Все новости
Все новости

Онколикбез: зачем глотать «трубку» и почему эндоскописты мечтают об очереди из пациентов

Разбираемся, как эндоскопические вмешательства могут стать хирургией будущего.

Эндоскопические операции — это хирургия будущего: без разрезов, без крови и с хорошим результатом

Поделиться

Эндоскопические операции — одно из самых молодых направлений в хирургии онкологических заболеваний. Такому отделению в челябинском областном клиническом центре онкологии и ядерной медицины (ЧОКЦО и ЯМ) всего десять лет. Во многом развитие эндоскопической хирургии зависит от наличия и качества техники, которая в руках профессионала может творить чудеса. Не менее важна и готовность самих пациентов следить за своим здоровьем и чуть быстрее, чем «вовремя», доходить до своего доктора. Всё просто: с помощью эндоскопа можно вылечить как фоновое заболевание, так и предрак и даже рак пока он ещё не вышел за пределы слизистой оболочки. В новом выпуске онколикбеза разбираемся, как удаётся не заблудиться в закоулках организма и на что способны современные медицинские технологии. На эти вопросы и другие вопросы отвечает заведующий эндоскопическим отделением ЧОКЦО и ЯМ Константин Кулаев.

Если у вас есть вопросы касательно темы онкологических заболеваний, если вы сами столкнулись с этой болезнью или вы знаете смельчаков, победивших ее и готовых рассказать о своем опыте, обязательно пишите на почту Написать письмо с пометкой «онкологический ликбез».

— Константин Иванович, чем занимается эндоскопическое отделение? Почему без вас уже не обойтись?

— Наше отделение занимает такую нишу, которую ничем и никем другим заменить уже невозможно. Говоря простым языком, мы залезаем глубже, дальше и агрессивнее так, как никто до нас. Мы решаем такие задачи, которые до нас не смогли решить, например, по месту жительства пациента: не смогли верифицировать (распознать, уточнить) диагноз из-за каких-то тонкостей, особенностей. Или всё обследовали, а первичный очаг так и не нашли — не увидели. И мы пересматриваем и находим эти очаги. Конечно, многое решает аппаратура. Благодаря современным аппаратам, мы можем через просвет даже выйти за пределы полого органа и взять материал на биопсию, чтобы распознать, что это за опухоль, какова её структура и другие характеристики. Раньше это было невозможно сделать.

Константин Кулаев мечтает загрузить работой свое отделение: фоновыми и предраковыми заболеваниями

Константин Кулаев мечтает загрузить работой свое отделение: фоновыми и предраковыми заболеваниями

Поделиться

— Что можно посмотреть с помощью эндоскопического оборудования? Куда вы можете залезть?

— Через естественные отверстия можно посмотреть всё, что нужно. (Улыбается.) Начнём с носа — можно посмотреть заднюю стенку носоглотки, гортаноглотку, ротоглотку, носоглотку. Далее идёт верхний пищеварительный тракт — желудок, пищевод, двенадцатиперстная кишка, часть тонкой кишки, затем кишечник — толстая кишка, прямая кишка, сигмовидная кишка. Это уже немножко другие исследования, но тоже эндоскопические. Ну и, конечно же, дыхательные пути — это одна из наших самых «козырных» специализаций, на которой мы уже отточили мастерство, что называется собаку съели.

— Это «просто посмотреть», а прооперировать?

— Наше отделение решает три больших задачи. Первая — да, диагностическая. С помощью эндоскопического ультразвука (лёгкие, желудочно-кишечный тракт) проводится верификация диагноза и принимается решение о проведении эндоскопической операции. Второе — сами операции: по поводу предраковых патологий и раннего рака. Сложность в том, что такие операции показаны только при первой стадии заболевания — самое начало болезни, когда она не вышла за пределы слизистой оболочки, и ещё не задействованы стенки органа. В этой ситуации можно эндоскопическим способом удалить даже всю повреждённую слизистую оболочку и прекратить опухолевый процесс.

Третья — паллиативная помощь. При тех стадиях, когда опухоль уже имеет большие размеры и мешает, например, приёму пищи или, наоборот, опорожнению кишечника, выполняются разного рода операции, которые облегчают состояние больного. Это особенно важно для ослабленных пациентов, которым болезнь не даёт возможность восстановить силы и провести большую радикальную операцию. Тогда на помощь приходим мы — проводим эндоскопическую реканализацию будь то пищевода, желудка, толстой кишки, будь то бронхов. Бывают пациенты, которые не могут пошевелиться, им не хватает дыхания, настолько опухоль проросла в трахею, что от просвета уже ничего не осталось — не более пяти миллиметров. Чтобы помочь человеку, ставим стенты, восстанавливаем просвет. Он набирается сил и продолжает лечение: идет на химиотерапию, лучевую терапию.

— Что такое в данном случае «прийти рано»? Какие размеры критичны?

— Размер значения не имеет. Главное, чтобы не было инвазии — прорастания в глубокие слои. У нас был достаточно уникальный случай, когда мы убрали пациенту всю слизистую оболочку кишки. Прорастания опухоли в глубокие слои оболочки не было, это был, скажем так, предрак, но она занимала всю длину слизистой оболочки кишки, а это по окружности — более 20 сантиметров. Мы всё убрали, и человек теперь живёт! Да, поначалу были небольшие сложности: после рубцевания ткани образовались стенозы, но постепенно всё разбужировалось, функции кишечника восстановились, другими словами, пациент сам ходит в туалет, что немаловажно. И самое главное — опухоли нет.

