Западные фармкомпании отказались от инвестиций и клинических исследований в России. Как это отразится на цене и наличии лекарств

У экспертов по этому поводу — полярные мнения

Специалисты считают, что дефицит некоторых лекарств сейчас создан искусственно

Специалисты считают, что дефицит некоторых лекарств сейчас создан искусственно

Поделиться

Крупные международные фармацевтические компании отказались проводить новые клинические исследования своих препаратов в России, рассказывает «Доктор Питер». Правда, Минздрав еще не получил от них соответствующих уведомлений, но дело можно считать свершившимся: соответствующие сообщения появились на сайтах Pfizer, Lilly, AbbVie и представителей MSD. Также звучат заявления, что иностранные фармкомпании больше не будут вкладывать деньги в российскую экономику, отказываясь от инвестиций.

Эксперты рынка считают, что в нынешних условиях инвестиции — это всегда риск, и иностранный бизнес понять можно. Что касается последствий для российской экономики и потребителя — у специалистов разные мнения. (Ранее мы публиковали репортаж о том, как челябинцы столкнулись с отсутствием ряда лекарств в аптеках).

Рекламы не будет, а цены — вырастут


Павел Лисовский — ведущий эксперт на фармацевтическом рынке, кандидат экономических наук, управляющий партнер «Проектирование систем управления». Действительный участник РАФМ.

— Да, ряд компаний заявил о прекращении инвестиций. Они хотят показать, что остаются на рынке, но не инвестируют в рекламу, например. А это, в общем, не очень приятно для России, — объясняет ведущий эксперт на фармацевтическом рынке Павел Лисовский. — Фарма — один из бюджетодержателей, к примеру, телевизионной рекламы. 50% рекламы в телевизоре — это лекарства. И представьте, всё это уйдет… На что будут жить телеканалы, да и все, кто задействован в рекламном бизнесе, по цепочке? Это очень немаловажно — это кровь товаропроводящей цепочки.

Сокращение инвестиций в рекламу приведет к увеличению стоимости лекарственных средств.

— Не думайте, что раз теперь производители не будут тратиться на рекламу, то лекарства дешевле будут — нет, не будут! — признает Павел Лисовский. — Это очевидно. Они будут продаваться еще и дороже. Наш рынок становится менее интересным, токсичным для иностранных коллег.

— Российский фармацевтический рынок составляет примерно всего 1,5% от мирового, — продолжает эксперт. — Да, он входит в топ-15 рынков мира, но переоценивать свои возможности не надо. Если сравнивать его с рынками США, Германии, Франции, Британии, это совершенно другой уровень. Конечно, есть фармкомпании, для которых потерять российский фармрынок будет критично, вплоть до закрытия бизнеса, но есть и те, для кого эти 1,5% не так уж важны.

Что касается заявлений иностранных компаний о том, что они готовы приостановить работу в России, аналитики уверены, что под ними всегда лежат экономические обоснования.

Отказ от клинических исследований


Сергей Шуляк — генеральный директор маркетингового агентства DSM Group.

— Когда сейчас западные фармкомпании в политическом ключе заявляют, к примеру, о приостановке инвестиций, надо понимать, что под этими словами лежит глубокая экономическая проработка. Очевидно, что в современных условиях никто не будет строить в России заводы, открывать новые производственные линии. Но не из-за политических последствий, а в большей степени из-за экономических — инвесторы не могут просчитать и понять, когда смогут окупить вложения, — рассказал «Доктору Питеру» генеральный директор маркетингового агентства DSM Group Сергей Шуляк.

Из всех сделанных зарубежными фармкомпаниями заявлений больше всего настораживает их отказ от клинических исследований на территории России. Это грозит тем, что новые препараты от этих производителей не смогут быть зарегистрированы в России. Сейчас, чтобы получить регистрацию, часть мультицентровых клинических исследований должна проходить в России — по закону, это обязательное требование.

Это самая серьезная часть заявлений, но, в принципе, и это преодолимо — для этого надо внести изменения в законодательство и поменять правила регистрации лекарств.

Чтобы зарегистрировать в России новый препарат, нужно, чтобы часть исследований проходила у нас в стране

Чтобы зарегистрировать в России новый препарат, нужно, чтобы часть исследований проходила у нас в стране

Поделиться

От поставок не отказываются


— Всё остальное в заявлениях выглядит достаточно спокойно, — отмечает Сергей Шуляк. — Ни одна компания, кроме американской Eli Lilli, не отказывалась от поставок лекарств. Да и заявление Eli Lilli о том, что она приостановит поставки нежизненно важных лекарств, честно говоря, не особо пугает. Ну не будет она поставлять таблетки для повышения потенции «Сиалис» — у них и так в последнее время доля продаж была крошечной. Поэтому можно предположить, что, сделав такое громкое заявление, они просто красиво ушли с рынка, не выдержав конкуренции.

Никто другой пока от поставок не отказывается, как и от существующих совместных производств лекарств.

Даже если кто-то и прекратит здесь производство того или иного препарата, что бы ни заявляла фармкомпания, это будет скорее не политическое решение, а экономическое.

Дефицит — искусственный


Что касается дефицита некоторых лекарств в аптеках, о котором говорят, на мой взгляд, он по большей части искусственный. Причем часто о нем говорят люди, которые неделю назад в ажиотаже закупили 3–6-месячный запас лекарств. Хочу отметить, что ни одна система лекарственного обеспечения в любой стране мира не способна за короткий промежуток времени — за те же 2 недели — обеспечить всё свое население запасом лекарств по определенным позициям на полгода. Такого нигде не было, нет и не будет.

Помните, как в пандемию были периоды, когда из аптек исчезали то антибиотики, то антикоагулянты? А у многих людей, купивших тогда на панике препараты, они до сих пор лежат в аптечке. На самом деле поставки импортных лекарств продолжаются. Да, бывают задержки, бывают сбои, но в целом всё работает. К примеру, были случаи, когда дальнобойщики боялись ехать в Польшу из-за риска нападения на российские машины. Некоторые компании удлиняли логистическую цепочку — везли не напрямую через Европу, а через Прибалтику.

Российские фармпроизводители рассказывают, что у них участились случаи задержки по поставкам из Европы компонентов для синтеза субстанций. К слову, есть проблемы и по поставкам китайских фармсубстанций, но они длятся уже больше года — там ужесточили экологические требования, из-за чего закрылась часть заводов, продолжается энергетический кризис, да еще и пандемия. Но, еще раз отмечу, принципиально всё сохраняется — никто от поставок важных лекарств не отказался.

Будем решать в рабочем порядке


Николай Беспалов — директор по развитию RNC Рharma.

— Если посмотреть на действия зарубежных фармкомпаний, которые объявили о каких-то санкциях, все они крайне осторожные, и речь идет об очень аккуратных мерах. Да, они вроде бы отказываются от инвестиций и продвижения, выведения новых продуктов на рынок, ну и бог с ним, главное, чтобы они поставляли продукцию, необходимую российской системе здравоохранения. Если они не будут этого делать, придется решать эту ситуацию в рабочем порядке, — рассказал на пресс-конференции Николай Беспалов, директор по развитию RNC Рharma. — Тем не менее я слышал от многих компаний-производителей, особенно французского фармбизнеса, что они не собираются ничего ни приостанавливать, ни тормозить. А некоторые компании, которые уже объявили о приостановке каких-то действий, заявили, что надеются, что в ближайшее время они приостановку отменят и начнут опять нормально работать.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter