16 декабря понедельник
СЕЙЧАС -12°С

Временное жилье: маневрировать некуда

Поделиться

Временное жилье, обветшавшее и «убитое» за долгие годы, стало единственной крышей над головой для погорельцев и бывших жителей разрушенных по воле случая домов. Под частично побеленным фасадом муниципального дома скрываются грязь, неустроенность и разбитые судьбы. Кто и почему заселился в маневренный дом и как там живется? Дежурный по метрам посетил здание, о котором многие слышали, но мало кто видел – экскурсия стала одним из самых ярких впечатлений нынешнего лета.

Что такое «маневренный фонд»?

Для начала расскажу о предназначении и сути маневренного фонда. Это специализированный жилфонд для временного проживания людей, чье единственное жилье стало непригодным для проживание после стихийных бедствий, пожаров и других ЧП. Фонд является муниципальной собственностью, но претендовать на временную крышу над головой могут как наниматели муниципального жилья, так и собственники приватизированных квартир.

В идеале у каждого города должны быть «запасные» дома на случай чрезвычайных ситуаций. В Челябинске этот фонд оказался тайной за семью печатями – о маневренных помещениях знают, но не говорят. Данные о количестве и качестве площадей получить не удалось. В весеннем разговоре с экс-руководителем Управления ЖКХ города Вадимом Борисовым я выяснила лишь некоторые подробности: этот фонд востребован и его не хватает.

«Это серьезная проблема в Челябинске – маневренного жилья очень мало, и оно в очень плохом состоянии. Состояние – решаемый вопрос. Но его же брать где-то надо, – рассказывал собеседник. – В начале 90-х годов маневренный фонд в Челябинске исчислялся десятками тысяч квадратных метров. Люди целыми домами переселялись на время пока их дома капитально ремонтировались, к примеру, менялись перекрытия. Но все ушло».

Личный взгляд на «транзитное» жилье

Дом № 34а на улице 40-летия Октября находится практически в центре города – недалеко от Комсомольской площади. На первый взгляд здание не отличается от соседней жилой двухэтажки – честно говоря, я ожидала увидеть непримечательную обстановку среднестатистического подъезда. С первого шага разочаровываюсь: в небольшом тамбуре оказалась запутанная сеть из труб, которая не внушила доверия к коммуникациям и оборудованию в этом доме. Потом поняла, что дом барачного типа (по 12 квартир на этаже),  здесь два санузла и одна кухня на весь этаж. Разведка этих мест общего пользования не порадовала. Не представляю, как можно здесь заботиться о гигиене, если везде сплошная антисанитария... Моя избалованная комфортом нога даже в шлепках не ступила бы в видавшую виды и тела «душевую кабину». В санузле такой же «трэш», ванна оказалась немного чище. Еще одно подсобное помещение – прачечная, где стоит одна стиральная машина и две замызганные раковины.

Большинство комнат заперты, туда стучать я не стала, а в приоткрытые заглянула: пустое пространство с раковиной, покрашенными синей краской стенами и серой от долгой жизни побелкой. «Камера» не больше 12 квадратов.

Коридоры, двери и деревянные полы в таком же удручающем состоянии, как и санузлы. Все липкое, грязное, доски гниют, краска отваливается кусками вместе со слоем штукатурки. В одном конце коридора на первом этаже импровизированная прихожая, отгороженная яркими шторами, как занавесом. За ними стоит кресло.

Единственное, что приятно удивило – отсутствие в коридорах и на лестнице мусора, оберток, пакетов и «бычков». Но меня преследовал затхлый запах застарелых вещей и плесени и одна-единственная мысль: либо временные жильцы до такой степени «ушатали» этот дом, либо здесь ничего не менялось со времен царя Гороха.

Истории переселенцев

Приглядимся к обитателям этого дома. Сначала мне встретилась Эльвира – немолодая женщина, которая, судя по всему, не впервые попала в объятия зеленого змия. До переселения семья жила в хуторе Миасском. «Когда проводили газ в поселок, на наш дом упал кран и сломал крышу, – вспоминает женщина. – Уже четыре года живем здесь. Старшему ребенку сейчас 13, младшим близнецам по пять».

