5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +18°С

Ведущие

«Должен быть наказан по всей строгости закона»: начался процесс по делу о ДТП Андрея Косилова

74.RU в режиме реального времени рассказал о первом судебном заседании

Поделиться

У Андрея Косилова на этом процессе два адвоката. На этом фото с ним Николай Шиманович (слева)

У Андрея Косилова на этом процессе два адвоката. На этом фото с ним Николай Шиманович (слева)

6 марта в Аргаяшском суде начали рассматривать по существу уголовное дело о ДТП с участием бизнесмена Андрея Косилова. Бывшего вице-губернатора Челябинской области обвиняют в совершении аварии за рулём Lexus, в результате которой во встречной «Ладе» были тяжело ранены двое молодых людей из Екатеринбурга — водитель и пассажирка. Пострадавшие подали иски к гендиректору «Рависа» на 13 миллионов рублей. Неделю назад, 27 февраля, состоялись предварительные слушания. Рассказываем о процессе в режиме реального времени.

Всё об этой аварии и её последствиях — в материалах 74.RU.

Видео: читатель 74.RU

Михаил Штаюра

К Аргаяшскому суду подъехала «Лада» 14-й модели. Андрей Косилов и его адвокат Николай Шиманович — в качестве пассажиров. За рулём второй адвокат экс-чиновника Анастасия Таминдарова.

Михаил Штаюра
Уголовное дело бывшего вице-губернатора рассматривают в Аргаяшском районном суде

Уголовное дело бывшего вице-губернатора рассматривают в Аргаяшском районном суде

Все они проходят в здание суда, мужчины поздравляют корреспондентку 74.RU с наступающим праздником 8 Марта.

Михаил Штаюра

В Аргаяшский суд прибыл прокурор, поддерживающий гособвинение.

Михаил Штаюра

Напомним, что Андрей Косилов на время следствия находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. А на имущество гендиректора «Рависа» (четыре объекта недвижимости, один автомобиль) наложили арест.

Михаил Штаюра

Сегодня в суде снова журналисты разных изданий. Помимо 74.RU, процесс освещают съёмочные группы двух телеканалов.

Михаил Штаюра

Участники процесса ждут начала заседания в коридоре. Второй стороны по-прежнему нет. Им ехать дальше — из Екатеринбурга. Возможно, именно с этим связана задержка.

Михаил Штаюра

Прокурор рассказывает нам порядок. Сначала на заседании огласят обвинительное заключение, потом начнётся допрос пострадавших и свидетелей. Что успеют сегодня, пока неясно.

Михаил Штаюра

В суд прибыл первый пострадавший. Это Никита Лавров, водитель «Лады». Он и его адвокат проходят досмотр на входе.

Михаил Штаюра

Появилась второй адвокат. Она представляет интересы второй потерпевшей — Насти Вяткиной, которая сейчас проходит курс реабилитации в Екатеринбурге.

Михаил Штаюра

Все вновь прибывшие проходят мимо журналистов и от общения пока воздерживаются.

Михаил Штаюра

— Давайте после процесса, — говорит адвокат Насти.

— Ждите вечера, — поддерживает её Андрей Косилов.

Михаил Штаюра

— Я не вижу смысла обсуждать мою позицию. Были искажены обстоятельства. Я думаю, суд разберётся. Я не думаю, я уверен в этом, — говорит бывший вице-губернатор Челябинской области.

Михаил Штаюра

После прошедших неделю назад предварительных слушаний стороны мировое соглашение не обсуждали.

— Проблем нет, мой телефон всем известен, — говорит Андрей Косилов.

И напоминает, что помогал Анастасии Вяткиной, оплачивал лечение.

Михаил Штаюра

— Мы несколько раз с папой девочки общались. Никаких предложений по мировому соглашению не было, — уточняет обвиняемый.

Михаил Штаюра

Открывают зал. Пострадавшие заходят туда. А Андрей Косилов продолжает общаться с журналистами. Его обступили.

Михаил Штаюра

— Если я что-то сделал неправильно, пусть меня простят. Но я искренне хотел помочь, и я помог, — говорит владелец «Рависа» о том, что оплачивал лечение.

Михаил Штаюра

Все зашли в зал заседаний, ждут судью.

Михаил Штаюра

Адвокаты Косилова сидят за одним столом (и рядом) с Никитой, его адвокатом. Дальше идёт адвокат Вяткиных, потом прокурор.

Михаил Штаюра

Косилов сел отдельно.

Михаил Штаюра

Пришла судья. Начинается заседание.

Михаил Штаюра

Андрея Косилова просят пересесть.

Михаил Штаюра

Обвиняемый занимает место на скамейке возле клетки.

Михаил Штаюра

Судья устанавливает личность фигуранта дела по части 1 статьи 264 Уголовного кодекса — о нарушении ПДД, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью.

Михаил Штаюра

Андрей Косилов говорит, что зарегистрирован в Рощино, а проживает в посёлке Сосновая горка.

Михаил Штаюра

Гендиректора «Рависа» спрашивают, как он себя чувствует, может ли участвовать в заседании.

— Конечно, могу, — отвечает он.

Михаил Штаюра

Устанавливают личность пострадавшего — Никиты Лаврова. Образование высшее, место рождения — Екатеринбург, работает менеджером по продажам.

Михаил Штаюра

Читатели 74.RU в комментариях в нашей группе во «ВКонтакте» обращают внимание, что «Лада», на которой привезли в суд Андрея Косилова, была выставлена на продажу по скромной цене.

Михаил Штаюра

Родителей Насти Вяткиной в суде нет. Её адвокат заявляет ходатайство на приобщение выписки из центра Волковой, где лечится девушка.

— Она самостоятельно себя не обслуживает, не говорит, не видит и не может присутствовать на заседаниях, — говорит Наталья Гилёва.

Михаил Штаюра

Прокурор начинает зачитывать обвинительное заключение.

Михаил Штаюра

Гособвинитель обращает внимание на то, что Андрей Косилов неоднократно нарушал Правила дорожного движения и выводов для себя не сделал.

Михаил Штаюра

Прокурор проговаривает обстоятельства аварии на 18-м километре трассы Байрамгулово — Новоандреевка. Там была разметка. Видимость была ограничена из-за подъёма и закругления.

Михаил Штаюра

Андрей Косилов, согласно обвинительному заключению, проявил преступную халатность.

Михаил Штаюра

Водитель «Лады», его пассажиры, а также пассажирка Lexus получили травмы.

Михаил Штаюра

Гособвинитель перечисляет травмы Анастасии Вяткиной. В списке — ушиб головного мозга тяжелой степени, многочисленные переломы лицевых костей, контузия обоих глаз и ещё очень много всего. Это квалифицировано как тяжкий вред здоровью.

Михаил Штаюра

У Никиты Лаврова было кровоизлияние в брюшную полость, переломы, ушибы. Это тоже тяжкий вред здоровью.

Михаил Штаюра

У Владислава Коваленко закрытый оскольчатый перелом стопы, гематомы и ссадины мягких тканей. У него была потеря трудоспособности. Вред его здоровью квалифицировали как средний.

Михаил Штаюра

У жены Андрея Косилова диагностировали разные травмы, их тоже довольно много. Вред её здоровью оценили как лёгкий.

Михаил Штаюра

Гособвинитель перечисляет пункты Правил дорожного движения, которые были нарушены в этой аварии.

Михаил Штаюра

Прокурор закончил зачитывать обвинительное заключение и спросил Андрея Косилова, всё ли ему понятно.

— Я его слышал, — отвечает он.

Михаил Штаюра

Гендиректор «Рависа» говорит, что вину не признает. И объясняет позицию, что столкновение произошло не на его полосе, что обгон в этом месте якобы был разрешён.

Михаил Штаюра

— Никаких правил я не нарушал, никаких знаков я не нарушал, скоростей не превышал, — подчёркивает Андрей Косилов.

Он добавляет, что был на этой трассе сотни и тысячи раз, хорошо её знает.

— Я не ожидал, что так быстро появится встречный автомобиль, — говорит гендиректор «Рависа».

Михаил Штаюра

Андрей Косилов говорит, что, несмотря на заявление прокуратуры, есть объяснения его нарушениям. 90 процентов его нарушений — по знаку, который установили возле заправки.

— И стригли, и стригли, — говорит подсудимый.

Михаил Штаюра

Прокурор предлагает допросить потерпевшего и решить вопрос о допросе и явке свидетелей, потом изучить письменные материалы и рассмотреть возможность допроса подсудимого. Все его поддерживают.

Михаил Штаюра

Начинают допрос Никиты, водителя «Лады». Его спрашивают, был ли он ранее знаком с Андреем Косиловым, есть ли неприязненные отношения (ответ «нет») и предупреждают об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Михаил Штаюра

Никиту спрашивают, удобно ли ему стоять. Он кивает.

Михаил Штаюра

Рассказывает, что 26 июля он с друзьями поехал в Челябинскую область. Первоначально собирались на озеро Тургояк, но не доехали, потому что стемнело. Решили остановиться ближе.

Михаил Штаюра

Два дня отдыхали, в районе обеда 28 июля поехали обратно.

Михаил Штаюра

Никита говорит, что во время отдыха ни он, ни его друзья не употребляли алкоголь.

Михаил Штаюра

Молодого человека спрашивают, что он помнит.

— Помню, что на выезде остановились выбросить мусор. Больше ничего не помню, — говорит он.

Из-за травмы у Никиты есть пробелы в памяти. Он не помнит ни момент столкновения, ни дорогу туда.

Михаил Штаюра

Пришёл в себя в августе, о произошедшем узнал от родителей.

Михаил Штаюра

Прокурор закончил допрос Никиты. В работу включается адвокат молодого человека.

Михаил Штаюра

Водительские права у Никиты с 2015 года. Автомобиль был исправен.

Коваленко ехал рядом, Настя была сзади.

Изначально все пристегнулись ремнями безопасности, говорит он.

Мусор выбрасывать выходили пассажиры — и Коваленко, и Вяткина.

Дальше парень не помнит.

Михаил Штаюра

Потерпевшего спрашивают про иск на возмещение морального вреда на три миллиона.

— Лечение прохожу до сих пор. Страдания — это боль. Болела голова, крутило живот, — говорит Никита.

Он был на искусственной вентиляции легких какое-то время и в коме.

— В больнице заново учили глотать, — отмечает он.

У него продолжается лечение по неврологии, плюс предстоит операция на руке. Там сейчас пластина. Плюс частично отсутствует чувствительность на руке, она не до конца функциональна.

Михаил Штаюра

Пострадавшему ограничили питание для восстановления, прописали диеты.

Никита говорит, что Андрей Косилов не извинялся перед ним, не пытался загладить вину.

Михаил Штаюра

Судья прерывает заседание. Косилова поднимают, говорят, что какие-либо реплики недопустимы.

Михаил Штаюра

Косилов вступает в диалог, спрашивает, куда доставили Никиту.

Тот отвечает, что изначально привезли в Аргаяш. Когда перевезли в областную больницу, он не помнит.

Михаил Штаюра

Адвокат Николай Шиманович спрашивает, пристёгнута ли была Настя. Тот говорит, что изначально да. Он попросил всех пристегнуться, и она пристегнулась.

Михаил Штаюра

После остановки для выброса мусора Никита не помнит, была ли Настя пристёгнута. А Коваленко точно был пристегнут:

— Машина пищит, если не пристегнешься, — говорит потерпевший.

Михаил Штаюра

Николай Шиманович предлагает огласить более ранние показания Никиты, где он заявлял, что Настя была пристёгнута.

Михаил Штаюра

Второй адвокат спрашивает, был ли Никита раньше на этом участке?

— Нет.

— А после?

— Нет.

Михаил Штаюра

Никита не помнит ни разметки, ни знаков, ссылаясь на потерю памяти.

Михаил Штаюра

Андрей Косилов говорит, что с самого начала он, несмотря на потерю памяти, был у него на контроле. И что Никиту перевели в областную больницу после вмешательства главврача Альтмана.

Михаил Штаюра

Вопросами о перемещении занимались.

— Не по блату, а занимались, — сказал Косилов.

Михаил Штаюра

— Я каждый день разговаривал с Альтманом, чтобы забрали, — утверждает бывший вице-губернатор.

Михаил Штаюра

Но адвокат молодого человека на это говорит, что вертолёт был организован силами родителей.

— Мы вас вообще не понимаем, — говорит Косилову отец Никиты.

Михаил Штаюра

Заседание закончено. Следующее назначено на 9 апреля.

Михаил Штаюра

Взволнованный Андрей Косилов ушёл, все ждут потерпевших. Спрашивают, помогал ли пострадавшим гендиректор «Рависа».

— Он даже не знал, где он. Сына доставили в другую больницу, в Карабаш. Я по пятам за ним [следовал]. Нашёл в Миассе, был около него, — говорит Анатолий Лавров.

Мама была с другими детьми, у них их трое.

Михаил Штаюра

Отец Никиты постоянно ездил в Челябинскую область, брал чужую машину.

— Это откровенная ложь, — говорит отец Никиты о помощи Косилова в транспортировке пострадавшего в областную больницу.

Михаил Штаюра

Анатолий Лавров говорит, что был единственный звонок на телефон жены. Откуда взяли номер, не знает. Это было, когда вечером они ехали в Миасс. Косилов представился, мать Никиты сказала: «Извините, не хочу с вами говорить, здоровья вам и вашим близким».

Михаил Штаюра

— Мы добиваемся справедливости. Я хочу, чтобы этот человек был наказан по всей строгости закона. Для меня это такой шок, — подчёркивает Анатолий Лавров.

Михаил Штаюра

— У меня заявлен иск на три миллиона, — говорит Никита и уточняет, что у него огромные шрамы после аварии. — Это не описать, когда ты посыпаешься в больнице, а у тебя нитки торчат из живота.

Михаил Штаюра

Никита говорит, что видел видео столкновения.

— У меня нет привычки превышать скорость, — говорит потерпевший, комментируя слова представителей Косилова о том, что он ехал 90 километров в час.

Михаил Штаюра

У Никиты спрашивают про состояние Насти.

— Она не говорит. Лежит. И только по внешнему виду можно понимать её состояние, — отвечает молодой человек.

— Только слезы текут, — добавляет Анатолий Лавров.

Михаил Штаюра

Никита по-прежнему ещё не вернулся к работе, продолжает восстановление. Прогнозов врачи не дают, сколько это будет продолжаться.

Связаться с ним Андрей Косилов не пытался, утверждает потерпевший.

Михаил Штаюра

Адвокат Насти Вяткиной от комментариев пока воздерживается — всё после допроса мамы пострадавшей.

— Мама даст все пояснения, — сказала Наталья Гилёва и добавила, что тогда же отпадут все вопросы по обоснованности суммы иска к Косилову в 10 миллионов рублей.

Михаил Штаюра

— Настя ничего не говорит, только плачет, когда спрашивают о ДТП, — сказала Наталья Гилёва.

Михаил Штаюра

Адвокат уточнила, что сумму на оплату лечения за прошедший месяц — 400 тысяч — они собрали. Но реабилитация по-прежнему нужна, и расходы снова будут. Родители девушки готовы отчитаться за каждую копейку, а отказ Андрея Косилова помогать дальше считают непорядочным.

Михаил Штаюра

Мы завершаем онлайн-репортаж. Следите за новостями на 74.RU.

Знаете ещё не озвученные в СМИ подробности этой аварии? Присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в нашу группу во «ВКонтакте», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 93 23–0000–74. Телефон службы новостей 7–0000–74.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ17
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!