете здесь насовсем? — спрашиваю.

Олеся пожимает плечами:

— Мы вообще не загадываем. Пока нам всё нравится, решение было обдуманным — мы хотели этого. А там посмотрим.

В Султаново много старых домов, но рядом растут новые 

В Султаново много старых домов, но рядом растут новые 

Напоследок спрашиваю о репутации мест: всё же недалеко река Теча и Муслюмово.

— Да, мы интересовались этим вопросом, — говорит Олеся. — Но прежде чем создавать здесь производство, Камиль Агзамович и его люди проверили уровни радиации, в том числе в воде: здесь всё чисто.

В прошлом году мы ездили на Течу с дозиметром, и даже в 10 метрах от воды фоны уже обычные (до Султаново 3 километра). Проблемы есть значительно ближе к «Маяку»: там в поймах реки фонят донные отложения, но не так чтобы критично.

Фактурный чувак

Фактурный чувак

По ухабистой дороге я уезжаю с хорошим чувством. Может быть, потому что в городе у меня был передоз новостей о коронавирусе, а Султаново — как другой мир. А может быть, в семье Ромы и Олеси есть что-то такое... В общем, такое. И хочется пожелать, чтобы оно осталось с ними подольше, а с годами вызрело, как тот «Пармезан».

Безработный 

Безработный 

Этот при деле

Этот при деле

Караулит дрова, наверное

Караулит дрова, наверное

А вот два скептика, Талгат Мурзакамалов и Нурулла Муниров. Они уверены, что Камиль «мутит воду ради грантов»

А вот два скептика, Талгат Мурзакамалов и Нурулла Муниров. Они уверены, что Камиль «мутит воду ради грантов»

Это улица, на которой живёт семья 

Это улица, на которой живёт семья 

Сверхзадачей для Султаново остаётся поиск фельдшера, а также фермера-козовода. А для многодетных семей здесь готовы построить свой дом.

Вот рассказ о самом проекте возрождения села через год после начала.

Султаново — совсем не глухое место на фоне вот этой деревни под Златоустом: в Плотинке нет даже электричества.

Мы круглосуточно ждём от вас сообщений, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp, Viber или Telegram по номеру +7 93 23-0000-74. Телефон службы новостей 7-0000-74. Подписывайтесь на наш канал в «Телеграме».

оцените материал

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!