RU74
Погода

Сейчас+16°C

Сейчас в Челябинске

Погода+16°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +15

0 м/c,

737мм 82%
Подробнее
1 Пробки
USD 88,09
EUR 96,30
Работа Кризис-2024 репортаж «Неправильно так поступать с людьми, это по-скотски». Как горняки на Урале отстаивали родную шахту

«Неправильно так поступать с людьми, это по-скотски». Как горняки на Урале отстаивали родную шахту

Московские управленцы хотели закрыть подземную добычу изумруда, но горняки не дали им этого сделать

Этот монументальный вид может ввести в заблуждение: на самом деле поселок Малышева крохотный, в нем живут меньше девяти тысяч человек

В уральском поселке Малышева горняки провели два дня под землей из-за угрозы закрытия шахты и массовых сокращений. Новости о глобальных изменениях на «Мариинском прииске» его сотрудники узнали в понедельник, 5 июня, когда на предприятие приехали представители компании «РТ-Капитал» («дочки» госкорпорации «Ростех»), владеющей прииском. Около 80 рабочих решили отстаивать шахту и не оставлять ее до тех пор, пока они не получат гарантий, что их рабочие места сохранят.

Корреспонденты E1.RU побывали на единственном в России месторождении изумрудов, пообщались с семьями шахтеров и стали свидетелями их трогательного воссоединения после двухдневного протеста.

«В шахте переночевали 76 горняков. Без происшествий. Шахта функционирует в штатном режиме». С такого сообщения пресс-службы «РТ-Капитал» начинается второй день забастовки на «Мариинском прииске». Трудно представить, как столько взрослых мужчин пережили эту ночь под землей.

За шлагбаум ни журналистов, ни родственников не пропускают

Мы приезжаем в поселок к 11 часам. У въезда на парковку перед предприятием стоит шлагбаум, рядом с ним охрана. Нас не пропускают даже на площадь перед зданием, утверждая, что это территория стратегического объекта, хотя она даже не обнесена забором, и по ней то и дело проходят обычные местные жители. У завода на случай ЧП дежурят полиция, наряды ДПС и Росгвардии, бригада скорой помощи.

Охрана запрещает даже приближаться к зданию

Замечаем на парковке двух мужчин. Они рассказывают, что пришли поддержать коллег. Один из них — Сергей — недавно уволился с прииска, второй (отказывается называть свое имя) сейчас на больничном.

— Они просто хотят сократить народ, а народ против этого. Если сократят человек 150–180, то что будет с поселком? Он просто помрет. Это градообразующее предприятие, — говорит Сергей.

Собеседники отмечают, что прииск — единственное место в поселке, где можно относительно неплохо зарабатывать. Зарплаты в 65–80 тысяч ни на Малышева, ни в соседнем Асбесте сейчас не найти. Поэтому здесь трудятся целыми семьями.

Вот, например, Антон Жигалов вырос в династии горняков: его дед и отец, как и он, трудились на прииске. Он решил пойти по стопам предков, семь лет работал на Малышевском месторождении, а в октябре прошлого года ушел добровольцем на спецоперацию. Сейчас у Антона отпуск.

Антон Жигалов семь лет работал на прииске

— Хотелось бы после СВО вернуться на родное предприятие.

«Это наш дом, наш поселок, наша шахта. Мы любим свою работу»

—Мне приносит удовольствие дружный коллектив, зарплата хорошая. Каждому свое: кому-то в офисе, а кому-то кувалдой махать, — говорит Антон.

Он добавляет: если бы продолжал работать на прииске, то обязательно поддержал бы коллег.

— Считаю, неправильно так поступать с людьми. Это не по-человечески, это по-скотски — просто взять и закрыть предприятие, — считает бывший горняк.

Когда наступает время обеденного перерыва, к зданию завода приезжают жены шахтеров. Они тоже не согласны с решением закрыть шахту и поддерживают своих мужей.

— В понедельник муж пришел с работы. Он сказал, что их сокращают и подземная добыча драгоценных и полудрагоценных камней прекращается. «Вы никому не нужны. Нам невыгодно содержать вас. Мы будем переходить на открытый способ добычи полезных ископаемых». Это сказали представители компании, — рассказывает Ксения, одна из жен. — Во вторник главы семей, наши кормильцы, соображают, что делать, потому что у всех дети, которых нужно кормить. У кого-то платное образование, кредиты, ипотеки, ежемесячные платежи составляют от 30 до 40 тысяч рублей, а людей отправляют неизвестно куда.

Женщины пришли поддержать своих мужей, отцов и сыновей

Женщины говорят, что в последний раз горняки выходили на связь в семь утра. Сообщили, что поднялись из шахты, чтобы, как обычно, перед сменой пройти медосмотр и получить наряды. По словам жен шахтеров, решение их супругов о забастовке было коллективным: они всегда готовы были горой стоять за родную шахту, и никаких зачинщиков среди них нет.

«Никто не останавливает производство, не отказывается от своих обязанностей»

— Это неправда про то, что они устроили саботаж, сидят и просто бастуют. Такого не было: они полноценно отработали свою смену, просто после смены не поднялись наверх, а решили дожидаться четких ответов на свои вопросы, — поясняет Марина.

У нее с мужем трое детей. Женщина не понимает, где ее супруг найдет работу с такой же зарплатой, если шахту закроют.

В еще более тяжелой ситуации рискует оказаться Анна, которая вместе со своим мужем воспитывает семерых детей. Их кормилец с 2020 года трудится на прииске горным мастером. Поддержать его пришла почти вся семья. Женщина признается, что всю ночь молилась за мужа, а за день до этого принесла ему еду.

— Он сказал, что даже прослезился, когда ему передали пакеты. Мы пиццу как раз пекли, ждали его. Не ожидали, что такое будет, а потом он сообщение написал, — рассказывает Анна.

К зданию завода пригоняют машину, набитую едой

После общения с журналистами женщины решают, что ребятам нужно привезти еду. И лучше горячую: от дошираков всем уже плохо. Скидываются деньгами, и через пару часов к проходной приезжает машина с полным багажником продуктов. Помимо этого, родственники продолжают передавать через охрану пельмени, печенье, бутылки с водой.

— Я готовила ему овощное рагу. Принесла палочку колбасы, побольше хлеба, сыр, воду и сигареты, — рассказывает Ирина Викторовна, которая пришла поддержать своего сына.

Ирина Викторовна в последний раз слышала голос сына почти два дня назад

Всю информацию о забастовке Ирина Викторовна узнает только из СМИ. Она не связывалась с сыном больше суток. Как он там сейчас, женщина не знает.

В неведении пребывают все, кто сейчас, как тут говорят, на поверхности переживает за родных. Уже несколько часов никто из официальных лиц не выходит к возмущенным людям. Пресс-служба «РТ-Капитал» шлет комментарии из Москвы, а директор прииска делает вид, что не замечает журналистов, появляясь на улице.

Ситуация меняется, когда из здания завода выходит министр промышленности региона Сергей Пересторонин. Отвечая на вопросы журналистов и местных жителей, он заявляет, что не знает ничего о собрании, на котором рабочим объявили о сокращениях.

— Кто объявил об этом? Фамилии есть? Я узнаю, кто проводил собрание. Я директору сказал: «У тебя есть приказ о ликвидации?» — «Нет». «План по консервации есть?» — «Нет». «Уведомления раздали?» — «Нет». «Откуда информация пошла?» — «Не знаю». Представитель собственника говорит, что у него план конкретный, поставлена задача по созданию производства бериллия, потому что это крайне необходимо. Там карьер и фабрика по флотации. Я посмотрел план. Откуда эта информация? Найдется человек, который это мероприятие организовал. Хуже другое: он постоит в стороне, а страдать будут те, кто с чистым сердцем пошел «за советскую власть», — говорит Сергей Пересторонин.

Он добавляет, что всем шахтерам доплатят за переработку.

Местные жители засыпают министра вопросами о судьбе предприятия

Вслед за министром на предприятие приезжает уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Омбудсмен отправляется на переговоры с руководством прииска, его владельцами и самими шахтерами. Общение длится больше четырех часов.

Всё это время людям на поверхности остается только гадать, чем дело закончится.

После 17:00 к проходной снова стягиваются жены горняков — закончился рабочий день. Одни женщины признаются, что очень ждут мужей, соскучились и готовы на любой исход, лишь бы уже увидеть любимых. Другие, наоборот, считают, что парням нужно до последнего отстаивать свою точку зрения.

— В девяностые же смогли две недели высидеть, — вспоминают они предыдущие забастовки.

В 19:00 появляется информация, что сторонам удалось договориться и что горняки поднимаются. На лицах их близких появляются улыбки, когда всем на телефоны начинают приходить сообщения: «Абонент появился в сети». Это значит, что парни и правда покинули шахту.

Об итогах переговоров рассказывает заместитель руководителя ООО «РТ-Капитал» Игорь Юдин:

— В настоящий момент ситуация по прииску с точки зрения финансового положения достаточно нехорошая, идут серьезные убытки, и, чтобы сократить их, необходимо перейти на открытый способ добычи. Но в результате обсуждения с коллективом и для того, чтобы сохранить потенциал существующей шахты, принято решение рассмотреть вопрос об одновременной добыче и подземным, и открытым способом.

На встрече с коллективом омбудсмен Татьяна Мерзлякова заявляет, что услышала обе стороны, и обещает, что будет контролировать ситуацию и вернется на шахту.

— Очень надеюсь, что люди будут работать без тревоги за завтрашний день и в то же время корпорация будет выполнять свои задачи, — резюмирует Мерзлякова.

На собрании шахтеры выглядели измученными и уставшими

Когда собрание заканчивается, уставшие горняки, наконец, направляются к выходу. Лица у мужчин задумчивые, и, честно говоря, радости на них не видно. Спрашиваем, довольны ли результатом переговоров. Отвечают, что предложенные условия их устраивают, но признаются, что полного доверия к собственникам предприятия у них нет.

— Поживем — увидим, — заключают шахтеры.

На улице работников встречают радостными криками: «Ура! Молодцы!» Жены и матери хлопают в ладоши и целуют родных.

— Папа! — восклицает парнишка, заметив отца, и кидается ему в объятия.

В такую минуту вся задумчивость и грусть на лицах у мужчин быстро улетучивается.

— Пушечки наши! Девчонки, вы супер! Пельмени были огонь! — благодарят они за поддержку.

Впереди у воссоединенных семей длинные праздничные выходные.

Забастовка рабочих «Мариинского прииска» началась 7 июня. Поводом для возмущений стала новость о грядущем закрытии шахты и сокращении 180 человек. В «Ростехе» эту информацию тут же опровергли. Разбираться в ситуации отправили делегацию из Москвы. На следующий день, 8 июня, забастовка продолжилась. За тем, как всё это было, E1.RU весь день следил в режиме онлайн.

Всю информацию по этой теме мы собираем в специальном разделе.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
32
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Так блестят ведра, из которых полы моют»: журналистка привела 7 аргументов против петуний на заборах в Челябинске
Людмила Орлова
обозреватель
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Пью оттуда с опаской»: яхтсмен с Увильдов — про медленную гибель озера и кто в этом виноват
Олег Бондарь
Яхтсмен, владелец дома на Увильдах
Рекомендуем
Объявления