Затем пообщаться вышла Ирина. Девушка-сирота рассказала, что попала сюда в апреле нынешнего года после пожара в доме в Чурилово. Ей вместе с братом и полуторагодовалым сыном предоставили одну комнату без мебели. «Сказали, что жилье дали на год. За этот год мы должны восстановить сгоревший дом, – продолжает девушка. – На это нам дали 20 тысяч рублей. Деньги потратили на мебель и холодильник».

Ирина впустила меня в свою комнатушку, где почти все свободное место занимал разложенный диван из советского прошлого. Потрепанные коврики на полу и стене за спальным местом, этажерка с посудой в углу, стол с электроплиткой, доисторический холодильник, игрушечные машинки на маленьком балконе. Вот и вся обстановка. А детская кроватка, как оказалась, принадлежала не бегающему рядом малышу с растаявшей конфетой в руке, а месячному младенцу. Ирина призналась, что о новом ребенке органы соцзащиты еще не знают. Но она надеется, что этот факт поможет продлить пребывание в этом доме или увеличить временную жилплощадь.

В маневренном доме не только растут дети, но и доживают свой век старики. Так, невероятно абсурдным образом сюда попала бабушка из Колупаевки. Как рассказала Эльвира, чебаркульский «Икарус» на полном ходу врезался в дом старушки. В итоге здание развалилось, а несчастную бабушку парализовало.

По словам переселенцев, строение раньше принадлежало больнице. С «коммуналкой» здесь до сих пор туго: на втором этаже работает только один туалет (второй давно сломался), канализация и трубы протекают, а во время нашей фотосъемки и горячей воды в доме не было – опрессовка

Судя по ответу прокуратуры Челябинска, который найден в Сети, в доме на 40-летия Октября проживают и две семьи из недавно сгоревших квартир в здании на Ловина. Для пострадавших 33 человек в муниципальном доме выделялось девять квартир, но большинство отказалось от этих помещений. Также в письме указано, что свободная муниципальная жилплощадь есть и в обычных жилых домах в разных районах города, к примеру, на Котина, 24, Марченко, 33в, Болейко, 7а, Энгельса, 42а, проспекте Победы, 304.

Отметим, что планы на расширение маневренного фонда в Челябинске и области все-таки удалось обнаружить, хоть и в проектном состоянии. Как говорится в опубликованном проекте программы «Развитие жилищного строительства в Челябинской области на 2011-2015 годы, в 2012 году специализированный фонд должен пополниться на пять помещений, в 2013 – на 10, в 2014 и 2015 – снова на пять. Для этого предполагается привлекать пригодные для проживания ветхие площади и выморочное имущество – неприватизированные квартиры умерших нанимателей, в которых никто больше не прописан.

...Да, маневренный фонд – не самое привлекательное жилье и, скорее, напоминает разбитые старые общаги или коммуналки. Его жильцам не позавидуешь. Но сегодня это единственный шанс у переселенцев не стать бомжами и хоть как-то попытаться выстраивать свою жизнь. Увы, реальность такова, что даже на эту совсем не привлекательную крышу над головой претендует слишком много людей.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Я всё понимаю, у каждого своя беда и своя история... НО подтереть зад в туалете и бросить бумажку на пол! это я понимать отказываюсь! да и валяющиеся пивные соски объёмом 2.5 литра (видать из меньшей тары не пьют) я тоже понять не могу... просто люди свиньи! И никакого оправдания тут быть не может...

777777
26 июл 2012 в 13:09

Недавно дали квартирку в новом дометаким переселенцам- так они новое жилье предватили в такой же свинарник, мусор- из окна, мусор в подъезд.....окурки и бутылки из окна....ВСЕ зависит от культуры..

Вера
26 июл 2012 в 15:52

жалко только ту бабушки с Колупаевки - если бы она свой участок земли только продала,то на 1,5 бы хватило, но кто-то видимо воспользовался её беспомощностью и захватил участок - интересно куда соц работники смотрели? А водитель того икаруса или его работодатели интересно как-то помогают бабуле?