С помощью эндоскопического оборудования через естественные отверстия можно посмотреть практически всё

С помощью эндоскопического оборудования через естественные отверстия можно посмотреть практически всё

Поделиться

— Какова потребность в такого рода операциях? И каковы возможности отделения, чтобы их удовлетворять?

— В год эндоскопических операций выполняется у нас в отделении уже 50, а начинали всего с шести. Конечно, для того, чтобы влиять на ситуацию, их количество должно быть в восемь раз больше. Пациенты с ранним раком очень долго к нам идут, к сожалению. И причин тут две. Мы регулярно собираем всех эндоскопистов области, показываем, рассказываем, учим, как находить таких пациентов, куда направлять, чтобы они попадали к нам очень быстро. Проблема отрасли — на периферии мало хороших качественных аппаратов и специалистов, которые могут хорошо с ними управляться и «видеть» патологию. Можно даже на старом аппарате, используя все его возможности, посмотреть пациента тщательно, а не наспех. Из-за этого ранние раки и пропадают из нашего поля зрения.

А бывает, что и сами пациенты «гуляют» месяцами с уже выданным направлением на госпитализацию к нам. Мы буквально хватаем каждого, кто подходит под наши условия.

Это высокотехнологичные операции, но при этом очень экономные во всех смыслах. Человек после неё может встать и идти домой, выполняя все рекомендации врачей. И чувствует он себя гораздо лучше, чем после большой полостной операции, сами понимаете, и затрат на своё пребывание уже таких не требует, и результат качественнее.

Нам удалось добиться того, что у отделения появился свой операционный день, теперь мы стараемся его загрузить полностью. Потом перейдём на второй день, будем формировать очередь.

После использования оборудование проходит тщательную обработку

После использования оборудование проходит тщательную обработку

Поделиться

— Мне кажется, сами пациенты просто боятся ваших исследований. Ну не самые они приятные — что фиброгастроскопия (желудок), что колоноскопия (кишечник), что бронхоскопия (легкие)…

— А что лучше: потерпеть раз в год или потом попасть на большую полостную операцию? Если патологии нет, то исследование можно проводить и раз в три года. Гастроскопия за один раз решает множество вопросов, начиная от терапевтических и заканчивая онкологическими. Заподозрить, что это такое, понять, разобраться и решить вопрос — все просто! Должна формироваться культура отношения к своему здоровью.

— А больше никак не определить? Без «трубки» никак не обойтись?

— Клинически поставить диагноз можно — да, гастрит. Но чтобы его адекватно лечить и вылечить, его нужно тоже верифицировать, определить, что стало причиной развития заболевания, какой он: ассоциированный — бактериальный или химический (воздействие желчи) или аутоиммунный. Это фоновое заболевание, его можно пролечить, и оно не станет предраковым. А потом просто контролировать.

— Как человек узнает, есть у него фоновое заболевание или нет?

— По своему самочувствию, это просто. Только в единичных случаях онкозаболевание может случиться спонтанно, что называется, на ровном месте. Чаще всего оно развивается на фоне каких-то воспалительных изменений. Например, в желудке длительно текущий гастрит, который никак не корригируется и не лечится. Он «сидит» лет так 15, его даже никто не определяет. Но сам-то человек это недомогание чувствует! То же самое при других фоновых нелеченных заболеваниях — колит, панкреатит и так далее. Длительно текущее воспаление, на основе которого развивается дисплазия (изменения в слизистой, замещение другим эпителием), которая потом переходит в рак. В основном всё развивается долго и постепенно из-за непролеченных болячек. Всеми этими изменениями можно управлять вместе с гастроэнтерологом: пищевод Барретта, дисплазия, метаплазия — мы можем это сейчас лечить, главное, чтобы пришел вовремя!

Безопасность пациента — важней всего

Безопасность пациента — важней всего

Поделиться

— Каким вы видите будущее эндоскопической хирургии?

— Эндоскопия давно вышла за рамки сугубо диагностических возможностей. Сейчас это самостоятельная и полноценная хирургия, без которой ни одна современная клиника уже не может обойтись. Ограничение одно — быстро развивающиеся технологии, когда новое оборудование появляется очень быстро, превосходя все, что было до него, по возможностям в разы. Ну и его стоимость — например, тот аппарат, который нам был бы очень кстати, гастроскоп — стоит порядка 10 миллионов рублей, а приставка к нему — ещё 20 миллионов.

Само развитие этого направления зависит от специалистов, которые готовы на нем работать, умеют это делать, хотят этому постоянно учиться. А двигаться можно в любую сторону — хоть в панкреато-билиарную зону, хоть в легкие, хоть в желудочно-кишечный тракт. Не за горами то время, когда резекцию — пусть части — желудка, которую сейчас выполняют лапароскопически, «завтра» научатся делать эндоскопически. Вопрос только в том, кто первый это сделает.

У нас есть собственный канал в Telegram, где мы публикуем главные новости Челябинска и региона. Хотите первым читать наши материалы? Подписывайтесь: t.me/news_74ru.

По теме

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter