26 января среда
СЕЙЧАС -13°С

Врачи вернули слух без рисков для нервов

Поделиться

К своим 38 годам Денис Шульга почти оглох на одно ухо. Однако молодой папа троих детей решил не сдаваться и найти способ восстановить слух. Участковый лор-врач направил его в клинику ЮУГМУ для проведения высокотехнологичной операции. С помощью монитора целостности лицевых нервов такие операции стали еще более безопасными для пациентов.

Поделиться

Денис Шульга, пациент Клиники ЮУГМУ. Беседа с пациентом через 30 минут после операции

К потере слуха привела обычная житейская ситуация. В детстве Денис гостил у бабушки с дедушкой и, как это иногда бывает, простыл, начался отит, который потом прорвал барабанную перепонку. «Врачи объясняли, если бы ее сначала вскрыли, и гной вышел, то она бы потом сама заросла, – вспоминает молодой мужчина, – но когда ее прорывает гной, то барабанная перепонка уже не зарастает». Любое попадание воды, любое переохлаждение оборачивалось для Дениса опять осложнением, нагноением, как следствие, с годами он стал уже замечать ухудшение слуха.

«При нарушении целостности барабанной перепонки всегда есть риск проникновения инфекции и в среднее ухо, и в глаз, и в головной мозг, и он велик, что может привести к разного рода осложнениям, – поясняет заведующая отделением оториноларингологии Клиники ЮУГМУ Анна Кочеткова. – Суть слухулучшающих высокотехнологичных (ВМП. – Прим. авт.) операций, которые мы проводим – в восстановлении анатомии уха – цепи слуховых косточек, целостности барабанной перепонки, следовательно, улучшается и возвращается слух пациента».

Поделиться

Выполнение слухулучшающей высокотехнологичной операции под местной анестезией

Такого рода операции на Южному Урале стали более доступными и безопасными. лор-отделение Клиники ЮУГМА проводит их по ВМП с 2010 года. Тогда их было выполнено всего 50. В 2015 году – 243 операции, а в 2016-ом на ухе и гортани планируется провести уже порядка 400 хирургических вмешательств, в том числе под контролем нейромонитора.

Большинство пациентов, которые поступают на ВМП – это пациенты, такие же, как и Денис – с хроническими средними отитами, после травм уха с разрывом цепи слуховых косточек, с отосклерозом, с травмами барабанной перепонки, с новооброзованиями среднего уха.

Еще в студенчестве челябинец думал заняться своим ухом, но тогда и квот не было, и времени. Весной этого года снова случилось обострение, которое едва не обернулось полной потерей слуха на левом ухе. Лор-врач участковой поликлиники спросил, почему Денис не делает операцию, которая бы сняла все риски. Объяснил, что это возможно – все показания для получения квоты на ВМП есть, надо только пройти обследование – и направил своего подопечного в Клинику ЮУГМУ. С момента подачи документов до самой операции прошло меньше чем полгода – как раз тот срок, чтобы после воспаления все зажило и восстановилось.

«Неожиданно было, что даже уже во время операции я понял, что стал слышать лучше, – признается Денис. – Первые уколы ставили, то они были ощутимы, потом громкий звук, когда в слуховом канале врачи работали, это немножко напрягало, никакой боли не было вообще. После операции немножко голова кружится, а так спокойно все, нормально, ничего не болит». Эти строки Денис уже читает дома, в кругу семьи. Он мечтает, что пройдет всего-то полгода или год, и он снова сможет нырять и даже заняться подводной охотой. Он считает, что такой молодой и богатый папа, как он, должен быть примером для своих детей во всем.

Поделиться

Моделирование хряща для проведения тимпанопластики.

Денису даже не привелось узнать, что многие операции в отохирургии сопряжены с риском непреднамеренного повреждения лицевого нерва. Несмотря на использование современного микроскопа, высокоточного микрохирургического инструментария, он достаточно велик в силу анатомических особенностей – сам по себе он проходит в костном канале, но бывает, что в результате воспаления канал разрушается, и лицевой нерв оказывается незащищенным и нераспознаваемым. Встречаются и аномалии лицевого нерва, когда его положение не соответствует учебнику или атласу анатомии, и располагается лицевой нерв, как ему вздумается.

Непреднамеренное повреждение лицевого нерва во время операции может привести к одному из серьезных осложнений в отохирургии – к развитию пареза, или паралича. В результате возникает грубый косметический эффект, лицо перекашивается, тем самым наносится серьезная психическая травма, что существенно снижает качество жизни пациента. Единственной профилактикой до недавнего времени таких осложнений была тщательная анатомическая визуализация: отохирурги всеми доступными способами находили лицевой нерв и «откладывали» его в сторону от греха, что называется, подальше.

Поделиться

Анна Кочеткова, заведующая оториноларингологическим отделением Клиники ЮУГМУ, главный оториноларинголог Челябинска

Многих пациентов этот риск удерживал от обращения к врачу. Теперь на помощь отохирургам пришел нейромонитор, который позволяет обнаружить лицевой нерв в ста процентах случаев. «Применение интраоперационного нейромониторинга значительно облегчает нам работу, – признается Анна Павловна, – лицевой нерв можно не просто обнаружить, но и оценить его функциональную сохранность. Кроме того, монитор открывает гораздо более широкие возможности по проведению слухулучшающих операций вообще, позволяя действовать смелее в среднем ухе, тем самых обеспечивая наилучший результат операции и наименьший риск рецидива».

Бывает, что у пациента в ухе буквально «каша» – настолько запущенный воспалительный процесс, что все заросло грануляциями, тогда потихонечку слой за слоем, отохирурги вычищают все, снова и снова используя датчик монитора. Стоит приблизиться ближе, чем на два миллиметра к лицевому нерву, как он начинает издавать громкие звуки – вопит на всю операционную так, что сомнений нет – туда ходить не надо. Пациент находится под общим наркозом и ничего не слышит, а отохирурги, зная местоположение нерва наверняка, могут действовать смелее, удаляя все патологические ткани вокруг него.

С таким помощником и время операции сокращается, и работать можно без напряжения и опасений. И пациентам спокойнее: они уже знают, что при таких операциях возможен риск повреждения лицевого нерва, и наличие аппарата снимает все страхи. Главный оториноларинголог Челябинска Анна Кочеткова отмечает, очень много запущенных случаев появилось в последнее время. Лор-центр в Клинике ЮУГМУ – федеральный, поэтому принимает и город, и область, и из других регионов – пациенты приезжают из ХМАО, Кургана, даже Москвы. Так что новый аппарат без работы не останется. А после прохождения хирургического лечения пациентов на произвол судьбы тоже не бросают – они могут пройти реабилитацию и наблюдение здесь же, в консультативно-диагностическом отделении.

Фото: Фото Олега Каргаполова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter