Почему я никогда не вернусь в Челябинск

Поделиться

Около шести лет прожив на Севере, мы с женой задумались о переезде в более теплое место. Одним из первых вариантов стала столица Южного Урала – наша малая родина, где мы оба выросли и прожили до 25 лет. Однако, поразмыслив, решили все-таки не возвращаться в родной город.

У Челябинска немало достоинств. Это большой город с насыщенной культурной жизнью, развитой сферой услуг. После чахлых югорских заведений общепита поход в челябинские рестораны, где официанты хотя бы не хамят, – это всегда праздник. Не говоря уже о нишевых заведениях вроде баров крафтового пива, которые в Челябинске есть, а в Ханты-Мансийске не появятся как минимум еще лет десять. С концертами та же беда – нет-нет, да кто-нибудь из друзей выложит фотографии с очередного выступления любимой группы, и хочется кусать локти, потому что до нас доезжают только сомнительные поп-звезды. Да что говорить: пару месяцев назад в Ханты-Мансийске закрыли единственный широкоформатный кинотеатр. Единственный, Карл!

Личных причин любить южноуральский край тоже было немало: в столице Южного Урала мы оставили какую-никакую недвижимость, многочисленную родню, близких друзей. Дома стены помогают – это как раз про малую родину. Оставить ребенка на вечер бабушке и выбраться куда-нибудь вдвоем – роскошь, которой мы в обычное время лишены. Под боком – нежно любимые Уральские горы: бери рюкзак и езжай хоть на Таганай, хоть на Иремель.

Стоит принимать во внимание и такой немаловажный фактор, как информированность. О Челябинске мы знаем все. В какую школу отправить ребенка учиться, какой район выбрать при покупке недвижимости, какому застройщику отдать предпочтение – на эти и многие другие вопросы у нас были либо готовые ответы, либо компетентные знакомые, готовые дать совет.

И все же, несмотря на все эти достоинства, – нет, нет и еще раз нет. Я никогда не вернусь жить сюда.

Первая и главная причина – экология. Дело не столько в Томинском ГОКе, который еще бог знает, построят или нет. Дело в том, что уже сейчас происходит с городом. Когда я жил здесь, мне казалось смешным подшучивать над загрязненностью воздуха. Мы пугали заезжих туристов рассказами о том, что умеем определять направление ветра по запаху, но в целом это жить не мешало – по крайней мере так мне казалось. Сегодня, въезжая в Челябинск, я каждый раз в буквальном смысле слова задыхаюсь от вони. Дети моих челябинских друзей, родившиеся в одно время с моим сыном, поголовно страдают от астмы, экземы и псориаза, как и поколение моих ровесников. Хорошая знакомая смогла родить ребенка лишь со второго раза – сердце первого просто перестало биться еще в утробе, и врачи сказали ей, что это частая ситуация. При этом экологические программы на предприятиях города чаще всего отсутствуют или ведутся для галочки – и в нынешней экономической обстановке мало надежды, что что-то изменится.

Второй, но тоже серьезный повод подыскать себе другое место для жизни – качество инфраструктуры, и, скажем так, градостроительных решений. Ладно, в моем родном Ленинском районе исторически не было ливневки – и каждую осень я прыгал по специально расставленным деревянным поддонам от дома до остановки, чтобы не утонуть в грязи. Но этой весной затопило даже новые районы северо-запада, где ливневка вроде как была. Вопросы к мэрии – как это было построено, что будет дальше, и кто ответит за затопление – слава богу, задавать буду не я. Как и не мне спрашивать с назначаемого мэра за общественный транспорт, практически целиком вытесненный неудобными маршрутками, за мутную и жесткую воду, текущую из крана и т.д.

В Челябинске мало парков, и они крайне неудобно расположены. В том же Ленинском районе своего места для прогулок нет вообще. Одно время была надежда, что что-нибудь сделают с милой моему сердцу Плодушкой – однако, гуляя там прошлой осенью, я увидел, что бывшие яблоневые сады покрыты обломками кирпичей, шифера и прочим мусором, а чудесная кленовая аллея просто завалена землей из ближащего котлована. Два сквера – за «Молнией» и напротив ДК «Энергетик» – ситуацию, увы, не исправляют.

А какой Челябинск темный! После ярко освещенных Москвы, Екатеринбурга, Ханты-Мансийска и даже Рязани это, право, бросается в глаза. Я все понимаю: средства нужно экономить. Но уж главные-то улицы можно было осветить нормально? Проспект Ленина, улицы Свободы и Цвиллинга – наша архитектурная гордость, такой продуманный ансамбль «сталинок» найдешь далеко не в каждом миллионнике. Но после захода солнца там просто страшно, хотя ночной мегаполис должен вызывать совершенно иные чувства.

Я никогда не вернусь жить в Челябинск – буду, как и прежде, бывать наездами. Средств, что мы скопили, хватало на «трешку» в хорошем районе на «северке» с отличным ремонтом. Вместо этого мы предпочли купить двухкомнатную квартиру в Санкт-Петербурге. Рядом – три парка, в десяти минутах ходьбы находится метро. Все то, что я мог бы получить на родной земле, получу и там – но жизнь при этом будет принципиально иного качества. Челябинск при этом, как и прежде, буду любить и желать ему успеха. Но желать успеха и верить в него – очень разные понятия.

Александр Желудков – главный редактор ИА Муксун.fm, рассказывающего о жизни в Тюменской области, ХМАО и ЯНАО.
В Челябинске жил с 1984 по 2009 год.
Любит ходить в походы, играть на бас-гитаре и возиться с сыном.

Фото: Фото предоставлено автором

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter